ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР В ГАГРАХ

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР В ГАГРАХ08.07.2021

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР В ГАГРАХ

Читая другие СМИ

У входа в кабинет Президента Абхазии Аслана Бжания выставлен ППШ, легендарный автомат времён Великой Отечественной, – подарок от Владимира Путина. А следы другой войны, с Грузией, в Сухуме видны до сих пор – фасады некоторых многоэтажек пестрят выбоинами от осколков снарядов.

О том, как сегодня живёт мирная и независимая Абхазия, Аслан БЖАНИЯ рассказал главному редактору «АиФ» Игорю ЧЕРНЯКУ.

ОТ РАЗРУХИ К СОЗИДАНИЮ

– Аслан Георгиевич, бросается в глаза, что в Сухуме огромное количество пустующих домов, больно смотреть на заброшенный Дом правительства. Прошло почти 30 лет, как война закончилась. Неужели за это время нельзя было всё восстановить?

– Причин тут много. До 2008 года возможности восстанавливать разрушенное не имелось в принципе. Абхазию никто не признавал, и всё мужское население страны было вынуждено заниматься защитой своей страны. Нам было не до созидания. Но после того как Россия признала нашу независимость, наступила другая реальность. Люди начали спокойно работать. И за прошедшие годы сделано очень много. Построены десятки отелей, приведена в порядок главная дорога, которая проходит вдоль побережья через всю страну, налажено освещение там, где его не было.

Параллельно мы проводим большую работу с Россией. В 2014 г. подписан межгосударственный договор, в 2019 г. подготовлен план гармонизации законодательств РФ и Абхазии, который позволит обеспечить здесь такие же правовые и иные стандарты, какие действуют в вашей стране. Сейчас мы работаем над тем, чтобы создать ещё более благоприятные условия для инвесторов. Почему много чего ещё не отремонтировано? Потому что не хватает денег, свободных ресурсов.

– Говорят, инвесторы к вам боятся заходить. Российский бизнесмен построил завод – а его взяли и выбросили из страны, завод забрали. По той же причине и жильё в Абхазии граждане РФ боятся покупать. Что делается, чтобы люди с деньгами приходили сюда без опаски?

– Я бы не стал преувеличивать такие угрозы. Да, единичные факты есть, но системного характера они не имеют. За подобные вещи мы жёстко наказываем. Сейчас идёт экспертная проработка, как сделать так, чтобы инвесторы чувствовали себя здесь в абсолютной безопасности. Мы кровно заинтересованы, чтобы правила соблюдались. И мы заставим всех соблюдать их. Я готов каждого инвестора носить на руках, лично покровительствовать их проектам.

– Какие чудесные вокзалы были на вашей железной дороге – сталинская архитектура, красота! Поезд сейчас пустили, а почему вокзалы отремонтировать не получается?

– Это очень дорогое удовольствие. Вокзалы могут быть восстановлены, только когда у нас будет обеспечено сквозное железнодорожное сообщение. С тем чтобы железная дорога приносила какой-то экономический эффект. Пока же это тупиковое направление, только до Очамчыры, дальше полотно разобрано. В советское время на абхазском участке провозилось 8 млн т грузов. Теперь – лишь 400 тыс. т, объёмы сократились в 20 раз.

– Как часто сегодня ходят пассажирские поезда?

– Поезд Сухум – Москва отправляется ежедневно.

– А что с самолётами? Туристам хотелось бы аэропорт, чтобы можно было не через Сочи добираться.

– Аэропорт – задача номер один. Я попросил Владимира Владимировича Путина, он дал поручение Министерству транспорта РФ. Чтобы проект был реализован (а он недешёвый: ориентировочная стоимость – 5 млрд руб.), должен быть механизм государственно-частного партнёрства. Мы сейчас этим вопросом занимаемся, для себя определили срок запуска аэропорта – январь 2024 г. Уверен, что эта задача будет решена. А потом, может, и европейское небо для нас откроется, и какое-то другое. Аэропорт сам по себе очень хороший, по климатическим условиям во времена СССР он практически никогда не закрывался. В отличном состоянии взлётно-посадочная полоса – 3650 м, причём на неё можно заходить с двух сторон. Его очень любили советские лётчики, всегда летали сюда с удовольствием.

ЧЕМ ЗАВЛЕЧЬ ТУРИСТА?

– Вы назвали цифру 3,5 млн туристов – столько Абхазия хотела бы принимать к 2030 г. Что кроме строительства аэропорта поможет нарастить турпоток?

– Смотрите: территория Сочи – 3500 кв. км. Территория Абхазии – 8600 кв. км, почти в 2,5 раза больше. Но при этом в Сочи 705 сертифицированных мест для размещения туристов, 145 тыс. койко-мест. А у нас сегодня всего 25 тыс. койко-мест. Чтобы привлекать 3 млн туристов в год, мы должны в течение 5 лет создать ещё хотя бы 60 тыс. койко-мест. Плюс необходима транспортная инфраструктура. Помимо аэропорта надо будет задействовать морское сообщение. Я обсуждал это с руководством Администрации Президента России, есть предложение уже в этом году включить сухумский порт в черноморские круизы.

– Такое ощущение, что сейчас Абхазия воспряла, номера в отелях в Гагре и Пицунде распроданы на всё лето. Но это потому, что пандемия, российскому туристу деться особенно некуда. А если пандемия схлынет и все границы откроют, не окажется ли так, что вы вложитесь в эту отрасль, а народ опять полетит в Турцию?

– Думаю, даже после пандемии мы не останемся без туристов. Задача – создать такой продукт, который будет востребован постоянно, рассчитанный на небогатого туриста. Мы же рядом, сел в машину с семьёй, поехал. Главное – создать хорошие условия. Кроме того, никто и нигде не найдёт такую экологию, как у нас.

– На турфоруме в Сухуме наш посол покритиковал Абхазию за недостаточное обеспечение безопасности. Речь шла об истории с изнасилованием приезжей из России. В других странах с туристов только что пылинки не сдувают. Как сделать так, чтобы и у вас гости ничего не боялись? Всё вроде бы тут хорошо: море, шикарная природа, но если люди не будут чувствовать себя в безопасности, они же не поедут.

– Преступник, совершивший то изнасилование, получил 10 лет тюрьмы…

– Посол сказал, что это слишком мягкое наказание.

– Наверное, у нас разные представления о том, что такое мягкое наказание. Знаете, я в своей жизни побывал по обе стороны решётки. И на этой, и на той тоже несколько дней пришлось посидеть. Видимо, посол не совсем представляет, что такое 10 лет заключения. К тому же мы при всём желании не могли дать больше. Есть Уголовный кодекс, человек совершил преступление, оно квалифицировано соответствующим образом. Он получил максимум.

В целом же, если говорить о безопасности, думаю, у нас с этим дела обстоят неплохо, а будет ещё лучше. В прошлом году по всей стране зарегистрирован всего один разбой. Один человек был похищен, его увезли в Грузию, но через две недели он был найден и освобождён. Какие-то карманные кражи, наверное, случаются, как и в любой курортной местности, но тяжких преступлений практически нет. С учётом того, что к нам приезжает миллион человек в год, это не такая уж плохая статистика.

ЧАЧА ПРОТИВ КОРОНАВИРУСА

– Какова сейчас в Абхазии ситуация с коронавирусом? На улицах и в кафе тут не встретишь практически ни одного человека в маске.

– А вам не объяснили, как мы боремся с эпидемией? Утром принимаете 30 г чачи… В каждом офисе вы можете найти бутылочку с чачей, ею постоянно протирают руки, приборы и т. п. (смеётся). А если серьёзно, то мы, конечно, знаем, что такое коронавирус, и принимаем все меры для борьбы с ним. Для этого созданы необходимые условия в медучреждениях, подготовлены врачи и медперсонал. Россия в этом плане тоже нам помогает. Всё вместе это даёт нам основания предполагать, что ситуация контролируется. По заболеваемости мы идём вровень с соседним Краснодарским краем, может, у нас картина даже чуть получше. Но мы говорим людям, что необходимо соблюдать масочный режим, запретили проводить массовые мероприятия – свадьбы, торжества.

– Вакцину из России уже привезли?

– Да, и ещё привезём. Развернули несколько пунктов вакцинации. За 1,5 месяца рассчитываем привить 6 тыс. человек – в первую очередь медиков, учителей.

– Сильно ли вас тяготит статус непризнанной или частично признанной республики? Ведь сегодня число стран, которые признали Абхазию, по пальцам можно пересчитать.

– Мы на это смотрим как на сложившуюся реальность. Да, это усложняет нашу жизнь. Понятно, что тот же аэропорт давно заработал бы, если бы не позиция Грузии и других государств, которые её поддерживают. Мы хотим со всеми дружить, наши дети тоже хотят приехать, например, в Афины или Рим, увидеть, как зарождалась цивилизация. Пока мы такой возможности лишены. Кто-то решил, что это правильно и справедливо, хотя в Абхазии так не считают. Но мы по этому поводу особенно не горюем, не комплексуем. У нас есть окно в мир, окно в Европу – через Россию. Мы можем говорить о том, что у нас с вашей страной единое культурное и духовное пространство. И это не может не радовать.

Июнь 2021 г.

Номер:  63
Выпуск:  4067
Рубрика:  политика
Автор:  Главный редактор «АиФ» Игорь ЧЕРНЯК

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *