ДЕЙСТВИЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

ДЕЙСТВИЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ25.03.2021

ДЕЙСТВИЯ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

Отечественная война 1992-1993 гг. Путь к Победе

14 августа абхазскими ополченцами во главе с военным кадровым офицером Советской Армии Сергеем Платоновичем Дбар грузинские оккупанты были остановлены на Красном мосту, на подступе к Сухуму. Обороняли город гвардейские батальоны будущей Абхазской армии во главе с Виктором Какалия и Гиви Агрба, сформированные в районе Кемпинга, у моста через реку Гумиста, по распоряжению Владислава Ардзинба, Председателя Верховного Совета Республики Абхазия.

8 августа уже было начато формирование Гумистинского фронта сопротивления грузинским оккупантам. А гораздо раньше, до начала войны, в Гудауте, был создан «военный штаб обороны», располагавшийся в помещении одноэтажного дома «Лесничего хозяйства Гудаутского района», во главе с Дмитрием Григорьевичем Ардзинба, Валерием Хакибеевичем Айба, Павлом Харитоновичем Ардзинба, Валерием Езыговичем Хагба. Они закупали оружие в России (в Туле и у частных военных лиц); было совершено изъятие (ограбление) всего вооружения (автоматов, пистолетов, боеприпасов и т.д.) в российской войсковой части в городе Гудаута… Первыми заместителями Министерства обороны были назначены вышеназванные – Дмитрий Ардзинба, Валерий Айба, Павел Ардзинба, Валерий Хагба. Потом был назначен министром обороны кадровый офицер Советской Армии, «афганец» Владимир Георгиевич Аршба.

Если бы сами абхазы не встали на защиту своего Отечества, то ни один из прибывших добровольцев-конфедератов не встал бы защищать Абхазию от грузинских оккупантов. От общего количества погибших за свободу и независимость Республики Абхазия (Апсны) в грузино-абхазской войне 1992-1993 годов составляет 85% этнических абхазов (!), число которых накануне войны составляло всего 17% от общего полумиллионного населения республики. Беспрецедентный аналог – случай в мировой истории… Поэтому война и получила название «Отечественная война». И, несомненно, «в этой войне Победу одержал абхазский народ»…

В подтверждение вышесказанного приведу ситуацию в городе Гудауте 18 августа 1992 года, о которой я уже писал в очередной книге: «18 августа уже шла война. В Гудауте масса народа. Решается судьба Абхазии, в совещаниях принимают участие чиновники, депутаты, общественные деятели, к которым действительно прислушивались в обществе. Один из депутатов, довольно известный человек в Абхазии, сказал: «Ардзинба, уезжай, откуда приехал (в Москву. – И.М.), а мы свой народ знаем лучше, и сами разберёмся с грузинами». При этом приводились доводы, что у нас кроме палок ничего нет, а у них автоматы и танки. Надо спасать Абхазию, а как – не сказали (путём сдачи её врагу, предательства! – И.М.). Среди таких были некоторые авторитетные писатели. Одним словом, почти все были против продолжения войны».

«Вдруг неожиданно на большой балкон вышел В. Ардзинба, обратился к народу: «У нас нет оружия. Их (грузин. – И.М.) миллионы, нас (абхазов. – И.М.) мало». И вдруг громко воскликнул: «Скажите, народ, мы будем рабами, или будем воевать?». «Мы рабами не будем, будем воевать!» – крикнул крестьянин Георгий Шакрыл на абхазском. Я иду воевать, где воюет мой единственный сын». В. Ардзинба ответил: «Я с вами!». «Что он сказал?», – спросил меня корреспондент из российской газеты «Правда». Когда я ему перевёл слова крестьянина, тот сказал: «Он войдёт в историю, ведь эта ситуация о начале войны не забудется…».

О ситуации начала войны позже второй Президент Республики Абхазия Сергей Васильевич Багапш говорил: «Я помню, как в начале войны мне звонили уважаемые люди и говорили о бессмысленности сопротивления, предлагали – отдайте им (грузинам. – И.М.) всё, что они требуют, лишь бы прекратилась эта война. Даже в окружении Председателя Верховного Совета находились такие, которые говорили: пусть Ардзинба выступит и публично откажется от своей должности и от борьбы ради спасения своего народа от полного уничтожения. Что ж, они просто не смогли преодолеть свой страх…»…

Гипотетически, если даже Владислав Ардзинба отказался бы от своей должности «ради спасения своего народа от полного уничтожения» и уехал бы в Москву (что категорически исключается, пока он был жив, ибо он не мог бы оставить абхазский народ в беде), то, несомненно, сама экстремально-военная ситуация в Абхазии выдвинула бы другую менее значимую фигуру вместо него, государственно-политическую личность, а война продолжилась бы в Абхазии против грузинских агрессоров под его руководством. А военачальниками оставались бы Сергей Дбар, Султан Сосналиев (он не уехал бы обратно в Нальчик), Владимир Аршба, Гиви Агрба, Мухамед Килба и др.

В экстремально-трагических ситуациях абхазский народ всегда из своей среды выдвигал своих национальных лидеров-предводителей. Это Нестор Лакоба – в 1917-1921 и 1922-1936 годах, Тамара Шакрыл – в апреле 1967 года, Аслан Отырба – в сентябре 1953 года, Владислав Ардзинба – 2 июня 1989 года и во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов, и последующие 1993-2004 годы… С 1931 года, с года насильственного включения Абхазии в состав Грузии Сталиным, на правах бесправной «автономии», весь советский период абхазский народ вёл периодическую, превентивно-перманентную национально-освободительную борьбу за «выход» или «вывод Абхазии из состава Грузии!» – это был главнейший государственно-политический, конституционно-правовой вопрос советской эпохи…

Стало быть, абхазский народ не прекратил бы свою борьбу за Свободу и Независимость от Грузии и в августе 1992 года! Они не поверили бы и не подчинились бы шеварднадзевским кадрам в Абхазии, марионеткам, коллаборационистам всех мастей грузинского колониального режима в Абхазии…

Владислав Ардзинба всё рассчитал! Без конкретного дня начала больше чем кто-либо из абхазов Владислав Григорьевич знал, что война обязательно будет, Грузия совершит агрессию против Абхазии!.. Упреждающе. Не только потому, он до начала самой войны успел оповестить весь абхазо-адыго-черкесский мир о неминуемой грузинской агрессии! О неминуемой гуманитарной катастрофе, нависшей перед абхазским этносом! Сделал воззвание, бросил клич: «Будьте наготове, не дайте грузинам возможность уничтожить Абхазию и абхазский народ!»…Без такой «подготовки» Ардзинба к неминуемой войне действительно абхазы остались бы один на один с грузинами в грузино-абхазской войне 1992-1993 годов…

О неминуемой войне в Абхазии также неопровержимо свидетельствовала вся периодическая печать Грузии и Абхазии между маем и августом 1992 года. Уже был слышен «запах» войны: «А8сны аибашьра афюы ы6ъшъшъо ийалахьан!»..

Владислав Ардзинба решил в Абхазии, в её столице Сухуме, 18-23 июля 1992 года провести Первый международный Конгресс абхазо-абазинского (абаза) народа и грандиозный (по охвату и количеству участников) Международный абхазо-адыгский культурный фестиваль. Они завершались в судьбоносный для Абхазии и абхазского народа День – 23 июля на большом сухумском стадионе, когда на заседании сессии Народного Собрания – Парламента Абхазии принял Постановление, в котором фиксировались: «О прекращении действия Конституции Абхазской АССР 1978 года», переходе Абхазии к «Конституции ССР Абхазии 1925 года» («суверенному государству»), новое название «Республика Абхазия», «Флаг и Герб Республики Абхазия» – главные символы, атрибуты абхазской государственности. Текст данного Постановления составлялся с участием самого блестящего юриста, будущего министра юстиции Российской Федерации Юрия Хамзатовича Калмыкова, отпрыска абхазо-абазин. Именно в тот знаменательно-заключительный День – 23 июля – новый утвержденный Флаг Республики Абхазия демонстративно и торжественно был презентован перед многотысячным людом аудитории грандиозного сухумского стадиона. Под бурные, долго не смолкающие аплодисменты новый Абхазский Флаг горделиво веял в руках прославленного абхазского спортсмена, заслуженного мастера СССР по конному спорту – Харлама Симония, восседающего на белом коне. Перед участниками Конгресса на стадионе выступил Владислав Ардзинба.

После Конгресса и Международного фестиваля абхазо-адыгов, в дни 24-31 июля, Владислав Ардзинба с визитом находился в Турции. Его появление там, с новым абхазским флагом воссозданного постсоветского Абхазского национального государства, всколыхнуло весь абхазо-адыго-черкесско-кавказский этнический мир! Воссоздало, возродило в нём неистребимый дух пассионаризма предков, возрождение веры и надежды в завтрашнем дне Отечества – Апсны (Абхазии), прародительского – абхазского этноса…

О результатах поездки Владислава Ардзинба в Турцию следует рассказать подробнее. Это и 23 августа 1992 года – прибытие в Гудауту первой группы абхазских соотечественников из-за рубежа, воинов-добровольцев из Турции в количестве 35 человек. И 15 тысяч абхазских добровольцев, желающих и готовых встать на защиту Отечества. Вовлечение и непосредственное участие в грузино-абхазской войне более 300 добровольцев абхазо-адыго-черкесско-кавказской этнической зарубежной диаспоры! Многие из них награждены высшими наградами Отечества предков – Апсны: «Герой Абхазии», «орден Леона», «За отвагу». Героическая гибель восьми человек из абхазской диаспоры за Свободу и Независимости Республики Абхазия в грузино-абхазской войне, в числе которых и два кабардинца – Егоджь (Арслан) Ханефи Джеватевич из вилайета Кайсери (Турция), и Гасан Джаркас (Цей) из Дамаска (Сирия)… Письменное святое Завещание абхазской диаспоры за рубежом: «Мы, нижеподписавшиеся добровольцы, в случае нашей гибели желаем быть похоронены в Абхазии по мусульманскому обычаю в братской могиле. Этот документ, подписанный нами, является действительным, и никакие обстоятельства не должны помешать нашему пожеланию быть похороненными в Абхазии…»…

«Главную же причину», породившую грузино-абхазскую войну, следует «искать» именно в истоках основы сталинизма советской эпохи. В тех основах «тиранической, единоличной власти» Сталина в СССР, ставшей «питательной средой» и «поддержкой» с печальной причинно-следственной связью с национал-фашиствующей идеологии Грузии. В свою очередь, возродивший нацизм, – «Грузия – только для грузин!», – её правящей и национальной элиты (истеблишмента). Следовательно, формирования грузинской этнопсихологии – национального самолюбования, кичливость, надменность, мнимого национального «превосходство грузин над другими народами Кавказа».

Грузины были «баловнями Сталина» советской эпохи: с ними надо было говорить лишь на комплементарном языке. Но однажды это нарушил Никита Хрущёв в марте 1956 года, когда по его приказу были расстреляны митингующие в Тбилиси, отмечавшие день годовщины памяти – смерти Сталина… За что грузины ненавидели Хрущёва, и ругают его и сейчас…

Главной же стратегией для грузин советской эпохи было: удержать в своих руках «подарок» Сталина Грузии – Абхазию: «Взять и присвоить Абхазию окончательно!» «Сделать абхазский этнос – грузинским, Абхазию – своей вотчиной, «неотъемлемой частью Грузии!», эта главная задача грузин – «взять и присвоить Абхазию окончательно!», стали непосредственной причинно-следственной связью и движущей силой для радикальных и реваншистских настроений у властей в Грузии по отношению к абхазскому народу и Абхазии в целом…

Абхазия посмела ослушаться указаний нелегитимного правительства Грузии, которое в очередной раз «предупреждает», что «создается опасность того, что дальнейшее развитие событий приведет к хаосу и сделает ситуацию неуправляемой… В этих условиях неконституционный орган – Госсовет Республики Грузия принимает решения, обязательные для должностных лиц Парламента Абхазии, поручая первому заместителю Председателя Верховного Совета Республики Абхазия Т. Надарейшвили «во избежание дальнейшего осложнения ситуации» координировать осуществление неотложных мероприятий, направленных на стабилизацию положения». О том, что первый заместитель Председателя Верховного Совета Абхазии – «опытный стабилизатор» обстановки – это общеизвестно еще со времён его секретарства в Гагрском горкоме партии, и в том, что доводить до сведения Госсовета и Временного правительства Республики Грузия всё будет вовремя и в требуемом виде, нет сомнения. А насколько правомочны подобные решения Госсовета, говорить не приходится, ибо это не первый случай попрания элементарных прав Абхазской республики со стороны грузинского правительства и демонстрации бесправности Абхазии в отношениях с Грузией. 3.07.1992 г.»…

Конечно же, Владислав Ардзинба не подчинился таким пренебрежительным, оскорбительно-унижающим «решениям» и «указаниям» нелегитимного органа Госсовета Грузии (!), такой наглой выходке Шеварднадзе по отношению к нему. И он продолжал исполнять свои обязанности как законно избранный глава Республики Абхазия… 23 июля 1992 года он провёл сессию Народного Собрания – Парламента Верховного Совета Абхазии, на котором было принято судьбоносное для Апсны Постановление, о котором говорилось выше…

Вот как отреагировало руководство Грузии на это Постановление Абхазии от 23 июля 1992 года. Попросту в Тбилиси пришли в ярость: «…Указанное постановление…. Принято с грубым нарушением признанных принципов конституционализма», «без консультаций с руководством Республики Грузия…», «считать не имеющим юридической силы», «…и ответственность за последствия должно взять на себя… руководство Абхазской АССР», – «завопила» грузинская печать… А председатель нелегитимного органа Госсовета Грузии сам Эдуард Шеварднадзе в день 27 июля, напрямую грозился в адрес Владислава Ардзинба. Утверждал, что решение Парламента Абхазии «взрывоопасным» и могущим вызвать «эскалацию насилия» в Абхазии…

Внимательно вдумаемся в слова того же Шеварднадзе, сказанные им в первые дни военной агрессии Грузии против Абхазии: «… С нами абхазы даже не согласовали кандидатуру Председателя Верховного Совета Абхазии. Разве это мыслимо?! Они посмели незначительным большинством принять Конституцию 1925 года. Кто им позволил это сделать?! Если Абхазия не перестанет оказывать сопротивление войскам Госсовета, то мы будем наращивать военное присутствие… Мы предупреждали руководителей Абхазии о последствиях проводимой им политики. Мы никому не позволим разрушать целостность грузинского государства. Неоднократные наши предупреждения ни к чему не привели!».

Все довоенные события в Абхазии и Грузии выстроились в одну роковую цепь. Но главным спусковым крючком начала грузино-абхазской войны в Абхазии, величайшей военно-гуманитарной катастрофы, трагедии абхазского народа – стала передача Грузии российского оружия (!) по Ташкентскому соглашению. Это и явились непосредственным началом и поводом «потакания» к военной агрессии Грузии против Абхазии. Причём война в Абхазии началась с ведома и поощрения российского президента Бориса Ельцина (!), рассчитанная на уничтожение абхазов грузинской военщиной!..

В Тбилиси грузины самоуверились: «Раз русские дали нам танки, то на них абхазов можно переехать!»… Сейчас доподлинно известно, что 11 августа 1992 года вопрос и решение о начале войны в Абхазии на заседании членов Президиума нелегитимного органа – Госсовета Грузии выносились и настаивались самолично Эдуардом Шеварднадзе, а «грузинские войска были введены в Абхазию по согласованию с Борисом Ельциным!». Об этом заявил сам Владислав Ардзинба.

Позже Владислав Ардзинба скажет: «Были люди, наши люди, которые, как выяснилось потом, знали о том, что будут введены грузинские войска. Не только знали, но и ждали их. Даже кое-кому обещали должность заместителя министра обороны Грузии. Многим всякое обещали… Никогда не следует забывать о том, что наша Победа не входила в планы многих…»…

«Были и те, даже среди руководства Абхазии, кто не только втайне ждал этого часа, но и убеждал других в бессмысленности сопротивления. Были и те, кто смирился с оккупацией, сотрудничал с врагом, создавал «Комитет спасения Абхазии», пытаясь, в действительности, спасти свою шкуру. Были и просто паникёры…»…

Но история расставила все по своим местам.

Игорь МАРЫХУБА, историк

Номер:  21-22
Выпуск:  4025-4026
Рубрика:  политика
Автор:  Игорь МАРЫХУБА, историк

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *