ВОЗ уехал, вопросы остались: провалилась ли миссия в Ухань

СУХУМ, 12 фев — Sputnik. Утечку инфекции из лаборатории Уханьского института вирусологии практически исключили. При этом возможность того, что ковид попал в Китай из другой страны, например на упаковке с замороженной продукцией, по-прежнему учитывают. Но удовлетворенность Пекина разделяют далеко не все. Что удалось выяснить экспертам ВОЗ, читайте в материале Софьи Мельничук для РИА Новости.

ВОЗ и ныне там

Представители Всемирной организации здравоохранения прибыли в Ухань спустя год после того, как город стал эпицентром новой мировой пандемии. Две недели команда провела на карантине. Специалистам предстояло выяснить, откуда взялся новый тип коронавируса, как попал в организм человека и поможет ли опыт нынешней пандемии избежать катастрофы в будущем.

Однако двенадцать дней хождения по больницам, изучения медицинских карт пациентов, общения с врачами, посещения рынка и Института вирусологии не приблизили к разгадке. Более того, результаты поставили под сомнение состоятельность миссии — ни на один вопрос эксперты так и не ответили.

На пресс-конференции по итогам поездки ученые рассказали, что вирус распространялся по Уханю в декабре 2019-го, причем как на злополучном рынке Хуанань, так и вне его. А значит, нельзя утверждать, что отправной точкой SARS-CoV-2 стали именно прилавки на базаре.

Теорию о рукотворном происхождении вируса миссия ВОЗ признала «крайне маловероятной». Меры безопасности в лабораториях отвечают стандартам, дальнейшее расследование не требуется, заявил глава миссии датский эксперт Питер Бен Эмбарек. Он подчеркнул, что выводы сделаны на основе «долгих, честных и открытых дискуссий с исследователями и управленцами» в различных ведомствах, в том числе в институте вирусологии. Там ученым предоставили детальные описания работы центра над текущими и прошлыми проектами, включая те, что касались летучих мышей и коронавирусов.

На Западе некоторые ученые отнеслись в такому выводу с недоверием, полагая, что отметать версию лабораторного происхождения все еще преждевременно.

Представитель китайской стороны в команде ВОЗ Лян Ваннянь заверил журналистов, что в институте вообще не проводили опыты с SARS-CoV-2, а работали с его дальними «родственниками». Он отметил, что вирус, вероятно, распространялся в природе среди панголин, кошек и норок. Эмбарек также указал, что, скорее всего, инфекция передалась человеку через одного из таких носителей.

Никакой конкретики

Глава миссии полагает, что дальнейшие изыскания стоит проводить в местах хранения упаковок с замороженной продукцией. «У этой зацепки есть потенциал, — признал Эмбарек. — Нужно проследить цепочки снабжения и животных, которых поставляли на рынок». Он напомнил, что вирус способен выжить при низких температурах, но как он при этом передается человеку, все еще не ясно.

Версию о том, что коронавирус попал в КНР через импортные продукты, активно продвигают в Пекине. Последние вспышки заражений происходили в портах, где принимают товары из-за рубежа. При этом китайские власти убеждали жителей, что заразиться при контакте с пачкой заморозки маловероятно.

Незадолго до начала расследования участница миссии из Нидерландов, профессор Марион Купманс высказывала сомнения относительно такой теории. «Мы знаем, что первично вирус распространялся воздушно-капельным путем. Мы видели, что в случае с SARS возможны и другие пути передачи. Но, учитывая все, что мы знаем о вирусе, сложно понять, как он выжил на упаковке», — говорила она в интервью. Впрочем, проведя двенадцать дней в Ухане, она заявила: «Необходимо искать доказательства более раннего распространения где бы то ни было».

Конкретики по итогам миссии не появилось, говорит бывший главный инфекционист Москвы профессор Николай Малышев. «Очень аккуратно выступили — «да и нет не говорить», четко доложили, что точно определиться не могут», — прокомментировал он итоговое заключение комиссии ВОЗ. «Одно слово — дипломатично. Минимум фактов — максимум рассуждений. В Ухань миссия наверняка ехала подготовленной: уже знали, что искать, что-то было намечено», — поясняет он. И подчеркивает — пока эксперты представили только итоги расследования, а как к ним пришли, неясно.

Китайская версия

На этом фоне глава китайского Центра по контролю и профилактике заболеваний Цзэн Гуан сказал, что новый коронавирус мог появиться в США раньше, чем в Ухане. И американской стороне стоит сосредоточиться на расследовании возможного происхождения вируса. Он упомянул, что лаборатории США расположены во многих точках мира, и даже безотносительно коронавируса Вашингтон должен сделать их работу более прозрачной.

Интервью вышло в издании «Гуаньча» на китайском языке и, скорее всего, рассчитано на внутреннюю аудиторию — Цзэн Гуан подчеркнул, что Штаты применяли химическое и бактериологическое оружие во время Вьетнамской и Корейской войн, а также использовали данные японских ученых, которые занимались экспериментами на людях в Маньчжурии.

Ранее с предложением поискать следы возникновения вируса в США выступил китайский МИД. Перед началом расследования в Ухане спикер ведомства Хуа Чуньин заявила, что Америке необходимо открыть лаборатории на военной базе Форт Детрик.
Некоторые американские СМИ отметили, что теперь мяч на стороне КНР и поездка в Ухань добавила очков китайской пиар-кампании.

Исследовать то, что позволено

Директор по научной работе международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов отмечает: «Политическая острота вопроса ушла вместе с администрацией Дональда Трампа, которая делала ставку на обвинения Китая». Все остальное необходимо выяснить с научной точки зрения, однако не факт, что это возможно.

«Миссия миссией, но, безусловно, Пекин позволит исследовать только то, что посчитает нужным, а то, что сомнительно, иностранным экспертам не покажут. Это относится к любой стране», — говорит Лукьянов. Он напоминает, что у Китая было и остается существенное влияние на ВОЗ, а временный выход американцев из организации не укрепил их позиции. Однако добавляет: «К мнению Пекина организация, безусловно, прислушивается, но это не значит, что в ВОЗ — структуре ООН — пляшут под их дудку».

Консультант Московского центра Карнеги китаист Темур Умаров указывает: у теории о том, что Китай — пострадавшая сторона, есть аудитория. «В то, что вирус в КНР попал извне, хотят верить и сами китайцы, и те, кто ориентирован на Китай. И если Пекин не будет продвигать такую версию, они разочаруются», — рассуждает он. Притом неважно, насколько убедительны объяснения. Внутри Китая уже несколько лет укрепляется власть председателя страны Си Цзиньпина, и победа над вирусом — еще одно подтверждение статуса сильного правителя, ядра партии. В то же время тех, кто сомневается в невиновности Китая, тоже вряд ли переубедишь. Как бы то ни было, яснее ситуация от расследования ВОЗ не стала, заключает Умаров.

Докопаться до реальной причины в этот раз не удалось и вряд ли получится в обозримом будущем. Однако с уходом Дональда Трампа антагонизм США и Китая приобретает менее резкие очертания. Есть вероятность, что страны сосредоточатся на преодолении последствий пандемии, а не на взаимных обвинениях и политизации версий происхождения вируса.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *