«Теневой» заработок: как работать на удаленке, если света в доме нет

Энергодефицит для Абхазии – тема не новая. Уже более 27 лет проблема света возникает с той или иной периодичностью и особенно остро встает зимой. Казалось бы, к веерному и хаотичному графику уже привыкли все жители республики, но каждый раз электрическая «рана» болит по-новому.

Асмат Цвижба, Sputnik

Сотрудникам абхазских компаний и государственных учреждений уже не нужно оправдываться перед начальством за безделье во время отключений света, но тяжко приходится тем, кто приехал в Абхазию из других стран, чтобы переждать карантин и поработать на удаленке. А по факту порой не может даже написать смску шефу.

Новые реалии

Илона одна из тех, кто столкнулся с такой проблемой. В марте она приехала домой в Сухум из Москвы, где работает, и решила переждать пандемию здесь. Начальство против удаленки в субтропиках ничего не имело.

Поначалу такая жизнь Илоне нравилась, вместо утреннего метро – утренний кофе по-восточному, на перерыве можно прогуляться по набережной, да и работать можно у морского пейзажа. А потом наступили холода, лампочки в домах становились все более тусклыми, свет стал пропадать все чаще.

Выхода нет – Илоне пришлось подстроиться под новые реалии. В компании девушка отвечает за внешние связи, ежедневно сотрудники проводят трех- четырехчасовые совещания.

«На прошлой неделе у меня был эфир с руководителем крупнейшей компании. К wi-fi подключиться не удалось, уложить волосы и настроить свет тоже», — жалуется она.

В месяц девушка тратит около двух тысяч рублей, чтобы покупать дополнительные мегабайты и не зависеть от беспроводного интернета. Когда заканчиваются и они, Илона просит коллег совещаться не в Zoom, как они привыкли, а в Whatsapp, потому что он безлимитный.

«Благо, мне повезло с коллегами. Я один раз объяснила, и все поняли, никто не стал шутить или ужасаться. Это как вода в Африке, нельзя с этой темой шутить», – добавила она.

Когда отключения света можно было еще назвать систематичным, Илона ходила за интернетом в кафе, где есть дизель. Но и там работать сложно, признается девушка – мешает фоновая музыка и звуки людей, которые тоже пришли переждать веер.

Стыдно признаться

Рада в похожей ситуации. Родители настояли на ее возвращении из Москвы в марте, так она здесь и осталась. Только вот в отличии от Илоны девушка рассказывать коллегам об энергопроблемах на родине не стала. Говорит «стыдно признаться, что в стране такой бардак».

Девушка шутит, что теперь «мечтает» о временах, когда свет отключали по графику. Тогда можно было хотя бы подстроить свою работу под веер и успеть зарядить телефон и компьютер.

«Когда отключали свет на два часа, ноутбук выдерживал, а интернет я раздавала с телефона. Но даже двойной квоты хватает не больше чем на три часа», — рассказала она.

Раде и ее семье «повезло» вдвойне. Они были среди тех, у кого после аварии на подстанции Сухум-1 света не было четыре дня.

«Это было ужасно. Мы замерзли, спали в спортивных костюмах, днем ходили в куртках, согревались чаем. А работать я ездила в другую часть города. К счастью, у меня не постоянные нагрузки на работе и начальство не замечает, что есть какие-то проблемы. Но все это стоило невероятных эмоциональных усилий, переживаний из-за того, что я срывала сроки, что это повлияет на работу, и никакому начальнику это не понравится. Я боялась, что это может привести к увольнению», – вспоминает девушка.

Уезжать обратно в Москву Рада не планирует, но, по ее словам, работать при хаотичном отключении света стало еще сложнее.

После окончания университета Даут начал работать в языковой школе. По его словам, начальство до последнего было против удаленной работы сотрудников, тем более из Абхазии, поэтому он решил уволиться.

На родине Дауту найти новое рабочее место не удалось, поэтому он решил работать на себя и стал набирать учеников, с которыми занимался онлайн.

«Вначале все было хорошо, и даже удобнее стало, появилось больше времени на другие вещи, помимо работы. Но, когда наступили веерные отключения по всей стране, появилось много препятствий – постоянные переносы занятий, недовольство со стороны студентов, холод», – объяснят он.

Учеников, часть которых из России, пришлось просить войти в положение, но с каждым разом делать это становилось все сложнее – свет могли отключать через каждые несколько часов, а то и минут, бывало, что посреди занятия. К тому же, по словам Даута, работать в «остывшем» доме физически очень сложно.

«Из-за частого отключения, в доме постоянно холодно, и приходится ходить в пледе, в двух парах носков и пить горячий чай без остановки, чтобы не было так холодно. Мне кажется я столько чая в жизни не пил, как во время отключений. Если аккумулировать чай, который я выпил в Абхазии за время отключений, можно было бы заполнить Ингур ГЭС», – шутит он.

Друг Даута Азамат приехал в Абхазию в декабре на отпуск, но уговорил начальство на то, чтобы поработать из дома до конца года. Сделать это было нелегко – парень работает в команде разработки одного из российских банков, и служба безопасности не очень приветствовала идею сотрудника работать за пределами России.

Уговорить начальство все же удалось, но в какой-то момент Азамат даже пожалел об этом. Из-за постоянных отключений света приходилось быть начеку, всегда проверять заряжена ли дополнительная зарядка и купить самый дорогой тариф с мобильным интернетом, чтобы «раздавать» его на компьютер.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *