“Кара свыше”: почему Святая София вновь взбудоражила мир

Как изменился памятник истории, читайте в материале Антона Скрипунова для РИА Новости.

Без мозаик, но с коврами

И без того шумный 15-миллионный Стамбул по пятницам становится еще громче. Над городом звучат голоса муэдзинов. Десятки лет первый призыв на молитву доносился с минаретов Голубой мечети, и остальные сотни молелен его подхватывали. Теперь же все служители ориентируются на большое красное здание напротив — Айя-Софию.

Решением президента Турции Реджепа Эрдогана ей вернули статус мечети. До этого 86 лет здесь был музей. Громкое событие случилось в разгар пандемии, при закрытых границах. А когда туристы смогли наконец попасть в Стамбул, вместо вывески “Вход в музей — 100 лир” (примерно 15 долларов) увидели табличку: “Великая мечеть, вход свободный”.

Когда-то у дверей памятника толпились нелегальные экскурсоводы, зазывающие клиентов ломаными фразами на разных языках. Теперь же на их месте люди с бейджами и в жилетах. “Пожалуйста, снимите обувь. Вон ящички, куда можно ее положить”, — вежливо, но настойчиво произносят сотрудники. Женщин просят покрыть голову и, если они в шортах или брюках, повязать на пояс длинный платок.

Внутри здания стало не так шумно — все-таки сейчас это место для молитвы. Но посетители, преимущественно туристы, заняты телефонами — как же не сфотографировать такую красоту.

Многие боялись, что превращенный в мечеть музей утратит былое величие. Ведь остро встал вопрос о мозаиках. Ислам запрещает в храмах изображения людей, поэтому появились слухи, что орнаменты хотят сбить. Турецкие власти, в свою очередь, заверяли, что не тронут шедевры византийских мастеров. Величественные полотна будут затемнять только на время намазов.

Но все вышло иначе: иконы попросту завесили белой тканью. Конечно, их можно разглядеть, но эффект от мозаики совсем не тот.

Недоступны и другие панно. Туристам просто так не попасть на второй этаж, где сохранились мозаики IX-XI веков. Там же, кстати говоря, на одной из колонн когда-то можно было разглядеть скандинавские руны, оставленные членами личной гвардии греческого императора.

Первый же этаж поделили на зоны — основную, мужскую и женскую. Так, согласно правилам, должно быть во всех мечетях. Немусульмане не могут пройти в женский сектор, хотя и порываются — там излюбленная туристами “колонна желаний”. Ее, к слову, огородили, чтобы никто не поддавался “противным исламской религии суевериям”.

По обычаю, мраморный пол Святой Софии устлан коврами. Это сыграло на руку не только верующим, но и туристам: последние теперь могут спокойно и вполне комфортно посидеть, наслаждаясь красотой строения.

Выгоды и потери

Для туристов подготовили еще один бонус — проход в мечеть бесплатный. Раньше из-за наплыва желающих посетить музей постоянно выстраивались огромные очереди у кассы на входе. Теперь это в прошлом.

Власти не скрывают, что лишились ощутимого дохода. По данным турецкого Министерства культуры и туризма, с 2015 года по 2020-й музей посетили почти 14 миллионов человек. И оставили в кассе свыше 455 миллионов лир (60 миллионов долларов). В общей сложности через порог древнего здания прошел каждый десятый иностранный турист.

Но Анкара, потерпев материальные убытки, заработала имиджевые очки. Рейтинг власти стремительно полез вверх — решение по Софии поддержало большинство граждан. И теперь она стала символом “победы Турции”. Причем в самых неожиданных сферах. Например, вице-премьер Нуман Куртулмуш объяснил рост военного экспорта превращением музея в мечеть. “Тут есть прямая связь, — уверен политик. — Если бы у нас отсутствовал менталитет, для которого важно открытие Айя-Софии, мы бы не добились таких же достижений в оборонной отрасли”.

Куда больше выиграл сам Эрдоган. Теперь его называют не иначе как “защитником мусульманского мира”. Причем не только восторженные единоверцы. “Превратив Софию в мечеть, он может стать лидером мусульман”, — заявил экс-премьер Греции Алексис Ципрас.

Для греков решение турецкого президента стало особенно болезненным. Для них Святая София — символ былого величия. И в Элладе тешились надеждой рано или поздно услышать там православные молитвы. Поэтому ждали, что за них вступится номинальный “хозяин” собора — Константинопольский патриарх Варфоломей.

Но запертый в небольшом квартале Стамбула “его божественное всесвятейшество архиепископ Константинополя — нового Рима и вселенский патриарх” не пошел наперекор турецкому лидеру. Бурю вокруг Софии, по данным СМИ, он переждал на одном из греческих островов.

Возможно, все было бы иначе, если бы православный мир выступил единогласно. Но его уже третий год сотрясает раскол из-за украинского церковного вопроса. И верующие видят связь между двумя трагичными для них событиями.

“Все то, что произошло потом в Константинополе, в Стамбуле, свидетельствовало о наказании Божьем. Патриарх Варфоломей ввел раскольников в киевскую святыню (признав украинских самосвятов. — Прим. ред.), в киевскую Софию, и потерял Софию константинопольскую — она стала мечетью… Ты отобрал Святую Софию в Киеве у православных людей, у православной Церкви, ты вошел туда и привел туда раскольников — и ты потерял свою собственную Софию”, — высказался патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

“Пример остальным”

Потеряли христиане не только Софию. Вслед за ней Анкара взялась и за другую известную святыню — монастырь Хора в Стамбуле, который считают наиболее хорошо сохранившимся византийским памятником. Его знаменитые мозаики тоже завесили полотнами.

И монастырь, и Святая София входят в список всемирного наследия ЮНЕСКО, обладая особым статусом. А по нему местные власти не имеют право что-либо делать с памятником без согласования с международной организацией — даже вбить гвоздь. Но Эрдоган проигнорировал стенания музейного сообщества. И тем самым создал прецедент, считает историк-востоковед Михаил Якушев.

“То есть теперь судьба любого исторического объекта, как показали события годичной давности, целиком зависит от воли одного политика, — рассуждает эксперт. — Как мы видим, решение по Софии увеличило популярность президента Турции, и теперь правители других мусульманских стран могут поправлять свой рейтинг таким способом”.

Но самое главное, по его словам, — то, что за минувший год страны Европы практически перестали возмущаться решением Анкары. И ничего не делают для устранения сложившейся коллизии: насколько правомерно обошлись с памятником ЮНЕСКО.

“А ведь Турция очень внимательно следила за реакцией европейских государств, — поясняет Якушев. — И увидела, что те успокоились. Уже и нет возмущенных статей в прессе”.

И это, считает он, еще больше “зацементировало” новый статус Святой Софии. Теперь она останется “великой мечетью Айя-София” надолго. Если не навсегда.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *