HE ХОТИМ ИЛИ HE МОЖЕМ?

HE ХОТИМ ИЛИ HE МОЖЕМ?25.08.2021

HE ХОТИМ ИЛИ HE МОЖЕМ?

Свободное мнение

Профессиональная болтовня стала главным элементом работы нашего абхазского Парламента, апогеем чего стало прошедшее пару месяцев назад так называемое расширенное заседание Парламентского комитета с участием общественности.

Обсуждались вроде бы важные и конкретные вопросы – принятие антикоррупционных законов и проблема борьбы с так называемыми «майнингами», то есть добычей криптовалюты с незаконным использованием электроэнергии. Так вот, представители неизвестно откуда-то взявшихся партий, о которых раньше и слышно не было, различного рода политологи и бог знает ещё какие общественные деятели в большинстве своём говорили о чём угодно, только не на обсуждаемую тему.

Собственно говоря, невооружённым глазом видно было их желание «попиариться», покрасоваться перед телекамерами. В результате в очередной раз жизненно важные для страны проблемы были попросту заболтаны.

Интересно, какими принципами руководствовались парламентарии в выборе участников встречи? Почему вышеназванные вопросы, требующие при их решении специальных знаний, обсуждались не с профильными специалистами, а с мало кому известными представителями общественности, стремящимися ни к чему более, как к извлечению собственных политических и иных «дивидендов».

Или изначально эти вопросы просто-напросто планировалось заболтать и не принимать никаких конкретных решений? Вообще, подобные методы стали обычными в деятельности нашего Парламента. Многие важные вопросы забалтываются в ходе искусственно раздутой дискуссии, вроде бы при этом высказываются в целом правильные вещи, вроде бы тот или иной вопрос одобряется депутатами, но при голосовании он почему-то не проходит. Так было, в частности, при принятии пакета так называемых «антикоррупционных» законов, предусматривающих декларирование доходов должностными лицами, в том числе и депутатами Парламента. Волей-неволей возникает мнение, что депутатам принятие таких законов нежелательно и невыгодно.

Таким образом, трудно избежать вопросов о моральном облике некоторых «народных избранников». Впрочем, ни для кого не секрет, что многие иные стремятся в депутаты, рассматривая своё депутатство как способ обогащения, тот же самый «бизнес-проект». Так чего же от них ожидать?

К сожалению, в Парламенте тоже хватает людей некомпетентных, и в этом большая доля вины всех нас, избирателей. Поскольку голосуем мы исходя из соображений родства, политических и иных пристрастий, обычного своекорыстия, а отнюдь не по соответствующим званию депутата качествам, уровню его образования, опыту работы, морально-нравственным качествам.

Потому и проходят в Парламент люди некомпетентные, потому и происходят всякого рода «обсуждения с общественностью», являющиеся по сути всё той же пустой болтовнёй. А очень бы хотелось, чтобы депутатский корпус инициировал обсуждение жизненно важных, стратегических вопросов, собрав для этого опытных специалистов. Например, для обсуждения ситуации в аграрной сфере и выхода из кризиса, в котором оказалась главнейшая для Абхазии отрасль.

Я как специалист в этой сфере не только готов принять в ней участие, но и оказать помощь в её подготовке, собрав специалистов различных направлений сельхозпроизводства, готовых предложить конкретные меры, конкретные действия и лично способствовать их реализации.

В том же ключе следовало бы организовать встречу специалистов и на телевидении, обсуждать конкретные, а не общие вопросы, конкретные действия. Думаю, советы опытных специалистов в нынешней катастрофической ситуации в аграрной отрасли не были бы лишними, стали бы серьёзным подспорьем для того же Министерства сельского хозяйства, к деятельности которого лично у меня имеются некоторые вопросы…

Кстати, недавно по телевидению министр сельского хозяйства объявил об очередном своего рода конкурсе так называемых бизнес-проектов в сельскохозяйственной сфере; вроде бы Минсельхоз будет финансировать прошедшие отбор эти самые проекты. Но ведь нечто подобное уже было и ни к чему толком не привело. Также отбирались проекты, выделялись деньги на их реализацию, деньги тратились, а результат был нулевой.

Смею предположить, что средства раздавались по знакомству; тратились не по назначению, а потом благополучно списывались со ссылкой «неблагоприятные погодные условия». Боюсь, что и в этот раз произойдёт то же самое по причине всё той же некомпетентности. Ибо суть в том, кто будет предлагать проекты, кто будет их отбирать и кто контролировать их реализацию и использование выделенных средств.

Вряд ли Минсельхоз привлечёт к данному процессу опытных и порядочных специалистов-аграриев.

Кстати, недавно, опять же по телевидению, один из депутатов Парламента высказал в общем-то здравую мысль, что для развития сельского хозяйства Абхазии не хватает квалифицированных кадров. Причём преподнесено это было чуть ли не как открытие, обставлено было так, что лишь этому депутату пришла в голову такая хорошая мысль… А разве не об этом мы твердим уже почти тридцать лет, где только можно и даже где нельзя?!

Помнится, в первые годы после окончания Отечественной войны народа Абхазии В.Г. Ардзинба проводил совещание по сельскому хозяйству в здании Кабинета Министров, где предлагалось оставшееся имущество сельхозпредприятий советских времён раздать всем желающим в аренду или частную собственность. В этом виделся тогда выход из сложившейся ситуации, этот метод считался единственно правильным, сулящим интенсивное развитие аграрного сектора Абхазии.

При этом все участники совещания с энтузиазмом одобряли данное предложение. Лишь я выступил и высказал опасения, что имущество попадёт в руки некомпетентных людей, тогда как сельхозпроизводством должны заниматься квалифицированные специалисты, а таких в Абхазии в нужном количестве не имеется. Кое-кто меня упрекнул в том, что я выступил против установки Президента. Это так и было.

И в дальнейшем я постоянно поднимал «кадровый вопрос» в сельском хозяйстве – и во многих публичных выступлениях, и в публикациях в средствах массовой информации, и в личных беседах с руководителями разного уровня, вплоть до самого высшего. Мои официальные докладные лежат на столе всех президентов и премьеров.

Время показало, что я был прав. Сельское хозяйство – главная жизнеобеспечивающая отрасль Абхазии. И для его развития необходимы квалифицированные кадры. Агроинженерный факультет АГУ не может решать эту задачу. По лимиту в сельскохозяйственные вузы России мы почему-то абитуриентов не направляем.

Выход из ситуации я вижу в создании в Абхазии специализированного сельскохозяйственного учебного заведения. Будет оно высшее или среднее – не главный и не решающий фактор. Важно, как будет поставлено обучение, из каких контингентов. Я лично разработал соответствующий проект и направил его в различные инстанции, вплоть до Президента Абхазии. К сожалению, толкового ответа я не получил. Но остаюсь в убеждении, что без квалифицированных кадров из сельского населения улучшить ситуацию в сельском хозяйстве Абхазии невозможно. А делать это жизненно необходимо.

Сельское хозяйство – главная отрасль экономики Абхазии. Так сложилось исторически, и без восстановления сельхозпроизводства, без возрождения абхазского села мы потеряем страну, потеряем народ.

Абхазское село – это не только производство сельхозпродукции, обеспечение так называемой продовольственной безопасности. Абхазское село – это сохранение абхазского языка, традиционной абхазской культуры, обычаев и традиций. Это – сохранение традиционного абхазского образа жизни. Потеряем абхазское село – исчезнем как нация, как народ.

Вот такое значение имеет восстановление сельскохозяйственной отрасли Абхазии, и на это должны быть направлены все силы и средства, все усилия руководства страны. Те российские миллиарды были бы использованы для развития сельской инфраструктуры. Только делать это надо грамотно и квалифицированно, без кампанейщины и действий, дискредитирующих саму идею. Такое, к сожалению, случается.

На днях по Абхазскому телевидению показали такой сюжет: где-то в селе стоит полуразрушенный коровник, в нём стоят две худые коровы, и это почему-то называется фермой и преподносится как пример возрождения сельхозотрасли. Такое развитие сельского хозяйства предлагает руководство через Абхазское телевидение? Это и есть дискредитация идеи возрождения сельхозпроизводства в Абхазии. Думаю, такие примеры недопустимы.

Я так много говорю о сельском хозяйстве не потому, что только здесь много проблем. Просто этому делу я посвятил всю свою жизнь и без ложной скромности считаю себя высоко квалифицированным агроспециалистом, сделавшим на практике, в образование и науку соответствующий вклад.

По-иному я подошёл бы и к формированию такой структуры, как Совет старейшин, в настоящее время лишь формально функционирующий. Туда должны входить люди, не просто достигшие определённого возраста, а люди, уважаемые в народе, способные дать мудрый совет в житейском плане, в отношениях с людьми, что в условиях Абхазии крайне важно.

Ну и к нашей творческой интеллигенции хотел бы я обратиться с просьбой создавать произведения, способные вдохновлять на труд, на подвиг, на великие дела, без которых не возродить нам Абхазии, не сделать её процветающей страной.

Беззаветный труд на благо народа и государства – это и есть способ достижения светлого будущего.

Патико АЛАН, почетный профессор АГУ, заслуженный работник сельского хозяйства и высшей школы страны, кавалер ордена «Ахьдз-Апша» 3-й степени

Номер:  74-75
Выпуск:  4078-4079
Рубрика:  политика
Автор:  Патико АЛАН, почетный профессор АГУ, заслуженный работник сельского хозяйства и высшей школы страны, кавалер ордена «Ахьдз-Апша» 3-й степени

Источник : Газета “Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *