“Скорпион” для отчаянных: ветеран Отар Гогуа об Отечественной войне народа Абхазии

О том, как для Отара Гогуа началась война, как он оказал первое сопротивление и как организовал “Скорпион”, читайте в материале Sputnik. 

Sputnik

14 августа 1992 года для Отара Гогуа начинался, как обычный день. Как говорится, ничто не предвещало. С утра он вместе со своими друзьями направился в Сухум. 

“Мы забыли кое-какие документы, я вернулся в Ткуарчал за документами, а друзья поехали дальше. Забрал документы и вновь направился в Сухум. На Баслахуском повороте увидел военную технику, которая направлялась в Сухум, подумал, что это абхазы, даже обрадовался, что у наших появилась такая техника. Объехал их. В селе Кындыг увидел толпу людей. Я не понял, что произошло, даже в голову не могло прийти, что грузины могут на нас напасть. Впереди меня ехали три машины. Я увидел, как остановили эти машины и начали избивать тех, кто ехал в этих машинах. В то время я был с бородой. Оказывается, когда я проезжал мимо техники еще на Баслахуском повороте грузины меня приняли за своего. В Кындыге я припарковал машину на обочине недалеко от вулканизации, и направился в сторону толпы. Подхожу, а там все на грузинском разговаривают. Смотрят на меня, но никто меня не воспринял за чужого, никто не стал спрашивать”, – вспоминает Отар.

В этот момент навстречу толпе со стороны Сухума ехал бензовоз. Грузины стали требовать от водителя остановиться, а когда водитель не послушался, из толпы стали стрелять.

“Машина остановилась, грузины вытащили водителя из машины и на месте расстреляли. Мне, конечно, это все не понравилось. Сел в машину и направился на Охурейский пост, там находились наши, абхазские гвардейцы. Мы там бывали почти каждый день. Наши ребята проходили службу, периодически мы им помогали. Мы видели взаимоотношения между абхазами и грузинами, периодически спрашивали у наших ребят на Охурейском посту об обстановке. Я решил туда поехать, чтобы узнать, что происходит. Ведь тогда не было мобильников, как сейчас”, – отмечает ветеран.

Не доезжая поста Отар Гогуа увидел танк и БМП. А рядом с БМП на земле сидели его товарищи, подняв руки вверх. Это были первые военнопленные, которых захватили грузины. 

“Когда я увидел парней на земле, я не стал глушить мотор. Смотрю парень Качабава, наш знакомый, мы его звали Чырбей. Спрашиваю его: “Чырбей, что случилось?” Он поднял голову и кричит на абхазском: “Беги, убьют. Грузины на нас напали”. Только он это сказал, один из грузинских гвардейцев ударил его прикладом автомата, Чырбей упал на землю. Тут из-за БМП появляется другой грузин с автоматом и рукой мне помахал, чтобы я подъехал к ним. Они даже стали стрелять, но стреляли не в саму машину, а чуть выше, видимо, им машина понравилась, а меня убить для них не было проблемой”, – рассказывает он.

© Foto / Предоставлено Отаром Гогуа
Отар Гогуа

 

Отару и на этот раз удалось уйти от грузин. Ничего еще не подозревая, он решил вернуться в Ткуарчал. В районе Очамчыры он встретил русскую женщину. 

“Я спрашиваю: “Бабуля, что случилось?” Она мне вопросом отвечает: “Сынок, ты кто по национальности?” Говорю: “абхаз”. Она мне: “Беги, умоляю тебя, беги! Грузины напали на абхазов. Беги, ты как здесь стоишь?”

Я поехал в село Акуаскя, там был автосервис, стояло несколько машин. Спрашиваю у ребят: “Что случилось”, они отвечают: “Война”, – вспоминает Отар. 

Первое сопротивление 

В Ткуарчале Отар встретил своих товарищей, которые также, как и он не доехали до Сухума, на Охурейском посту также благополучно смогли уйти от грузин. 

“В тот вечер на перекрестке в Баслаху мы совершили первую вылазку, тогда там убили первых наших ребят. Но мы смогли взять трофей, раздобыли оружие. Так мы начали оказывать сопротивление. Несмотря на то, что мы теряли ребят, мы не пали духом. Наоборот мы поставили перед собой цель отомстить за них. Мы должны были защитить свои семьи, своих родителей”, – поясняет Отар Гогуа.

Группа “Скорпион”, как отмечает Гогуа, начала формироваться практически с первых дней войны. Отар вместе с друзьями Валерой Гогушвили, Нодаром Какубаа и Робиком Дочия начал собирать бойцов. И когда встал вопрос, как назовут группу, бывший афганец Робик Дочия предложил “Скорпион”.

“В Афганистане самая отчаянная группа называлась “Скорпион”. Давайте так и назовем”, – сказал он. Так мы и назвали”, – вспоминает Отар Гогуа.  

Бойцы “Скорпиона”, по словам Гогуа, были бесстрашными. Во время войны погибло немало товарищей Отара. И сегодня, как признается  ветеран, их образы часто всплывают перед глазами. 

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *