Точка невозврата: почему нельзя забыть 14 августа 1992 года

Большого оптимизма по поводу мирного сосуществования с Грузией после системного геноцида абхазского народа, осуществленного Сталиным и Берия, а позже их последователями, у абхазов не было. Но человек такое существо, которое до последнего наивно полагает, что пронесет, что сводки с места боевых действий – это страшные новости из других государств. Мы понимали, что рано или поздно ружье выстрелит, но как скоро и какие масштабные последствия будут, даже не предполагали.

Нам стоило очень серьезно насторожиться в тот период, когда вооруженная хунта, под предводительством Китовани и Иоселиани развязала гражданскую войну в самой Грузии, когда с применением артиллерии и другого тяжелого вооружения прямо в Тбилиси свергли законно избранного президента Звиада Гамсахурдиа. Особых симпатий к этому персонажу я, естественно, не испытываю, но факт остается фактом. Обыкновенный в прошлом платный агент спецслужб СССР, на ходу переобувшийся, и на волне националистических идей об “исключительности грузинской нации” – “Грузия только для грузин”, ставшего вдруг диссидентом и выразителем свободолюбивых идей “угнетенных советским произволом” грузин. Вдвойне странно слышать мне, прожившему значительную часть своей сознательной жизни в Абхазии, входившей в состав Грузинской ССР, о каких-то притеснениях со стороны Москвы в отношении маленькой Грузии. Самая дотируемая, купающаяся в огромных финансовых вливаниях республика, где несомненно жило самое большое количество подпольных миллионеров на душу населения. О высоком достатке красноречиво говорило еще и то, что Грузия взрастила огромное количество так называемых “воров в законе”. В преступной иерархии, в ее  “руководстве”  было больше всего именно грузин.

Мира не будет

Конечно, рано или поздно неоправданные амбиции вылились бы в противостояние с другими нациями, которых с подачи таких параноиков как Гамсахурдиа, они считали “второсортными”, недостойными для проживания на “исконно грузинской земле”.

Но все равно, когда я, молодой специалист, только создавший семью и с планами на будущее, услышал автоматные очереди со стороны Красного моста, думал, что это какое-то недоразумение, какая-то спонтанная стычка, которая быстро завершится, и общий язык мы все равно найдем. Моя наивность быстро улетучилась, когда стремительно распространились недобрые вести о том, какие силы были брошены на абхазскую землю.

Для полной объективности нельзя не вспомнить, что до тех событий через Абхазию проехала вооруженная группа религиозных фанатиков, которые свершили малопонятный ритуал на реке Псоу. Тогда абхазы возмутились, но конфликта удалось избежать. Чего точно нельзя было ожидать в августе 1992 года. На этот раз у армии мародеров стояла одна единственная задача – раз и навсегда покончить с абхазским вопросом. Уничтожить как этнос, сжечь все архивы, все научные и исторические труды, все музейные экспонаты, переименовать всю топонимику и тем самым расширить ареал обитания для грузинской нации.

Силовое решение

Все эти устремления грузинских националистов подогревали события в мире на фоне развала СССР и геополитическая обстановка, в которой лучше всех по тем временам ориентировался могучий “лис” Шеварднадзе. Его мнимый авторитет в высоких кругах мира с одной стороны, численное превосходство в людских ресурсах и доставшиеся Грузии советская боевая техника и боеприпасы, не могли не окрылить таких стервятников как Джаба Иоселиани и Тенгиз Китовани. Наспех собранная из бывших амнистированных заключенных армия под руководством молодого генерала Каркарашвили  должна была катком пройтись по Абхазии и уничтожить все так или иначе напоминающее об абхазах, их культуре и традициях. И опыт этот орда отщепенцев имела. Оттачивали свою технику покорения и грабежей в Менгрелии.

Иллюзий нет 

И вроде бы ничего не должно было помешать их планам. Но тут произошло нечто непредсказуемое. Абхазы не покорились. Не встали перед ними на колени. Вместо этого они практически безоружные стали оказывать ожесточенное сопротивление.

Череда маленьких и больших подвигов, совершенные в первые дни войны ополченцами, своевременная помощь братских народов, добровольческая волна с Северного Кавказа и юга России, поставили в тупик руководство Грузии. Они точно не рассчитывали на затяжную войну, уверены были, что задача будет решена в первые два-три дня за счет победоносного прорыва и выхода к государственной границе с Российской Федерацией. Вот что им точно удалось, так это пройти точку невозврата. С той памятной скорбной даты все иллюзии на мирное сосуществование, на братские взаимоотношения абхазского и грузинского народов рассыпались в прах, улетучились.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *