СЛОВО ВЕТЕРАНА

СЛОВО ВЕТЕРАНА28.09.2021

СЛОВО ВЕТЕРАНА

Надарая Темур в годы Отечественной войны народа Абхазии был заместителем командира Гагрского батальона. Он – кавалер ордена Леона, награждён орденом «Ахьдз-Апша» III степени.

– Темур Хухутович, какая была обстановка в республике перед войной?

– Обстановка в 1992 году была сложной и напряженной. С начала 1992 года в феврале – марте грузинская армия пыталась войти на территорию Абхазии и установить свой контроль. В марте окрепшая Абхазская гвардия, полк внутренних войск под руководством легендарного Агрба Гиви Камуговича смогла эффективно противостоять грузинской стороне на рубеже реки Ингур.

После этого к В.Г.Ардзинба пришли галские старейшины и сказали, что они дают гарантии в том, что в случае намерения грузинской армии вступить на территорию Абхазии, абхазская сторона будет знать об этом заблаговременно и галцы будут поддерживать абхазскую сторону. Но попросили вывести полк внутренних войск за территорию Галского района в село Охурей, где был организован пост. Тем не менее накаленная обстановка по всей Абхазии сохранялась.

Когда спецподразделением В.Анцупова и Аслана Зантария была проведена операция по выдворению министра МВД, Гиви Ломинадзе из его кабинета, который он не хотел покидать, то по призыву партии «Демократическая Грузия» сотрудники милиции грузинской национальности в знак протеста покинули службу. И только за полтора месяца до начала войны, когда неожиданно появился приказ министра МВД Грузии Романа Гвенцадзе, согласно которому они все вернулись и вышли на работу. Вот такие были основные моменты перед войной 1992 года. Все это держало в напряжении республику. Масло в огонь подливали и подразделения «Мхедриони», которые дислоцировались в Сухуме и в Гагре. Они выполняли приказы из Тбилиси, вели себя нагло и вызывающе, а им противостояли подразделения резервистов Абхазской гвардии.

– Как и где вас застало известие о войне? Какие чувства вызвало?

– В начале войны я был командиром отдельной Пицундской роты полка внутренних войск Абхазской гвардии. Застала меня война прямо в казарме. Я услышал сообщение по рации, что в Галский район вошли войска Госсовета Грузии и в районе Охурей слышна стрельба. И для меня это означало: началась война. Об этом в Гагре еще никто не знал, я вместе с Эмзаром Ампар, Русланом Кирия поехал в Администрацию города, стал искать Руслана Язычба (он в то время был на выезде). Я рассказал секретарю об услышанном, но в это время зазвонил телефон и сообщили, что через город Очамчыру прошли танки. Тут уже всем все стало ясно.

– Насколько я знаю, благодаря вам был организован рубеж обороны на Бзыбском направлении, можно об этом подробно?

– Мне неудобно отвечать на этот вопрос, пусть об этом скажут другие. Расскажу, что на Гагрском направлении я был первым командиром, и естественно, на мои плечи легла обязанность по организации обороны города Гагры. Мы встречали грузинский десант с боями у поселка Цандрипш, и это был наш первый бой. Мы уже были обстреляны, имели небольшой опыт, но силы, конечно, были неравны. 250 человек грузинского десанта с техникой, плюс местные, и мы, имевшие охотничьи ружья и ограниченное количество автоматов. Помню, Сергея Зебеляна, он привел шесть человек на развилку Гантиади, и все они были с ружьями. Чуть позже подоспели пицундские ребята, которые с помощью Валерия Киртбая раздобыли автоматы. Нас было 70 человек.

Самое обидное, что у нас не было ничего, что можно было противопоставить танкам и БМП противника: ни гранатометов, ни противотанковых мин, ничего такого, чем можно было уничтожить технику, кроме «коктелей Молотова» и самодельного НУРСа Джим-джима Псардия, из которого стрелял Сатбей Жиба.

И еще: у выезда из Гагры подразделения «Мхедриони» заняли позиции по направлению в город Сухум. В поселке Псахара их было человек 70 вместе с сотрудниками милиции города Гагры, которые сразу примкнули к «Мхедриони», и мы фактически оказались в окружении. Как и в Сухуме на переговорах, в Гагре тоже говорили об отводе войск, и Руслан Язычба вступил в переговоры. Благодаря его усилиям подразделение «Мхедриони» на катерах вышли в сторону Цандрипша и присоединилось к основным грузинским силам, а мы по договоренности должны были покинуть Гагру, что мы и сделали, и оказались в районе Пицундского поворота в поселке Бзыпте. Там Закан Агрба, Заур Бганба и другие организовывали людей и снабжение.

Есть документальная хроника, где Даур Инапшба в первые дни берет интервью. Тогда в Гудауте решили, что нам легче будет организовать оборону по левому берегу реки Бзыбь, и был приказ, но мы – небольшое подразделение, на свой страх и риск его не выполнили, и в последующем это оказалось правильным решением.

– Вы участник операции по освобождению города Гагры, это был первый наш успех после оккупации. Как она разрабатывалась, какую роль сыграла военная стратегия?

– Эта операция разрабатывалась в Генштабе, в Гудауте, утвердил ее председатель комитета обороны В.Г. Ардзинба. Тогда С.П.Дбар был командующим Гагрского направления, и в любую операцию, когда она начинает реализовываться, приходится вносить некоторые коррективы. Я прекрасно помню, как мы заняли поселок Псахара (Колхида), у городского военкомата шли бои, у объездной дороги ночью в зелёном доме С.П.Дбар вызвал командира Геннадия Чанба и меня. Полковник Сергей Дбар ознакомил нас с планом операции и спросил наше мнение. Нам необходимо было выбрать направление главного удара, и мы, по моему предложению (это немного нескромно с моей стороны, что я так говорю, но это так и было) решили нанести удар по объездной дороге. Все согласились. На том направлении располагались подразделения чеченских добровольцев, другие абхазские подразделения, и им ночью была поставлена задача: рано утром по объездной дороге выйти в район автодороги горы Мамзышьха, где начинается подъем, и сверху спуститься в город. Есть кадры военной хроники, когда наш танк начинает путь по объездной дороге. Правда, грузины взорвали один мост, чтобы наша техника не прошла, но следующие подразделения смогли очень хорошо выполнить задачу. Это дало повод для паники среди подразделений грузинской армии в Гагре. Помню, что одно из наших подразделений вышло в районе улицы Бестужева-Марлинского, там наверху есть сосновая роща, прошли через нее и фактически с этой горки обстреливали центр города из гранатомета. Мы навалились, можно сказать, снежным комом в трех местах: в районе заправочной станции, санатория XVII партсъезда и открыли огонь по центральной части города. Это вызвало большую панику и облегчило наступление сил, которые находились в нижней зоне по центральной трассе.

(Окончание в следующем номере)

Вика ДУМАА, внештатный корреспондент газеты «Республика Абхазия»

Номер:  84
Выпуск:  4088
Рубрика:  политика
Автор:  Вика ДУМАА, внештатный корреспондент газеты «Республика Абхазия»

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *