В СУДЬБЕ, КАК В ЗЕРКАЛЕ, ТРАГЕДИЯ НАРОДА ОТРАЗИЛАСЬ

В СУДЬБЕ, КАК В ЗЕРКАЛЕ, ТРАГЕДИЯ НАРОДА ОТРАЗИЛАСЬ18.02.2021

В СУДЬБЕ, КАК В ЗЕРКАЛЕ, ТРАГЕДИЯ НАРОДА ОТРАЗИЛАСЬ

Памяти Маврика Бебия

Мавриди, или Маврик Михайлович Бебия, как звали его близкие, родился 10 марта 1942 года в пос. Кьаракьан села Кутола Очамчырского района в традиционной абхазской крестьянской семье. Девять детей – шесть дочерей и трех сыновей – растили супруги Бебия, Михаил Кобзачович и Дония Матеевна Киут-Бебия. Как ни трудно было поднимать детей, супруги Бебия воспитывали как собственных еще и двух приемных сыновей, мальчиков, потерявших родителей в раннем возрасте. И они тоже стали родными – и родителям, и братьям и сестрам.

Во время Великой Отечественной войны и в послевоенные трудные годы многодетной семье Бебия, впрочем, как и большинству крестьянских семей, в том числе и в благодатной Абхазии, выживать было непросто. А в 1944 году не стало отца – главы семьи, Михаила Кобзачовича. В то время старшему из сыновей, Давиду, было 14 лет. Но он сразу почувствовал себя главным и ответственным за остальных: устроился в Очамчыре на работу, на железную дорогу, и проработал в одной-единственной организации более 70 лет. Начало его трудового стажа пришлось еще на годы Великой Отечественной войны. Он не только труженик тыла Великой Отечественной войны, он награжден медалями за предотвращение крушения двух военных эшелонов. А впоследствии ему было присвоено звание «Заслуженный транспортник Абхазской АССР».

Старшей сестре, Полине Михайловне, пришлось разделить с матерью заботу о младших. Благодаря способностям, отличной учебе и организованному складу характера ей удавалось совмещать работу завуча Кьаракьанской поселковой начальной школы со сбором вещей и продуктов для отправки на фронт. Полина Михайловна – участница тыла в годы Великой Отечественной войны, награждена медалью. К сожалению, она не дожила до 75-летия Великой Победы совсем немного.

В семье Бебия придерживались главного принципа – воспитывать детей трудолюбивыми, порядочными, добрыми. Все эти черты присущи и Маврику Бебия.

Он был всеобщим любимцем, самым младшим в семье. Отучившись в начальной школе в поселке, он продолжил обучение в Кутолской средней и в 1961 году поступил на лесохозяйственный факультет Новочеркасского инженерно-мелиоративного института. Поскольку в институте не было военной кафедры, все студенты-первокурсники должны были сначала отслужить в армии. Отслужил положенные два года в ракетных войсках в Ленинградской области и Маврик. После службы он возвращается в родной институт и в 1967 году, успешно защитив диплом, получает специальность инженер лесного хозяйства.

С 1968 по 1979 год Маврик Михайлович Бебия работает главным лесничим, а затем и директором вновь организованного Очамчырского межколхозного лесхоза. Необходимость создания таких межколхозных лесхозов в районах Абхазии созрела давно: в лесной фонд межколхозных лесхозов входили леса колхозов и совхозов, и занимали они около 16 % от общего лесного фонда Абхазии. Истреблялись леса в то время хищнически. Нужно было их спасать, восстанавливать и организовать в них рациональное лесное хозяйство.

Как лесовод Маврик Михайлович прекрасно понимал сложность ситуации и делал все возможное, чтобы наладить ведение хозяйства рачительно. Главное, что ему удалось – организовать соответствующую охрану лесов. Местному населению отпуск древесины осуществлялся строго по предварительно оплаченным лесорубочным билетам. Маврик Михайлович проводил беседы с крестьянами, предлагал им при заготовке дров не вырубать деревья у основания, показывал, как кронировать стволы на высоте в три или пять метров. В качестве дров в Абхазии, как правило, использовали граб, обладающий прекрасными побегообразующими свойствами. Богатую крону, которую дерево обретало через 10–15 лет, можно было снова обновлять и снова использовать. Таким методом заготовки дров наши предки пользовались издревле. Они оберегали леса, понимая, что они и есть залог их благополучия. Именно этот мудрый опыт предков Маврик Михайлович Бебия внедрял в лесах межколхозного лесхоза. Такой способ заготовки древесины получил название «вершинное хозяйство». При ведении хозяйства таким образом обеспечивалось сохранение лесной среды, естественное возобновление леса и сохранение его экологических функций.

Семья Маврика Михайловича Бебия жила в большом доме, построенном родителями из древесины каштана более сотни лет назад. Сохранилась изначальная оригинальная архитектура дома. Он и сегодня в прекрасном состоянии.

В Абхазии такие каштановые дома – большая редкость, и они, безусловно, входят в число объектов историко-культурного и архитектурного наследия или, точнее, национального зодчества. Во всяком случае, должны входить.

В межколхозном лесхозе под непосредственным руководством Маврика Михайловича в селах Гуаде, Кочаре, Кутоле, Члоу, Старом Кындыге, Елыре и в других местах были заложены более тысячи гектаров лесных культур из ценных местных и интродуцированных древесных пород. Обеспечить охрану посадкам лесных культур, в том числе от потравы скотом – оказалось большой проблемой. Приходилось посадки огораживать. Однако не в каждом случае ограда помогала. Маврик Михайлович реагировал на повреждения посадок болезненно и беспощадно штрафовал нарушителей.

Однажды случился и курьез: в селе Члоу, в верховьях реки Дуаб, ограду, защищающую посадки, кто-то разобрал, и скот серьезно их повредил. Хозяином скота оказался Ивака Цвижба, проживающий вдали от населенных мест, в лесной глуши. В районе его знали как отшельника. Поговаривали, что он даже точно не знал, сколько у него скота. То ли он не умел считать, то ли скота было слишком много… Как бы то ни было, лесхоз выставил Иваку крупный штраф за потраву молодых деревьев. К Маврику Михайловичу, как водится в таких случаях, пришли ходоки от старейшин села с прошением смягчить размер штрафных санкций и, конечно же, с заверением, что подобного больше не повторится. Лесхоз пошел навстречу просителям и снизил сумму штрафа наполовину. Сын Иваки отремонтировал забор и вызвался сам охранять посадки. А лесхоз стал платить ему за охрану.

После Отечественной войны народа Абхазии (1992–1993 гг.) леса межколхозных лесхозов были включены в состав гослесфонда, а межколхозные лесхозы были ликвидированы. Предполагалось, что во всех лесах Республики Абхазия будет налажен единый порядок ведения рационального лесного хозяйства. Идея, безусловно, была неплохая. К сожалению, Гослесхоз и до войны не мог справляться со своими задачами. Так что леса бывших межколхозных лесхозов оказались бесхозными, и в большинстве случаев «заботу» о них взяли на себя предприимчивые представители местного населения.

Лесные культуры, заботливо выращиваемые на территории бывшего межколхозного лесхоза Очамчырского района во время Отечественной войны народа Абхазии и в первые послевоенные годы были практически полностью уничтожены. Хотя и сегодня в некоторых селах их остатки еще можно встретить в виде отдельных деревьев или целых их групп. Маврик Михайлович с болью говорил, что нужно восстанавливать леса и непременно вернуться к практике посадок. Тем более, что они несут важные экологические и социально-экономические функции, столь актуальные сегодня.

Плодотворная работа Маврика Михайловича в межколхозном лесхозе была прервана в 1979 году из-за трагического события, в корне изменившего его судьбу. Как-то пасмурным вечером, когда он на служебной автомашине возвращался домой, случилась неожиданная поломка, и они с водителем решили самостоятельно отремонтировать машину на обочине дороги, ведущей в сторону Ткварчели. Открыв капот, водитель сумел завести мотор и уже было собирался сесть на водительское место, как был сбит проезжающим мимо на скорости грузовиком. Маврик Михайлович отреагировал мгновенно – отвез водителя в больницу, но, к сожалению, спасти его не удалось. Прибывшие на место происшествия начальник ГАИ и следователь РОВД поехали в сторону Ткварчели на поиск нарушителя. Впоследствии грузовик обнаружили в селе Баслаху, за рулем, как оказалось, был ближайший родственник тогдашнего министра МВД Абхазии Кочладзе. По факту наезда на человека было открыто уголовное дело, которое рассматривалось на заседаниях районного и Верховного судов Абхазии. И каждый раз, не имея достаточных оснований для вынесения приговора, судьи отсылали дело на доследование.

После нескольких безрезультатных заседаний в автонаезде обвинили… Маврика Михайловича – при этом по глупейшей, искусственно притянутой версии: на месте происшествия было двое, один погиб, другой жив, следовательно, виновен оставшийся в живых. В РОВД Маврика Бебия давно недолюбливали – за принципиальный подход к работе, за строгость к нарушителям лесного законодательства, среди которых были замечены, чего уж греха таить, и сотрудники милиции.

(Продолжение в следующем номере)

Сергей БЕБИЯ, 27 января 2021 года, г. Сухум

Номер:  6-7
Выпуск:  4010-4011
Рубрика:  общество
Автор:  Сергей БЕБИЯ, 27 января 2021 года, г. Сухум

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *