Друзья в дефиците: почему Эрдогану нужен Путин

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета России – для Sputnik

В ходе переговоров президентов Турции и России Реджепа Эрдогана и Владимира Путина в Москве были затронуты как достижения, так и проблемы двусторонних отношений. Проблемы, которые, по мнению некоторых скептиков, способны эти отношения похоронить.

Согласия и разногласия

На итоговой пресс-конференции и Путин, и Эрдоган выражали удовлетворение развитием двустороннего экономического сотрудничества. Реализуется проект атомной станции «Аккую», строится «Турецкий поток-2», скоро заработает совместный инвестиционный фонд с капиталом почти один миллиард долларов, развивается торговля.

«В 2018 году товарооборот вырос на 16% – до почти 26 миллиардов долларов», — отметил российский президент. То есть Москва и Анкара поступательно двигаются к 100-миллиардному объему товарооборота – планке, которую ранее установили президенты.

Турпоток тоже радует – в 2018 году Турцию посетили 6 миллионов российских отдыхающих. По мнению Реджепа Эрдогана, в 2019 году туристов будет больше – отчасти потому, что этот год объявлен Перекрестным годом туризма и культуры двух стран.

Отдельным пунктом сотрудничества является российское оружие. Вопреки позиции США, Турция все-таки намерена купить у России комплексы С-400. Более того, Анкара намерена и впредь покупать российское оружие – не случайно Владимир Путин заявил о том, что на переговорах с Эрдоганом «речь также шла и о других текущих и перспективных проектах в рамках военно‑технического сотрудничества».

Однако, несмотря на все эти успехи, сторонам пришлось все-таки констатировать и ряд различий в позициях. Например, Путин открыто признал, что они с Эрдоганом так и не смогли договориться о цене на газ для Анкары. По словам российского президента, эти цены «формируются не по воле «Газпрома», они формируются рыночным способом» (по стандартной формуле в привязке к стоимости нефти – ред.).

«И здесь есть вопросы, есть проблемы, наши турецкие друзья настаивают на одних формах, по коммерческим соображениям «Газпром» предлагает другие решения», — тактично отметил российский президент.

По мнению ряда экспертов, турецкая сторона уже готовится к началу с 2020 года транзита газа через «Турецкий поток», увязывая это с определенными скидками.

Еще одним полем разногласия стал сирийский вопрос. Эрдоган защищает протурецких боевиков в Идлибе и не заинтересован в скорейшей реинтеграции этой провинции (путем капитуляции или ликвидации контролирующих ее террористов) в состав Сирии. Да, он говорит о том, что «без уничтожения, ликвидации террористических организаций в Сирии нашей национальной безопасности представляется угроза» — но тут президент Турции под террористами имеет в виду курдов, которые контролируют северо-восточные регионы Сирии и с которыми Дамаск при помощи Москвы как раз пытается найти политический компромисс.

Путин о встрече с Эрдоганом: условились укреплять двустороннее взаимодействие>>

Любой формат компромисса, при котором сирийские курды обретают определенную автономию, для Эрдогана неприемлем.

Есть и много других противоречий, которые сейчас находятся в «подмороженном» состоянии, однако в любой момент могут вновь разогреться. Это и недовольство Турцией российской политикой в Крыму, и турецкие пантюркистские амбиции (согласно которым Анкара имеет право оказывать влияние на все тюркские регионы мира – в том числе Среднюю Азию и часть территории России), и разные позиции в Нагорно-Карабахском вопросе. И, наконец, разные фавориты во внутриливийском конфликте – Турция поддерживает правительство Фаиза Сараджа, и чем активнее будет российская помощь фельдмаршалу Халифе Хафтару, тем больше неудовольствия действия Москвы будут вызывать у Эрдогана.

Айсберг требований

Сонм противоречий – реальных и виртуальных – стали поводом для ряда скептиков говорить о том, что российско-турецкий ситуативный альянс вскоре распадется. Что Эрдоган вернется в объятья Соединенных Штатов и прекратит свой неуместный флирт с Москвой. В частности, откажется от покупки систем С-400.

И, на первый взгляд, поводы для этого есть. Американцы развернули масштабную кампанию давления на Анкару. Подрывают турецкую экономику, поддерживают оппозицию Эрдогану внутри страны и даже угрожают изгнанием Турции из НАТО. «Турция должна выбрать: хочет ли она оставаться критически важным партнером в самом успешном военном альянсе за всю историю, или же ставит под угрозу это сотрудничество столь безрассудными решениями, подрывающими НАТО», — написал в Твиттере вице-президент США Майк Пенс. В этой ситуации Эрдогану логично было бы отказаться от покупки российских оружейных систем – дороже будет.

И если бы Эрдоган был уверен, что после этого отказа его отношения с Соединенными Штатами наладятся, он бы так и поступил. Однако турецкий президент уверен в обратном – он понимает, что С-400 являются лишь вершиной айсберга американских требований. За отказом от российских систем последует не нормализация отношений с США, а настойчивые просьбы новых уступок, новых сдач турецких позиций.

А сдавать есть где – у США и Турции ряд конфликтов, и они (в отличие от российско-турецких противоречий) весьма существенны. Например, Вашингтон (в отличие от Москвы) хочет смены режима в Анкаре – американцев не устраивает слишком самостоятельный Эрдоган. Кроме того, американцы прямо поддерживают и финансируют силы, выступающие за территориальную дезинтеграцию Турции.  

Ни то, ни другое для Эрдогана категорически неприемлемо, поэтому он и отвергает американские требования. Трамп посылал к Эрдогану министра обороны и госсекретаря – но турецкий президент попросту их не слушает. Да, Анкара при этом не хочет рвать отношения с Вашингтоном и даже пытается дать Трампу возможность спасти лицо – например, предлагает просто назвать кризис с С-400 «следствием ошибки Обамы».

«В разговоре по телефону Трамп согласился с тем, что США совершили ошибку, отказавшись продавать системы «Пэтриот» Турции. И он обещал Эрдогану разобраться с этим вопросом», – отметил глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу.

Но Трамп пока спасаться не хочет – после конфуза с провальным давлением на Германию в вопросе «Северного потока-2» американский Акелла не имеет права еще раз промахнуться в деле воспитания своих союзников.

Именно поэтому американо-турецкие отношения останутся напряженными. И этими напряженностями может воспользоваться Москва, грамотно и вежливо выстраивая отношения с Эрдоганом (находящимся, по сути, в международной изоляции).

Турцию поставили перед выбором: если исключат из НАТО, можно войти в ОДКБ>>

Как отметил Путин, Москва обязательно найдет решение спорных проблем, «потому что мы дорожим турецким рынком и отношениями с турецкими партнерами и друзьями». Это важно – ведь у Анкары друзья сейчас в дефиците.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *