ЗАГОСТИЛИСЬ, ГОЛУБЧИКИ!!!

ЗАГОСТИЛИСЬ, ГОЛУБЧИКИ!!!23.07.2020

ЗАГОСТИЛИСЬ, ГОЛУБЧИКИ!!!

Сколько вас еще, непрошенные насекомые-вредители?

И хотя традиции гостеприимства в Абхазии всегда были на первом месте, о лояльности к самозванцам, о которых мы поведем речь сегодня, не может быть и речи. На протяжении веков наша природа переживала множество разных вражеских «нашествий». Только в течение последних десяти лет какие только насекомые-вредители нас не атаковали!

Каштановыми лесами Абхазия славилась издревле, торговала прекрасной древесиной. Но, как говорят ученые, каштаны болели и в прежние времена. До нас дошли сведения, что болезнь каштанов, по всем признакам сходная с сегодняшней, наблюдалась в лесах Абхазии с 30-х годов XX века.

В 2008–2009 годах, когда усыхание каштанов стало приобретать более интенсивный характер, специалисты лесного хозяйства Республики Абхазия приняли решение провести углубленное исследование и привлекли для этого специалиста-биолога, научного сотрудника Санкт-Петербургской Академии леса Екатерину Лукмазову-Жукову. Заказчиком работы выступил АбНИЛОС во главе с Виталием Лейба, профинансировал проект Кабинет Министров РА.

Приступив к работе в 2009 году, молодая ученая заложила на территориях заповедников и национальных парков – в каштановых лесах, а также в лесах, где, помимо каштана, встречаются граб и бук, 19 пробных площадей с учетом разной высоты и уклона местности. Первые результаты Екатерина представила по итогам двух лет работы. Ей удалось выявить, что большая часть повреждений связана с объеданием подлеска скотом. В ходе исследования Екатерина провела множество экспериментов, поставив перед собой задачу определить в комплексе причин гибели каштановых лесов главного виновника. Выявив целое сообщество грибов, она проследила факторы, порождающие так называемый крифонектриевый некроз – причину гибели деревьев, и благодаря лабораторным исследованиям, нашла паразита, который, внедряясь под кору каштана, тем самым открывает путь и другим его врагам. Екатерина продолжала исследования в нескольких направлениях: ей удалось выявить участки и условия, при которых каштану все-таки удалось победить болезнь и самовосстановиться. Так что предстоит найти совокупность факторов, а затем, возможно, и еще один путь к спасению леса. В числе предварительных научно обоснованных рекомендаций она назвала мониторинг состояния лесных массивов, недопустимость использования реликтовых лесов для скотопрогона, создание питомников для последующего внедрения в лесное хозяйство опытных лесных культур.

Ученая считает, что по этому направлению необходимо разработать специальную государственную программу. Тем более, что вот уже второй год как в каштановые леса Абхазии проник еще один заклятый враг этого замечательного дерева – каштановая орехотворка. Она формирует галлы на побегах каштанов, из-за чего происходит сильная деформация с недоразвитием листьев.

С 2012 года заповедники Абхазии, ущелья вдоль рек и горные лощины стали стремительно менять свой привычный темно-зеленый наряд на странную, непривычную прозрачность. А мир уже знал – это добралась до Абхазии безобидная с виду бабочка-эльф – самшитовая огневка.

Этой смертоносной хищнице мы посвящали не одну полосу «Рица», однако ни самшитовые леса Абхазии, ни мой собственный самшит, посаженный в нашем саду в начале XX века еще дедушкой, спасти так и не смогли. А вот Евдокия Лакоба – специалист Сухумского ботанического сада института ботаники АНА и отдельные неравнодушные предприниматели в городах Абхазии, в частности, работающие на территории вдоль дороги на Рицу и Ауадхару, на своих участках не позволили деревьям погибнуть. Немало усилий было приложено и экологами во главе с Савелием Читанава, и учеными Института экологии АНА, тем не менее потери самшита в Абхазии колоссальные.

– Высокая ответственность человека, наблюдение, правильно подобранные препараты и регулярное лечение – вот рецепт чудесного спасения, – объясняет ситуацию Екатерина. – В позапрошлом году мы проводили мониторинг поврежденных огневкой участков и в некоторых местах обнаружили процесс естественного восстановления самшита.

Три лета подряд на фоне беспрецедентных защитительных мер, предпринимаемых против нашествия мраморного клопа учеными институтов сельского хозяйства и экологии АНА, Министерством сельского хозяйства в содружестве с международными организациями, непосредственно населением, собирающим и уничтожающим насекомых, наблюдается снижение урожая фруктов и овощей. Кроме того, начиная с 2018 года, на поля и в сады Абхазии возвращается американская белая бабочка, которая наводила страх и безжалостно уничтожала посевы в советский период, а потом обрела в природе Абхазии врагов и на какое-то время сошла на нет. А вот теперь снова поднимается на крыло, угрожая погубить урожай.

А буквально на днях в социальных сетях появилось сообщение о новом непрошенном госте, обнаруженном близ известного храма в Елыре, – непарном шелкопряде. Как пояснил директор Института экологии АНА Роман Дбар, непарный шелкопряд в Абхазии – не новичок, его не раз уже завозили. Пораженные вредителем растения необходимо обрабатывать тем же средством, что используется в борьбе против американской белой бабочки – имедоклоплоридом.

Кстати, это же средство весьма эффективно работает и против красного пальмового долгоносика, внедрившегося в нашу экологию в октябре 2016 года. Сначала очаги его были обнаружены на территории от приграничного поселка Цандрипш непосредственно до города Гагры, а вскоре вместе с посадочным материалом его завезли и в Сухум. В центре столицы только за период 2018–2019 гг. он поразил 70 % крупноствольных пальм финика канарского.

Раз уж мы ставим вопрос об эффективности борьбы с непрошенными гостями, поделимся опытом, наработанным учеными из Института экологии. Выявив основные очаги распространения красного пальмового долгоносика в республике, они разработали систему мер противостояния ему. Система основана на целом комплексе действий: это – установка феромоновых ловушек, опрыскивание и пропитка пораженных деревьев инсектицидами системного и контактного действия, установка капельниц в стволах пораженных деревьев, и на последней стадии болезни – уничтожение пораженных деревьев.

В предыдущих публикациях мы уже знакомили читателя с визуальными признаками поражения пальмы этим злобным жуком: будто бы изрезанные молодые листья, отверстия у основания листьев, россыпь коконов вокруг дерева, усыхающая и опадающая крона.

Опаснее всего этот вредитель на стадии личинки. Личинки проникают внутрь ствола и питаются растительными тканями, практически полностью разрушая сердцевину и уничтожая точку роста пальмы. Самка пальмового долгоносика очень плодовита.

Феромоновые ловушки, используемые для приманивания жуков, изготавливаются из непрозрачных пластиковых ведер черного цвета, в них помещаются измельченные и залитые водой пальмовые листья, а к крышке пластикового контейнера прикреплялся феромонный препарат P028 Ferrolure +, 700 mg Lure (Chemtica international S.A.). Чтобы жуки могли свободно проникать в ведро, в верхней части ведра проделываются отверстия. До уровня этих отверстий ведро закапывают на расстоянии 20–50 м от пальм и устанавливают на одном гектаре до пяти ловушек.

Для пораженных долгоносиком пальм специалисты Института экологии апробировали и лечение: действующее вещество – «Имидалит», «Контадор макси», «Конфидор экстра» и др., разведенное с водой в соответствующей пропорции, помещается в емкость. В ту же емкость опускается и насос погружного типа, соединенный со шлангом соответствующего диаметра. Длина шланга должна превышать высоту пальмы на два метра.

Высокие пальмы обрабатывают при помощи мачтообразной опоры и того же погружного насоса. При этом конец шланга должен быть изогнут под углом 45О, чтобы раствор точно попадал в центральную розетку пальмы. Раствор подается порционно, чтобы пальма полностью впитала объем подаваемой жидкости. В среднем взрослое дерево способно впитать 10–30 л готового препарата. При большом количестве пораженных пальм эффективнее обрабатывать их тем же раствором сверху, при этом рациональнее использовать подъемник.

Есть и еще один метод. Он используется, когда принято решение лечить пальмы средством на основе имидаклоприда.

В стволе на уровне 1,5–2 м по окружности под уклоном просверливаются отверстия – не менее четырех – глубиной 20–30 см (в зависимости от толщины пальмы). А затем внутрь каждого дерева шприцем (200 грамм) вводится концентрированный раствор инсектицида системного действия из расчета на одно дерево 80–100 г препарата, разведенного водой в пропорции один к одному.

Когда препарат попадает в ствол, он разносится по проводящим пучкам пальмы, и все части растения становятся непригодными для питания личинок пальмового долгоносика. Так же готовятся и капельницы для пальм. Кстати, для них можно использовать обычные медицинские инфузионные системы и полутора- и двухлитровые пластиковые бутылки.

С начала масштабных обработок пальм в центральной части города Сухума по предложенной Институтом экологии АНА методике в 2019 году погибло только одно взрослое дерево.

К сожалению, в этом материале мы рассказали далеко не обо всех непрошенных гостях – безжалостных губителях нашей природной красоты. Так, пальмам – даже скромному трахикарпусу – угрожает еще один вредитель – уругвайский пальмовый мотылек. Лечение такое же, как и при нападении красного пальмового долгоносика.

Юлия СОЛОВЬЕВА

(Благодарю директора Института экологии АНА, к.б.н. Романа Дбара и заведующего лабораторией энтомологии и инвазивных видов Михаила Кирия за предоставленные научные материалы по красному пальмовому долгоносику)

Номер:  74
Выпуск:  3952
Рубрика:  общество
Автор:  Юлия СОЛОВЬЕВА

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *