Предельные меры: как Абхазия справилась с очередным этапом антиковидных ограничений

О том, как Абхазия пережила очередной этап ограничений, с какими показателями страна входит в новый этап антиковидных мер, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Ограничительные меры в Абхазии в последний раз были продлены 12 января. Необходимость в этом была обусловлена ростом заболеваемости после новогодних праздников. 

На тот момент в республике за весь период распространения COVID-19 было зафиксировано более десяти тысяч случаев заболевания, из них более 140 летальных исходов. 

По рекомендации Координационного штаба по защите населения от инфекции глава государства ужесточил и продлил антиковидные меры до 10 февраля. По-прежнему под запретом оставалась работа школ, детсадов, театров, музеев, библиотек, свадебных залов, деятельность репетиционных, спортивных залов, фитнес-центров, СПА-салонов. Под новую волну ограничений попали и общепит, сельскохозяйственные и вещевые рынки, работа которых дотоле была разрешена. 

Реакция со стороны

Из-за новой волны ограничений учреждения культуры вновь вынуждены были скорректировать свои планы. Так Русскому театру драмы имени Искандера пришлось перенести на февраль восемь спектаклей, запланированных в январе.

Гендиректор театра Ираклий Хинтба задался вопросом у себя на странице в Facebook, насколько повлияло закрытие театров на снижение заболеваемости. 

«Так называемое «продление ограничений» будет действовать ТОЛЬКО на театры и отчасти на школы, которые уже начали находить способы обхода запретов. Все остальное будет по-прежнему. Скажите мне, повлияло ли закрытие театров на снижение заболеваемости COVID-19? Мы не работаем с 15 октября. Повлияло или нет? Можно не отвечать, так ведь? Я не меньше тех, кто взял на себя роль радетелей за здоровье общества, знаю об опасности COVID-19. И осознаю ответственность каждого из нас. И если бы мы могли ввести жесткие меры, как Израиль или другая страна, где РЕАЛЬНО ВЫПОЛНЯЮТСЯ ПРАВИЛА И ПРЕДПИСАНИЯ, то я был бы первым сторонником такого карантина на три недели. Но максимальное, что мы можем, это закрыть учреждения культуры. Это проще всего. Все ведь прекрасно понимают, что ограничить то, что реально способствует распространению инфекции, не получается. Бедный наш театр, бедная наша культура», — написал тогда Хинтба. 

Антиковидные меры отразились и на Государственной филармонии. Так пришлось отменить традиционные мероприятия — ежегодный джазовый фестиваль, концерт памяти павших в Отечественной войне народа Абхазии 1992-1993 годов и хоровой фестиваль.

Художественный руководитель Абхазской государственной филармонии Эсма Джениа рассказала тогда Sputnik, как ограничения сильно сказываются на жизни культурного очага и его бюджете, который формируется за счет проведенных мероприятий. 

«Отсутствие мероприятий обнулило нашу казну, кроме того, это сказывается на взаимоотношениях, которые были налажены между артистами и зрителями, на привязанности. Девять месяцев филармония не проводит никаких мероприятий, мы волнуемся и переживаем, что зритель забудет о том, что есть такое замечательное концертное учреждение», — заметила она.

При этом Эсма Джениа подчеркнула, что решение о продлении ограничительных мер носит объективный характер и выразила надежду на то, что культурные учреждения в недалеком будущем смогут радовать зрителей. 

Требования родителей

Больше всего ограничительные меры из-за COVID-19 коснулись школ, которые полностью не работают с весны 2020 года. 
Еще в ноябре самые отчаявшиеся родители создали движение «Вернем школу детям».

«С 15 октября прошлого года наши дети лишены своего права на образование. Еще в декабре мы писали обращение к президенту с просьбой открыть в скорейшем времени все общеобразовательные учреждения и компенсировать пропущенное время за счет июня месяца, при этом мы, конечно же, говорили о соблюдении всех необходимых норм СЭС. Школы закрыты уже три месяца, за это время Управление образования администрации Сухума разработало новый график посещения и скорректировало всю учебную программу с учетом упущенного времени, подготовили школы к открытию с учетом соблюдения всех необходимых санитарных норм — все требования Скорик Л.В. даже крупные школы готовы соблюдать. Хотелось бы задать вопросы министру просвещения Габлия И.С.: на каком основании школы с численностью более 150 человек не могут начать работать? По каким критериям их готовность считается сомнительной?» — обратилась активистка Гунда Кварчия на страничке родительского движения в Facebook. 

А новосозданный Общенациональный родительский комитет Абхазии решил обратиться к Народному Собранию Абхазии с предложением обсудить во внеочередном порядке сложившуюся «экстраординарную ситуацию вокруг школ и дошкольных учреждений в связи с ограничительными рекомендациями».

Однако и среди родителей вопрос открытия школ и детских садов оказался спорным. Если одни считали, что учебные заведения должны работать с соблюдением санитарных норм, то другие были уверены, что открывать их преждевременно. 

«Я считаю, что сейчас главное переждать болезнь. Несмотря на то, что дети мало болеют и, если заражаются, переносят легко, рисковать не хочется. Учеба никуда не денется, в конце концов можно заниматься дома самим», — поделилась тогда своим мнением со Sputnik родительница Индира.

Убыточный запрет 

Ограничения из-за COVID-19 вызвали возмущения не только в части учреждений культуры и школ, но и в части работы рынков, график которых был скорректирован.

«Если из семи дней рынок будет работать только два дня, то в эти дни там будет столпотворение. И как вы понимаете, еще больше зараженных», — поделилась своими опасениями в Facebook пользователь Анастасия Чачба. 

Под этим постом Инга Кварандзия задалась вопросом, как продавцам сохранить скоропортящийся товар и не уйти в убытки. 

«Рынок тут вообще причем? Люди хотят продать свой товар. Как продавать скоропортящийся товар только в эти два дня? С субботы до четверга людям выкидывать испорченный товар?! Это не выход! Сегодня на рынке было очень много народу. А когда рынок работает каждый день, людей не так много. Рынок закрывает тот, кто не знает нужды народа. Который идет и покупает все в дорогих магазинах. На рынок он ни ногой. Что ему там делать? Ведь рынок для небогатого населения», — выразила свое мнение Кварандзия. 

А пользователь сети Алена Миканба считает, что рынок может работать каждый день при условии, что все будут носить маски. 

«Рынок может работать каждый день, можно подумать в эти два дня заразиться нельзя! Просто каждый должен соблюдать меры предосторожности! Носить маски обязательно! Мы все должны переболеть, по-другому, видимо, не получится», — написала Миканба. 

10 февраля президент Абхазии Аслан Бжания подписал новое распоряжение об ограничительных мерах. Согласно документу, часть мер смягчаются. Это и работа школ и садов, театров, музеев, библиотек, общепита. Но по-прежнему под запретом остается проведение свадеб и других массовых торжеств, спортивных, развлекательных и иных мероприятий в закрытых помещениях, не работают объекты спорта, СПА-салоны, тренажерные залы, детские игровые центры. 

Рынки продолжают работать по графику и в порядке, определяемом главами местных администраций по согласованию с санитарно-эпидемиологической службой.

Послабление антиковидных мер стало возможным благодаря значительному спаду заболеваемости коронавирусом, который наблюдается в последние три недели. 

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *