«ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»

«ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»07.10.2021

«ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»

Память

9 октября исполняется год со дня смерти Альберта (Алика) Аршба. Для его отца, известного в Абхазии человека – Антона Аджировича Аршба, это очередное испытание, коих на его веку было столько, что, казалось бы, их должно было хватить на несколько жизней. Но так решило провидение…

Алик родился 17 октября 1972 г., а через два года – 6 мая 1974 г.– его брат Владимир. Они учились во второй школе в Ткуарчале в шести километрах от дома, куда их отвозил и привозил обратно отец. Каждый август в течение десяти лет вся семья ездила в Сакен, потому что у Владимира была астма, и горный воздух ему был полезен.

– Ты думаешь, я доживу до их счастья? – спросила как-то Галина Владимировна Беспалова у отца своих детей.

– Как тебе не стыдно! Не болеешь, и такую чушь несёшь!? – возмутился Антон Аджирович. Но, к сожалению, Галина Владимировна словно предвидела свое будущее. Она не болела, но умерла неожиданно, во сне. Это произошло в 1981 году. Ей шел 41-й год.

Антон Аджирович позвонил жене брата и сообщил ей печальную весть, а детям сказал, что матери немного нездоровится, поэтому им надо пойти к тете.

Приехали мать и брат Галины Владимировны. Теще сказали будто ее зять собирается определить детей в детский дом, и она попросила дать их ей на воспитание. Их отец успокоил ее, что эти слухи ничем не обоснованы.

Когда проводили бабушку до Сухумского аэропорта, возвращаясь домой, Антон Аджирович завез детей в ресторан в Очамчыре – они захотели покушать. Дети попросили что-то из мяса. Он взял им, что они просили, но сам отказался есть. Затем, когда продолжили путь, дети спросили, почему он не ел мясное. Отец ответил, что по абхазским обычаям сразу после похорон родного человека нельзя есть сладкое и мясное. Дети начали плакать и долго тихо возмущались, что отец им это вовремя не сказал, и они, может быть, не желая этого, сделали что-то плохое по отношению к маме.

Во второй раз Антон Аджирович женился через полтора года. Его новой избранницей стала Галина Аполлоновна Кучуберия – преподаватель немецкого языка в Ткуарчалской четвертой школе.

– Дети были маленькие, хорошо знали ее, ведь она была моя соседка. Я заметил, что они часто ходят к ней. Получается, что женился не я один, а вся семья, – говорит Антон Аджирович. И она, действительно, заменила им мать…

17 октября 1983 г., в день рождения Алика, у них родилась сестра – Эльдина. Антон Аджирович и Галина Апполоновна старались воспитывать своих детей патриотами родины. Забегая вперед, надо сказать, что это им удалось.

Когда братья были в 8 классе, они пошли учиться на водителей в ДОСААФ, где и Алик, и Владимир получили водительские права. Также с 8-го класса они работали каждый год два месяца на заводе «Заря», где сначала делали ящики, потом более сложные изделия. Деньги, которые они зарабатывали, тратили сами. Братья были как ровесники, как близнецы: они вместе работали, вместе учились, только учились в разные смены, так как в школе мест не хватало. Алик с первого класса хорошо разбирался в математике, любил читать и учился хорошо. Владимир к учебе относился не так серьезно и читать особо не любил, правда учился без двоек.

– Младший немного отчаянный был, зато у него была предпринимательская жилка. Ему бы в наше время жить, цены бы не было, – считает отец…

После окончания школы, Алик поступал в АГУ. Это было в 1989 г., когда вступительные экзамены из-за грузино-абхазского противостояния, в центре которого оказался АГУ, были перенесены на позднюю осень. Отец приехал на экзамен с сыном и в сутолоке перед зданием университета в карман Антона Аджировича кто-то положил бумажку, в которой, как потом выяснилось, содержалось сообщение о том, что здание АГУ было заминировано.

– Остался в здании, до конца экзамена не выходил. Никому ничего не сказал, да ничего и не было, – рассказывает отец.

Алик сдал экзамен, поступил на физико-математический факультет, учился хорошо…

В конце 1991 г. в Абхазии создали Полк внутренних войск, Владимир пошел служить туда, несмотря на то что был астматиком. Он служил в Агудзере. Антон Аджирович по силе возможности старался поддерживать материально абхазское воинское подразделение. Во время службы, уже перед самым началом войны, Владимир заболел воспалением легких, однако это не помешало ему встать в ряды защитников Отечества. В начале войны он и его старший брат Алик находились в батальоне в селе Реке. Причем отец об этом узнал не сразу.

В такие времена, наверное, по-особенному звучат слова из песни: «Не успели оглянуться, а сыновья уходят в бой». Хотя, вероятно, это не совсем про отца Алика и Владимира; Антон Аджирович, кажется, всегда был готов ко всему.

– Я пришёл на передовую, а там сидят мои сыновья с оружием на посту, – рассказывает отец. Несмотря на их возмущение, он настоял на том, чтобы военная служба его сыновей продолжилась бы в разных подразделениях. При этом он исходил из того, что «если с одним что-нибудь случится, второй полезет туда, и его не будет».

Алик был отправлен в Бедию под началом командира Алика Аршба, а Владимира оставили в Рекинском батальоне, где командиром был Славик Кучуберия и где близко общался и дружил с Юрой Кучуберия.

После войны и Алик, и Владимир были награждены медалью «За отвагу».

После изгнания грузинских войск с территории Абхазии Антон Аршба был начальником военного гарнизона Очамчырского района. Его младший сын Владимир служил при нем. Алик же почти год служил в Сухумском гарнизоне у Виталия Смыр. Он окончил университет, получил диплом; стал работать в налоговой инспекции.

С 1995 по 1998 г. Антон Аршба работал Полномочным представителем Абхазии в Республике Адыгея. Он забрал Алика с собой, который в Майкопе начал работать в компании «Лукойл». Владимир устроился в Сухуме в пассажирское АТК, работал водителем рейсового автобуса. Казалось бы, несмотря на трудности послевоенного времени, жизнь потихоньку стала налаживаться, но отца и сыновей, только что вышедших из войны, поджидала проблема «потерянного поколения», которая завещала современникам еще Гертруда Стайн.

– На высоте Кетуан грузины пошли в наступление, – вспоминает Антон Аршба. – Наши их косят, но те продолжают идти. У моего младшего сына был карабин. Он выстрелил в одного грузина. Целился в грудь, а попал в голову, и голова разделилась, а человек еще шел по инерции. «Всё время вижу во сне, папа, сплю и вижу того грузина», – часто говорил он мне. Сын не выдержал, застрелился.

Это случилось в 1996 году.

Через год после смерти брата Алик вернулся в Сухум. Он все время повторял: «Зачем мне жить без брата». Вообще после смерти брата у него немного нарушилась психика, и через 15 лет, не дожив 8 дней до своего 48-летия, Алик также ушел в мир иной…

– Теперь смысл моей жизни в счастье моих внуков, сыновей дочери – Нестора и Марка, и всех наших детей, – завершает свой рассказ Антон Аджирович.

У нас говорят: не давай оплакивать своего сына тому, у кого сын не умирал. Тяжелое, но мудрое, основанное на многовековом опыте, высказывание…

– Меня били, я и дрался, – эта фраза Антона Аршба может быть лейтмотивом всей его жизни. К нему, кажется, порой, неблагосклонна и сама судьба. Это, наверное, и не мудрено, ибо испытания посылаются людям, способным их выдержать и преодолеть…

Аслан АВИДЗБА, историк, профессор АбИГИ

Номер:  86
Выпуск:  4090
Рубрика:  общество
Автор:  Аслан АВИДЗБА, историк, профессор АбИГИ

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *