Семейное дело: история Панджо из Сухума

Панайот Ильич Пипериди, которого больше знали, как Панджо, уроженец Сухума, сын учителя греческой школы в Трапезунде Ильи Пипериди и домохозяйки Анны Васильевны Элефтериади, появился на свет в 1903 году. Родители происходили из понтийской Музены в районе города Гюмушханэ в Турции. В конце ΧΙΧ века, еще до рождения Панайота, семья переехала в Сухум, как и тысячи других греков. Сестры Панайота Сотирия и Анастасия умерли в молодости.

Sputnik, Георгиос Григориадис

Из учителя в пекаря 

В Сухуме его отец Илиас Пиперидис мог бы работать учителем, но беда в том, что в городе в то время еще не было греческой школы. Она открылась несколько позже. Поэтому он решил заняться частным бизнесом и открыл пекарню на Георгиевской улице (позже – улица Сталина, Проспект Мира, а сегодня улица Аиааира), по диагонали напротив устроенного позже парка, до недавнего времени носившего имя Орджоникидзе. А внутри проживала сама семья. Илиас был мастером своего дела, его продукция пользовалась большим спросом. Еще живя в Трапезунде, он освоил пекарское мастерство. Не будет излишним здесь вспомнить, что понтийские греки славились на всю Россию не только как великолепные каменщики, но и отменные пекари. Один из них снабжал хлебом Российскую армию в войне с Японией, и позже осел в Средней Азии. Это был никто иной, как отец выдающегося советского и российского археолога Сарианиди — Иван Сарианиди.

предоставлено Георгиосом Григориадисом
Панайот и Ситирия Пипериди, Сухум, 1910 год.

Вкусно жить в Сухуме 

Как писала известная поэтесса Мариэтта Шагинян в 1920-х годах, очень любившая наш город: «Сухум — удивительно тихий, красивый, симметричный городок, пахнущий крепким запахом кипариса и пихты, да еще жарящимися каштанами….Вкусно жить в Сухуме, — белые домики благоухают провинцией, и нет лысых домов, а каждый еще густоволос от винограда, плюща, перьев хамеропсы, глициний, остролистника, над каждым зеленые кроны деревьев; и лежат домики рядком, словно дорогие яблоки, завернутые в отдельные зеленые бумажки…»

К этому «вкусно», для полной картины, можно было бы добавить разнообразную выпечку сухумских пекарен, наполнявших воздух города особым ароматом, который, безусловно, вдыхала при посещении Сухума поэтесса.

Пекарен было в городе немало. И большинство из них выпускали качественную продукцию. Популярностью пользовались хлебопекарни понтийских греков  — Харлампиди, которые славились на весь Сухум своими булками и бубликами, Харлампия Гаврииловича Марантиди, владельца знаменитой пекарни, изготавливавшей сладости и знаменитый «хлеб Харлампия», который не черствел в течение месяца. 

Не уступали им своей славой мастеров Илиас Пипериди и его сын Панайот, возглавивший семейное дело после смерти отца в начале 1930-х годов. 

Все эти пекарни располагались на довольно приличном расстоянии одна от другой и конкурентами по этой причине не были.

Пинерли с «персидским» чаем

Заработав нелегким трудом немалую сумму, Панайот Пипериди в 1932 году приобрел дом с участком на улице Гоголевская (улица Гоголя, сегодня – ул. генерала Дбар). Построил большую пекарню, которая в скором будущем стала настолько популярной, что обеспечивала значительную часть населения города и сухумского района. Имя Панджо, вовлеченного уже многие годы в это дело, стало знакомым всему городу. Старожилы вспоминали тот непередаваемый аромат, который витал в воздухе еще на довольно приличном расстоянии от этой пекарни.

Спустя три года, успешно развивающийся  бизнес расширили, открыв там же чайную, где подавали «пинерли» (от турецкого peynirli, означающего  «с сыром») и кавурмали (в тесто в форме лодочки клали «кавурму» — жареное мясо, сверху разбивали яйцо и запекали).

фото предоставлено Георгиосом Григориадисом
Пинерли.

На праздники пекли различные вкусности, на Пасху пекли чуреки (куличи), или как их называли сухумчане — «паски», а в Песах, по заказу еврейской общины, мацу.

Панайота Ильича описывает в своем рассказе «Печем куличи» абхазский писатель Георгий Гулиа. Он пишет, в частности, и о том, как его мать заказала Панджо 20 куличей. Тесто поднялось, куличи получились удачные. Поскольку не всем так везло, «… Панджо сказал (обращаясь к его матери) — пишет Г. Гулиа, — Мадам Гулиа, это потому, что вы хороший человек. Хороший человек — хорошая «паска». Христос анести!».

Для приготовления вкусного чая был нанят на работу сухумский перс. Персы славились в городе своим умением заваривать чай и готовить изысканные сладости. В этом им не было равных. 

Остались только «аджарские» хачапуры

Несмотря на то, что политика НЭПа давно уже закончилась, в Абхазии при правлении Нестора Аполлоновича Лакоба людям еще позволялось иметь небольшой частный бизнес, хотя немного позже эти пекарни стали государственными, а их хозяева – директорами этих хлебопекарен. Со смертью Нестора Аполлоновича ситуация обострилась, многие предприятия такого рода были закрыты.  

Поэтому Панайоту Пипериди надо было что-то предпринять, и пришлось переоборудовать пекарню в жилое помещение из пяти комнат, которые позволялось сдавать в наем.

После высылки персов, затем греков и турок город лишился своего колорита. Пропали знаменитые персидские сладости, перестали делать в городе кавурмали, исчезли многие специфические пекарные изделия, чудом уцелела выпечка, привезенных из Османской империи греками и турками пинерли. Но переселенное вскоре из соседних территорий в Абхазию население стало называть их аджарскими хачапури.

фото предоставлено Георгиосом Григориадисом
Кавурмали.

Сибирь вместо Афин 

После закрытия в 1938 году греческих школ, педтехникума, театра, а в 1939 году газеты «Коммунистис» и типографии, настал черед греческой церкви. Советское правительство давало понять грекам, что их присутствие здесь нежелательно. Начался массовый выезд в Грецию.

Ох, как жаждет уехать и Панайот Пипериди! Владея грамотой как русского, так и греческого языков, он помогает оформлять документы отъезжающим. Помогает им и деньгами. Сам мечтает посетить афинский Акрополь, увидеть Парфенон! Мечтает посетить Святую Софию в Константинополе! Загвоздка — его супруга Агапи Кирифиди, советская гражданка, на которой он женился в 1923 году. Поскольку ее многочисленная родня остается в Абхазии, она наотрез отказывается уезжать. Панайот никуда не поехал.

предоставлено Георгиосом Григориадисом
Ученик Панайот Пипериди и его семья.

В 1939 году греческая православная церковь в городе была закрыта и превращена в склад. Внутри церкви был возведен второй этаж из бетона для складских нужд. Десятки тысяч верующих остались без возможности отправлять свой религиозный культ. Вспомним, что в 1937 году в центре города был разрушен Кафедральный русский собор в честь Святого Александра Невского. Закрытие Греческой церкви, принявшей в свое лоно всех православных христиан, стало большим ударом, так как, несмотря на преследования большевистской властью, население, в большинстве своем, оставалось глубоко верующим. Люди не знали, как быть от безысходности.

Протестовать было опасно. Несмотря на это, инициативу проявил наш герой — Панджо Пипериди. Он стал активным участником движения за восстановление работы церкви. Заслуга его перед греками и всем православным населением заключается в том, что он, начиная с 1946 года, неоднократно писал в Москву руководству страны письма с просьбой возобновления функционирования Божьего храма.

Эти просьбы, в конце концов, увенчались успехом, и к 1947-му году вновь заработала сухумская церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. Но для приведения ее в порядок и проведения реставрационных работ понадобилось приложить довольно много усилий и израсходовать порядочную сумму денег. Ответственность за это взял на себя Пипериди. Он собрал деньги с греков, внес и сам немалую сумму. Для установки креста на купол рабочие запросили неимоверно большую сумму, что заставило Панайота Пипериди самому взобраться на купол и установить его, рискуя своей жизнью, поскольку он не был специалистом в таких работах. При этом он не удержался и упал, но не разбился, отделавшись небольшими ранами. Это тоже было чудом! Господь сохранил ему жизнь. Теперь встал вопрос о священнике. Леонид Карабулат, который служил в церкви еще до ее закрытия, был расстрелян властями.

Панайот Ильич много лет работал в церковном комитете. Он разыскал одного священника – грека. Одел, обул, снабдил крестом, и тот стал служить в храме. 

Среди греков были и те, кто всячески пытался выслужиться перед властями. Кто-то шел работать в милицию, НКВД.

Как вспоминают многие старожилы, одним из таких был злейший враг греков, сотрудник НКВД  Христофор Джомиади. Он преследовал зачастую невинных людей, фальсифицировал дела, собирал компрометирующий материал, что приводило к беспричинному заключению за решетку людей. В число его жертв попал и наш Панайот. 

В 1948 году Христофор Джомиади «состряпал» на него дело, которое сулило расстрел. Дело в том, что Джомиади был очень недоволен Панайотом Пипериди, поскольку тот отказался стать доносчиком. Панайот оказывал посильную помощь нуждающимся, был хорошо известен многим сухумчанам, пользовался их доверием. Панджо был отправлен в Тбилисскую тюрьму, где сидели политзаключенные. Как иностранного гражданина его перевели в московскую тюрьму. Там по решению суда его сочли изменником родины и приговорили к расстрелу, но заменили на 25 лет заключения. Пипериди был сослан в Сибирь на каторжные работы. В 1954 году участвовал в строительстве Братской ГЭС. Панайот Пипериди не падал духом и неоднократно писал из Сибири жалобы в Москву. 

  • Тем временем в Сухуме в 1949 году с греками произошла великая трагедия. Они были высланы в Казахстан и Среднюю Азию.
    предоставлено Георгиосом Григориадисом
    Панайот Пипериди.

Снова дома

Только спустя три года после смерти Сталина Панджо был реабилитирован с правом переезда либо в Грецию, гражданство которой он имел, либо по месту жительства семьи.

Так уж случилось, что по возвращении в Сухум, как вознаграждение за его мучения и страдания, он там встретился со своей семьей, только что вернувшейся из ссылки в Казахстан. Но их дом, после выселения греков из Абхазии, передали поэту Хуте Берулава. Пока Панджо ехал в Сухум в этом доме произошел сильный пожар. 

По прибытии он попытался законным образом вернуть свой дом, но эти попытки не увенчались успехом. Пришлось свой же дом выкупить у нового владельца. Вся семья поселилась в нем, восстановив его после пожара. Панайот Ильич устроился на работу сторожем в Дом Пионеров.

Скончался Панайот Ильич 27 декабря 1971 году в возрасте 68 лет. Похоронен на Михайловском кладбище. Почти все потомки Панайота Ильича сегодня проживают в Греции, но некоторые и в Абхазии. 

Может аромат тех мучных изделий, изготавливавшихся в его семейной пекарне уже давно улетучился, утекло много воды, сменились поколения, не раз сменилось и население города, но светлое дело Пипериди дало свои плоды. 

Панайот Пипериди – частица нашего города, среди тысяч подобных ему, таких же светлых людей, его имя останется в истории родного Сухума.

Читайте также:

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *