О МАСКЕ, КОТОРУЮ МЫ НОСИМ

О МАСКЕ, КОТОРУЮ МЫ НОСИМ23.09.2021

О МАСКЕ, КОТОРУЮ МЫ НОСИМ

Здоровье. Читая другие СМИ

За более чем полтора года пандемии COVID-19 медицинские маски прочно вошли в жизнь обыкновенных людей. Роль в их распространении сыграла эпидемия (не коронавируса) в Китае. Почему маски одноразовые и позволяют ли чувствовать себя в безопасности от заражения коронавирусом?

Поиск методов борьбы с заражением наука начала еще до того, как обнаружила первых переносчиков инфекции. Прежде всего медиков интересовало, как снизить риск хирургических инфекций – в частности, печально известной гангрены – и смертей от них. Уже в середине XIX века работы Джозефа Листера, Луи Пастера дали начало антисептике – системе мер по уничтожению микроорганизмов в организме. Вслед за ней появилась и асептика, которая заботилась о том, чтобы микроорганизмы не попали в саму рану. Руки, инструменты и даже дыхание медицинского персонала должны были быть стерильно чистыми.

В 1897 году исследовавший развитие туберкулеза гигиенист Карл Вильгельм Флюгге опубликовал ряд работ, в которых описал свое открытие: слюна может содержать бактерии – переносчики инфекций. Кроме того, в работах Флюгге говорилось о необходимости соблюдения дистанции от зараженного для предотвращения большего заражения.

Грязный убийца, безобидный микроб, веками убивал миллионы людей по всему миру.

В том же году ученый совместно с коллегой по Университету Бреслау, главой хирургического отделения Йоханном фон Микуличем-Радецким – пионером использования в хирургии стерильных перчаток – провели операцию с «повязками на рту», сделанными из марли. «Мы дышали через них так же легко, как и дама на улице в вуали», – вспоминал Микулич-Радецкий. Ассистент Микулича Вильгельм Хюбнер описал затем в своей работе двухслойную маску из марли, которая должна была предотвращать распространение капель инфекции.

Все в том же 1897 году примеру немецких коллег последовал французский хирург Поль Бержер. Используемая им маска состояла уже из шести слоев марли и закреплялась поверх не только рта, но и носа.

Для того чтобы медицинские маски получили подлинное признание, понадобилась масштабная эпидемия в Китае. В сентябре 1910 года в Маньчжурии началась масштабная вспышка бубонной чумы – той самой «черной смерти», выкосившей пол-Европы в середине XIV века.

К концу декабря 1910 года в Фуцзядяне – городе-спутнике одного из главных центров провинции Харбина – ежедневно умирали до 100 человек. За четыре месяца скончались более 60 тысяч человек. Для борьбы с эпидемией китайское правительство направило в регион выпускника Кембриджского университета, проректора Военно-медицинского института в Тяньцзине У Ляньдэ. По прибытии в Харбин тот установил, что действительно имеет дело с легочной чумой, передающейся воздушно-капельным путем. Для борьбы с чумой У Ляньдэ предложил ряд мер – дезинфекцию жилых районов, ограничение передвижения населения, контроль над группами высокого риска, централизованный сбор и кремация трупов (что было невиданно для тогдашнего Китая). Кроме того, всех докторов, медсестер и даже похоронные команды обязали носить разработанные доктором маски из нескольких слоев марли и хлопковой ваты.

Маски стали носить медперсонал, солдаты и многие обычные люди. Это – равно как и другие меры У Ляньдэ – помогло предотвратить дальнейшее распространение чумы. Последний заболевший в Харбине был зарегистрирован 1 марта 1911 года. К апрелю 1911 года с эпидемией в целом было покончено. Маска стала символом современной науки, о ее применении стали охотно писать газеты многих стран мира, а У Ляньдэ в 1935 году номинировали на Нобелевскую премию в области медицины.

Окончательно необходимости признания масок как средства предотвращения развития инфекции способствовала Вторая мировая война: стираемые и дезинфицируемые маски были окончательно общепризнанны и стали различаться лишь числом слоев марли.

Вслед за масками в медицине стали использоваться и респираторы – в отличие от первых, те создают воздухонепроницаемую изоляцию.

Частицы коронавируса чрезвычайно малы – их диаметр составляет около 0,1 микрометра, что недостаточно даже для респираторов N95, что вызывает опасения в эффективности масок. Но вирус не распространяется сам по себе, маскам и не требуется сдерживать распространение столь малых частиц. Диаметр большинства капелек и аэрозолей составляет от 0,2 до сотен микрометров, у большей части он варьируется в диапазоне от одного до десяти микрометров.

Мутация неизбежна. Вариантов коронавируса все больше.

Международная команда исследователей в июне 2020 года показала, что эффективность защиты медицинских и тканевых масок составила 67 процентов.

Также не стоит и недооценивать влияние масок на экономику: по подсчетам ученых, ношение может приносить от трех до шести тысяч долларов дополнительно за счет снижения риска смертности. Каждая же носимая медицинским работником маска может приносить миллионы долларов.

Номер:  83
Выпуск:  4087
Рубрика:  общество
Автор:  Из интернета

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *