Позвала любовь: как горожанка из России стала селянкой в Абхазии

Амра Амичба, Sputnik

Отпуск-переезд

Переехать в Абхазию Анастасия решила, когда познакомилась с будущим мужем Александром Никитиным, который на тот момент уже несколько лет жил в Атаре-Армянской. По ее словам, вопрос, останется ли Анастасия с мужем навсегда в Абхазии или нет, не стоит, молодая семья уже дано все решила для себя.

«Нам здесь очень нравится. И мысли уезжать никогда не возникает. Все прекрасно», — признается она.

Анастасия до замужества никогда не была в Абхазии, но мечтала приехать сюда в отпуск, попутешествовать.

«Получилось, что после знакомства приехала в отпуск и провела его не как турист, а по факту — познакомилась со свои местом жительства в Абхазии, посмотрела дом, местность, село. У меня и раньше была мечта жить в деревне, несмотря на то, что я городской человек и родилась в городе. Но в детстве очень много времени проводила у бабушки в деревне. И мои родители тоже родом из деревни. Поэтому у меня была такая странная мечта жить в деревне, — признается Анастасия. — Я действительно ничего не знала об Абхазии. У меня было представление, что красивая страна, природа восхитительная, что-то такое абсолютно абстрактное. Здесь все оказалось совершенно фантастическим. Странно реализовалась мечта – хотела приехать в отпуск, а приехала насовсем. Но я довольна».

По словам Анастасии, родственники не удивились ее решению переехать жить в Абхазию, в отличие от родителей мужа, которые до сих пор не принимают выбор сына.

«К моим странностям мои родственники и знакомые привыкли. Я, как творческий человек, люблю перемещаться. До этого год прожила в Москве, работала в фотосалоне, тоже резко туда поехала. Так что спокойно отнеслись и к моему переезду в Абхазию. А вот среди родственников моего мужа до сих пор много несогласных. Это вызвано тем, что родителям хочется, чтобы дети были поближе. Все-таки полторы тысячи километров – это далеко. Муж Александр из Липецка, я из Белгорода. И расстояние до Абхазии немаленькое», — сказала она.

Как отметила Анастасия, у Александра была цель переехать в деревню очень давно, искал место, ездил по разным местам в России, но ничего выбрать не смог.

«Ему там не нравилось. От каких-то далеких знакомых узнал, что здесь живут русские люди, приехал, посмотрел, пожил некоторое время, познакомился с бытом, с местностью. И здесь ему понравилось все. Принял решение здесь остаться, приобрести дом. Он ни минуты не жалеет, счастлив, что здесь живет. Он здесь себя нашел. Ему очень нравится заниматься садом. Это ему очень подходит, — гворит Анастасия. — Он наверное, увидел в этом какую-то романтику. И до сих пор это романтика нас и держит. Это же прекрасно! Вы бы видели, я вас даже приглашаю к нам в гости: из нашего дома виды потрясающие. Окна спальни и кухни у нас выходят на цепочку гор Кавказского хребта. У нас нет телевизора, и мы смотрим в это окно, как в телевизор. И там просто потрясающие картинки. У нас стоит стол прямо перед этим окном. Обедая, мы смотрим на красивый вид, и нам это очень нравится. Утром я просыпаюсь, встаю с постели, смотрю, как солнце выходит из-за гор, это очень красиво. Окно – это нам картинка телевизора, его звук – это пение птичек, дождь за окном, вой шакалов, лай собаки».

Утро в деревне

Анастасия с мужем живут в Атаре в двухэтажном доме, но обжит только второй этаж, уточняет она.

«Дом огромный, десять комнат. Двоим столько не надо. Мы, конечно, в будущем планируем детей. Живем на втором этаже в двух комнатах и есть две хорошие гостевые комнаты для друзей и родственников. Первый этаж технический, ванная комната, стиральная машинка и что-то для хранения закруток, — перечисляет она. – Бесперебойно есть вода в доме. Родник течет немного ниже. Участок уходит под уклон, и в овраге недалеко от нас родник. Поставили мотор, и вода поступает в дом. До этого дождевая вода собиралась с крыши в бак. Если зима, с этим проблем не было, так как дожди часто, но летом иногда накладки возникали, когда вода заканчивалась, приходилось мыть посуду у ручья. Зимой отключения электричества не ощущаем, не зависим от этого. У нас котел отопительный и центральная система отопления по всему дому. Это котел может отапливаться дровами, углем и электричеством».

По словам Анастасии, в селе Атара бывает и минусовая температура, тогда иной раз включают обогреватель.

«Наше село все-таки повыше Сухума, и у нас бывает минусовая температура. Я, если честно, вообще по снегу не скучаю. Мне нравится абхазская зима и этот климат. Прошлый Новый год, когда в декабре было +18 – это было прекрасно», — восхищается она.

Для Анастасии деревенская жизнь во многом в новинку, что-то получается, а что-то нет, но в интернете можно найти массу информации, которая помогут освоить непривычные для городского жителя азы ведения приусадебного хозяйства.

«Я же видела, как бабушки и дедушки работают в огороде. Мы же не на задворках цивилизации живем. У нас есть нормальный 3G интернет, все, что нужно, мы там находим, и в общем-то мне несложно», — уверяет она.

Молодая семья встает в семь часов утра.

«Бабушка с дедушкой в деревне вставали в пять-шесть часов утра, чтобы подоить коров. Вот это рано. А мы скотину не держим, коров нет, поэтому в такое время вставать нам не надо. Есть только собака Флора и кошка Коша», — говорит она.

День в деревне зависит от времени года, объясняет Анастасия, летом – это работы в огороде, а осенью – сбор мандаринов на плантации в один гектар.

«На приусадебном участке летом очень много активных работ в огороде. Если жаркая погода и палящее солнце, то на огороде что-то можно делать либо рано утром, либо уже под вечер. Поэтому, когда жара, дома спасаюсь больше под вентилятором, закрутки делаю для себя из кабачков, огурцов, помидоров. В этом году основательно занималась закрутками, очень мало банок вздулось. В прошлом году слабенький огород был. Я стараюсь соблюдать рецептуру, — уточняет она. — Осенью идем после завтрака сразу на сбор мандаринов. На участке около 120 корней мандаринов. Большие деревья фейхоа. Много молодых саженцев фейхоа. У нас есть хурма, орех, немного персика. Но больше всего мандаринов, мы их продаем понемногу. Никогда не берем сборщиков, справляемся с мужем сами при сборе урожая мандаринов. Иногда бывает, кто-то в гости приезжает из друзей, один-два человека тоже могут помочь».

Земля для них и досуг, и работодатель, и кормилица.

«Наш доход – это наш сад. С огорода мы ничего не продаем, но то, что выращиваем, мы кушаем. На продажу мы варим варенье, сок мандариновый производим. И продаем здесь в Абхазии: год уже сотрудничаем с «Акалат», с гостиничными домами, гостевыми, где туристов принимают, им сдаем, и что-то в Россию вывозим».

Свое варенье, джемы и соки Анастасия реализует под брендом «Натуральная Абхазия». Самое дальнее место, куда их отправляла, – Кемерово, Сургут, Ярославль, Калининград

«В Перми есть постоянный клиент. Им там на севере очень не хватает фруктов и витаминов, которые содержатся в нашем варенье. Они заказывают помногу, — заметила она. — Сок мандариновый без сахара, варенье из фейхоа, мандаринов, шелковицы. Сейчас хурма и мандарины, фейхоа и киви. Джем в 250-миллилитровых баночках».

Из местной кухни в семье готовят только фасоль, а абыста (мамалыга – ред.) почему-то не получается.

«Я, правда, блендером измельчаю фасоль. Аджику добавляю чуть-чуть, потому что желудок не выдерживает острую местную еду. Мамалыгу пробовали готовить — не получается. Мало практики. Знаю, вариации есть с манной крупой. Мы в повседневной жизни не едим мамалыгу, у меня есть представление, что свой сыр должен быть, а мы не держим коров. Муж разводил кур, когда еще один жил. Но потом их потаскали шакалы. И больше он не стал их разводить. Мы вегетарианцы, поэтому только овощи выращиваем, в основном овощи и зелень. Крупы покупаем», — рассказала Анастасия.

Вагон свободного времени

Не забрасывает Анастасия Еремеева и свое творчество, принимает участие в ежегодном «Арт-маркете» в Сухуме, выставляет свою продукцию, открытки ручной работы, а в этом году будет работать и фотографом на ярмарке.

«Фотографирую природу, пейзажи, в основном, когда выбираюсь с мужем на прогулку на природу. Учитывая, что у нас свой участок и живем не так близко от города, но все равно находим время для поездок. Фотографирую уже семь лет. Открытки выполнены в технике скрапбукинг – это аппликации из различных иллюстраций, дизайнерской бумаги, ленточек, бусинок, страз, декоративных таких элементов, — объясняет Анастасия. — В этом году мне интересно участвовать в «Арт-маркете» как фотографу. Увидела объявление о том, что организатор Ксения Ирисова приглашает помощников в организации мероприятия, я позвонила. Мы договорились».

На вопрос о том, как Анастасия находит время и на творчество и на домашние дела в деревенской жизни, ответила, что, когда человек не привязан к офисной работе, свободного времени — «вагон».

«Для меня в моей прошлой жизни было огромной проблемой ходить на работу. Творческим людям очень сложно вписать себя в рамки, в график, и для меня это было проблемой. Теперь, когда я сама себе хозяйка, у меня есть куча времени, я успеваю делать и закрутки, и открытки, и варить варенье, закрывать сок, собирать мандарины, делать уборку дома, готовить обед. У меня есть время на все», — подчеркнула жительница села Атара-Армянская.

Анастасия планирует выпустить фотокнигу об Абхазии, с фотографиями местных жителей, так как, по ее мнению, россиянам интересно увидеть, как живут простые люди в республике.

Удивление от Абхазии

В Абхазии Анастасию удивило непривычно размеренное отношение людей к жизни.

«В России люди очень суетливые. Мне кажется, что это каждому русскому бросается в глаза здесь. В Абхазии люди спокойные и неторопливые. И этому стоит поучиться, мне кажется. Очень спокойно и очень комфортно. Мне это подходит. Я думаю, есть люди, которым это не подошло бы, которым больше нравится бешеный ритм Москвы. Но нам это очень нравится. Хотя даже, когда приезжаем в Сухум, это уже отличается от нашего сельского быта», — заметила она.

Анастасия с радостью сообщила, что в этом году наконец-то научилась плавать.

«Мы ездим из Атары на море. 25 километров до моря – около 30 минут езды. Нас многие спрашивают местные, говорят, что это же так далеко, тридцать минут ездить на море, а мы отвечаем: да вы что, мы жили в полутора тысячах километров от моря и стремились на море побывать. Что такое 25 километров? Я очень люблю море и с огромным удовольствием там провожу время. В этом году я поставила себе цель научиться плавать. Как так, я теперь живу возле моря и не умею плавать – это просто позор!» — сказала Анастасия.

С новыми соседями отношения сложились хорошие.

«Некоторые соседи армяне выращивает рассаду — мы ходим покупать ее. Какие-то продукты, которые есть у нас, им нужны — чем-то обмениваемся. Кому нужна помощь, обращаются — мы помогаем, или они где-то помогают», — рассказала она.

По словам Анастасии, стимула изучать язык страны пребывания нет, потому что все в Абхазии говорят на русском языке.

«Когда приезжаешь в чужую страну, где все разговаривают на своем родном языке, и, чтобы адаптироваться, тебе надо изучить язык страны пребывания. Хочешь не хочешь, вливаешься в среду, и само собой получается, что учишь иностранный для себя язык. А здесь получается, что все говорят по-русски, и у нас нет необходимости учить абхазский. Хотя мы бы с большим удовольствием это сделали, это очень интересно», — заметила она.

Как призналась Еремеева, пока их статус в Абхазии довольно туманный, переехали на постоянное место жительство, но вынуждены периодически выезжать, чтобы не нарушать закон.

«Мы не трудоустроены официально, занимаемся хозяйством своим, поэтому нам нет смысла делать патент. Это очень дорого для нас. Временную регистрацию делаем. Совмещаем с поездкой к родным подобные выезды», — сказала она.

Как утверждает Анастасия, если бы закон позволял, они с мужем приняли бы абхазское гражданство, так как, по ее словам, связали свою жизнь с Абхазией и намерены обосноваться здесь навсегда.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *