НЕНОРМАЛЬНЫЙ

НЕНОРМАЛЬНЫЙ21.09.2021

НЕНОРМАЛЬНЫЙ

Библиотека редакции. Чтение

Его знали как ненормального. Никто даже не задумывался, откуда он появился здесь сразу после войны. Да люди и не пытались узнать. Его считали ненормальным, да и он так вошёл в эту роль, что мог посоперничать с великими артистами. Но артисты – на сцене, а этот играл в жизни.

Выглядел он всегда одинаково – с густой бородой, в поношенных, но стиранных вещах, которые, казалось, не изнашивались от того, что новых вещей он никогда не носил.

В послевоенные годы он ни к кому из соседей не заходил и к себе никого не приглашал. К нему и так никто не приходил, считая его ненормальным нищим менгрельцем. Каждое утро, как рассветет, он с цалдой под мышкой вместе со своей веселой черной собакой выходил из не большого, да и не маленького своего дома, открывал калитку, будто скосившуюся от тяжелой ноши, и шел к находящемуся недалеко от дома заросшему густым лесом общему кладбищу. Оно настолько расширилось в размерах, что когда его границы слишком приблизились к домам местных, там перестали хоронить покойников, и кладбище закрыли. Через несколько лет кладбище стало зарастать лесом. По пальцам можно было посчитать захороненных там абхазов. И по сегодняшний день их могилы были чистыми и ухоженными. Неухоженными, заросшими оставались могилы грузин, мингрелов, сванов и людей других национальностей.

Мингрелы, грузины и сваны давно уже убрались из Абхазии к себе на родину, им было не до своих покойников. А что касается других национальностей – это было их делом.

Одним словом, этот чокнутый мингрелец с утра до вечера ходил с цалдой по кладбищу, расчищая заброшенные могилы. Возвращаясь вечером домой, он нес на спине целую вязанку дров. Так, потихоньку, собирал он дрова, которых ему хватало на всю зиму. Когда зимой некоторые, поеживаясь от холода, искали дрова для топки, он сидел в тепле у камина. Было у него и что поесть, и что выпить. Это немного удивляло некоторых соседей, не понимавших, откуда он все это берёт.

Многие годы над кладбищем раздавался звук топора ненормального. И соседи так привыкли к этому многолетнему звуку, что начинали беспокоиться, если не слышали его.

Вначале никто не волновался. Но почему-то слишком долго не видели ненормального с собакой. Не слышно было и привычного звука. Соседи собрались и решили выяснить, что же случилось. Дом был пуст, как и двор. Было видно, что хозяина здесь уже давно нет, хотя в доме всё было чисто прибрано. Но нигде не было бородатого, всегда опрятно одетого ненормального. Не было и его собаки.

– В нём было что-то, чего мы не знаем, – сказал один из пришедших.

– Нам надо было пораньше задуматься над этим, – ответил другой.

– Что прошло, то прошло, нам надо сейчас подумать, как пойти по его следу, – ответил третий.

– Завтра, как рассветет, мы должны пойти по его следу и обыскать кладбище, куда он постоянно ходил. Может, пока мы смеялись над ним, считая его ненормальным, он что-то натворил и ушел, посмеявшись над нами. Вот тогда мы сели на осла, – как бы виня себя в чем-то, заговорил первый. – С осла можно слезть, но если этот осел лягнул нас и ушел, то это ослинство, которое хуже ослинства, – сказал второй, у которого появилось нехорошее предчувствие.

– Оставьте своих ослов и подумайте над тем, что я вам скажу. С сегодняшней ночи будем следить за домом. Если живой, придет, куда денется… Если бы он где-то валялся мертвым, собака обязательно вернулась бы.

– Он точно живой, – умничая, вставил свое слово третий. Соседи единогласно решили, как только рассветет, обыскать кладбище вдоль и поперек.

Целый день до самого вечера они обыскивали кладбище. Наконец все поняли, что ненормальный не просто так ходил среди мертвецов. Часть заросших колючкой грузинских могил была очищена. Стали видны надписи на грузинском языке. Но каждой могиле стояли бутылки с водкой и фрукты. Было видно, что он успел расставить их впопыхах, перед уходом.

– Он по-своему отомстил, этот ненормальный, – с грустью произнес первый.

– О какой мести может идти речь? Они напали на нас, хотели уничтожить… Кто погиб – погиб, а тех, кто остался, отправили на родину, к могилам предков, – ответил второй, немного взбодрившись.

– Перестаньте умничать. Мы просто убиты. Не видите, он посмеялся над нами и ушел. То, что произошло сегодня, должно остаться между нами, – тихо ответил третий.

Больше не говоря ни слова, соседи друг за другом шли через кладбище, раздвигая кустарники. Они почти вышли к дороге, когда за спинами услышали громкий мужской голос:

«Послушайте меня, абхазы!»

Соседи остановились. Повернулись и посмотрели в сторону леса. Но ни одной живой души не видно было в лесу.

– Кто это нас зовет?! – громко выкрикнул первый.

– Я тот мужчина, который лежит в могиле, мимо которой вы сейчас прошли!

– Ты абхаз?

– Да. Я из тех, кто жил, как подобает апсуара!

– Ну и что тебе от нас нужно?!

– От вас мне ничего не надо, кроме одного!

– И что же это – одно?

– Будьте бдительны, абхазы! Наивность губительна! Пока Господь не накажет или не заставит поумнеть наших врагов, они опасны, они враги! Будьте бдительны, абхазы!…

– Что-нибудь ещё хочешь нам сказать?

Голос из могилы умолк. Соседи долго стояли неподвижно, глядя друг на друга.

Потом, как дети, которых побили, совершенно подавленные, отправились по домам.

Энвер АЖИБА, член Ассоциации писателей Абхазии, главный редактор газеты «Апсны», Перевод Г. Адзинба, В. Пейливановой

Номер:  82
Выпуск:  4086
Рубрика:  общество
Автор:  Энвер АЖИБА, член Ассоциации писателей Абхазии, главный редактор газеты «Апсны», Перевод Г. Адзинба, В. Пейливановой

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *