«Разбор завалов»: первый рабочий день правительства после акции протеста

О том, как прошел первый рабочий день после акции протеста и как правительство Абхазии возвращается к работе в штатном режиме, читайте в материале Sputnik.
Сария Кварацхелия, Sputnik
Среда. Первый рабочий день в стране после праздников и четырехдневных акций протеста оппозиции у здания Администрации президента республики, результатом которых стали штурм президентского дворца и отставка Рауля Хаджимба.

После серьезного политического кризиса, все, можно сказать, возвращается на круги своя. О недавнем погроме здания напоминают разве что разбитые окна и отсутствующая входная дверь.

© Sputnik / Томас Тхайцук
За время кризиса в здании скопилось немало мусора

У парадного входа встречаем сотрудника внутренней охраны, который вышел на перекур.
На вопрос, можем ли пройти в здание, он всего лишь отрицательно качает головой.
«Навряд ли с кем-то удастся поговорить, сейчас идет разбор завалов», — отвечает он, выдыхая дым и смахивая пепел со значка «ГСО» на груди.
Докурив сигарету, он все же обещает спросить, принимают ли журналистов. Ждать ответа приходится недолго. Через минуту возвращается все тот же запыхавшийся охранник.
«Нельзя, — говорит он. – Все заняты. Документы поднимают, надо понять, что у нас есть, что сохранилось. Идет подсчет ущерба, тут же все под описью. Посмотрят, что есть, чего нет, потом уже оценят ущерб», – тяжело вздыхает мужчина.
От Администрации направляемся к Кабинету министров, которому также досталось во время штурма.
Из здания по одному выходят сотрудники аппарата.

«Добрый день, Sputnik. Будете писать о нас? Вот, не можем работать, в первый протестный день все наши компьютеры подняли наверх, в другой кабинет, чтобы сохранить их. Вот теперь ждем, когда их обратно установят. А так, в целом, наш кабинет не пострадал», — рассказывает выходящая из здания сотрудница Кабинета министров.

У входа встречаем молодого охранника, который не решается нас пропустить без разрешения выше.
«Пока стойте здесь, а я уточню, можно или нет», — говорит он и исчезает в дверях.
Неожиданно из бюро пропусков высовывает голову пожилая женщина, которая интересуется целью нашего визита. Получив ответ, она возвращается на свое место, берет пульт от небольшого «ящичка» и включает телеканал «Культура», по которому идет оперный концерт. На фоне разбитых окон и оторванных ручек возникает чувство какого-то диссонанса.

Это вам не макулатура

Через 15 минут у входа возникает пресс-секретарь Кабинета министров, который проводит нас внутрь здания.

© Sputnik / Томас Тхайцук
В помещении начали генеральную уборку

По ее словам, во время протестов в здании правительства в основном пострадали только канцелярия и протокольное обеспечение – непосредственно два отдела, которые работают со структурной документацией и обеспечивают работу правительства, премьер-министра. Под горячую руку попали не только документы, но и имущество. Один из кабинетов отдела канцелярии подвергся погрому: окна разбили, мебель сломали.
Через полуоткрытую дверь кабинета канцелярии доносится голос сотрудниц. 
— Какие документы потеряны? — спрашивает одна из них. 
— Документы за последние два года практически полностью испорчены, пришлось выкинуть те, что были в крови и фактически растоптаны, – отвечают ей.
В отделе канцелярии хранятся акты и постановления с 1992 по 2019 годы. Основная их часть была оцифрована. Но документы с 2015 года еще не успели перевести в цифру.

«Эти документы не принадлежат ни одному из президентов или премьеров. Это достояние республики. Никому более они не принадлежат. Здесь документация о жизни нашей республики, о работе ведомств, это документы о том, на каком основании, например, Минздрав получает бензин, а если бензина не будет, то скорая не приедет. Здесь сметы, индикативные планы, штатное расписание, зарплаты. Хочется, чтобы в следующий раз такое не делали», – отмечает сотрудница, которая предпочитает не называть свое имя.

По ее словам, пока рано говорить о том, что безвозвратно утеряно и что еще можно восстановить. Работники канцелярии еще разбирают бумаги. Но понятно одно – все акты и постановления имеют ценность и востребованы и сегодня, если даже они были изданы 10-15 лет назад.
«Уже видим, что есть разорванные, растоптанные документы. Мы никого не обвиняем, ни одну из сторон. Просто мы впервые столкнулись с тем, что приходится разбирать и восстанавливать документацию», – добавляет сотрудник отдела.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Во время протестов больше всего пострадали два отдела, которые работают с документацией

Работникам канцелярии пока сложно ответить, сколько времени понадобится, чтобы разгрести все, но уже точно понятно, что работы полно на месяц, а может, и на два вперед.
«Не можем ответить, сколько понадобится, чтобы разобрать все документы и привести их в порядок. Здесь все перемешано. Чтобы быстро это все упорядочить, нужно сделать так, чтобы текучка к нам сюда не попадала, но это невозможно сделать. Мы не можем сделать паузу. Уже в этом месяце у нас ожидается заседание Кабинета министров. А это тоже огромное количество документов и протоколов», – добавляют они.
Остальные же структурные подразделения Кабинета министров не пострадали. После установки компьютеров в кабинетах, по словам пресс-секретаря, работа аппарата продолжится в штатном режиме.

Не в полном объеме

Через здание Кабинета министров все же удается попасть в Администрацию президента. Провожать нас берется молодой сотрудник ГСО, который просит не называть своего имени.

«Сложно сказать, как работает Администрация президента. Кто-то из сотрудников уже пришел, кто-то еще нет. Работают, но не в полном объеме», – говорит он, приглашая подняться на второй этаж.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Идет разбор завалов, уборщицы и мастера наводят порядок

Действительно, как и предупреждал охранник у парадного, в здании идет «разбор завалов». Уборщицы и мастера наводят порядок. Изредка попадаются сотрудники Администрации.
Внутренняя охрана же не может сказать, сколько отделов пострадало. Выясняется, что руководителя Администрации Беслана Барциц нет на месте, а его заместителям не до СМИ.
«Немного неудобное время выбрали. Подождали бы день-два, и с вами уже точно было бы кому поговорить. А сейчас все заняты разбором завалов, еще не все в себя пришли», – каким-то извиняющимся голосом добавляет сотрудник ГСО и прощается с нами.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *