Железный бизнес: как семья Хагба кует свое счастье

О том, как появилась идея открыть такой бизнес, насколько он успешен, что «творят» в Гудаутском цехе и почему местная молодежь отказывается приобщаться к ремеслу, а гастарбайтеры охотно на это идут, а также какой необычный заказ стал самым трудоемким и остался в мастерской, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Удачный проект

Идею открыть в Гудауте цех по изготовлению кованых изделий Зураб Хагба вынашивал задолго до того, как появилась возможность ее реализовать. В выборе бизнеса на тот момент он руководствовался тем, что таким ремеслом в послевоенной Абхазии занимались единицы, а спрос на продукцию растет.

Ворота, перила и даже «сердце»: что изготавливают железных дел мастера из Гудауты

Прежде ни к чему подобному Зураб отношения не имел. В советское время он работал дальнобойщиком и был далек от станков, сварки или резки металла. Почти сразу после окончания Отечественной войны народа Абхазии он приобрел комплект инвентаря для торжественных и поминальных церемоний на тысячу человек, который сдают в прокат. Заведует всем этим делом его супруга Аида Шамба.  

По сути, вырученные от проката деньги приблизили семью Хагба к осуществлению задуманного, но без посторонней помощи не обошлось.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Зураб Хагба

«Около семи лет назад рядом с нами поселился новый сосед, русский по национальности, и как-то в разговоре он затронул тему того, каким делом можно заняться у нас. Я ему предложил открыть такой цех, что планировал сделать очень давно, но из-за трудностей после войны не получалось. Мы купили станки и начали работать. Примерно через два года напарник решил переехать и вывез свои станки», — поделился Хагба.

К тому времени Зураб успел набраться опыта, и у него было понимание того, стоит ли возвращаться к этому ремеслу. Он собрал новые станки по запчастям и продолжил работать. В основном в цехе производят перила для лестниц и балконов, железные двери, ворота, навесы, ограду для могил и «асаджак» (трехножка для котла — ред.).   

Незаменимую в абхазском обществе трехножку, которую используют в качестве подставки для котлов во время варки мамалыги или мяса, делать несложно и быстро, но заказывают ее редко, отметил Зураб.

Мастера продемонстрировали корреспондентам Sputnik, как ее изготавливают. Для этого нужны внешняя часть диска какого-нибудь грузовика в качестве основания конструкции и автомобильные рессоры, из которых делают ножки. Сначала рессоры режут по нужной высоте, затем отмеряют расстояние между ними и приваривают. Пятнадцать минут — и огнеупорная подставка готова.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Цех по изготовлению кованных изделий

Первый заказ и железное «сердце»  

Первым заказом Хагба были кованные массивные ворота для частного дома. За них ему заплатили 80 тысяч рублей. Сейчас такая работа будет стоить почти в два раза дороже, поделился он.

«Конечно, поначалу было трудно, но со временем становится проще. Набили руку, и, если раньше мы работали только по каталогу, то сейчас можем кое-какие вещи придумывать сами», — отметил Зураб и добавил, что уже не представляет своей жизни без этого сложного, но приятного для него дела, которое в какой-то степени можно сравнить с творчеством.

Элементы для изделий, например, в виде лепестков, цветов, различных геометрических форм Хагба покупает отдельно в России, так как изготавливать такие дополнения к работам сложно, долго и невыгодно.

В темном углу цеха стояла конструкция, которая явно не вписывалась в общую картину. Она большая, овальная, с множеством прутьев по всей длине, к которым приварены металлические лепестки. На вопрос, что это за шедевр, Зураб улыбнулся, и вместе с помощником повернул ее передней частью к нам. Этой странной геометрической фигурой оказалось двухметровое железное сердце, у которого по замыслу заказчика довольно романтическое предназначение.

«Заказчик планировал поставить его в Рицинском парке для того, чтобы молодожены могли вешать там замки как символ крепкой и неразлучной любви. Мы просьбу выполнили, но клиент так и не забрал свой заказ. Не знаю, по какой причине. Так и стоит это сердце у нас в цехе уже около четырех месяцев», — рассказал мастер.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Железное сердце с романтическим предназначением

Если клиент не передумает, Зураб планирует доработать железное сердце, покрасить его и поставить в одном из парков Гудауты. При этом он признался, что этот заказ был самым сложным в его жизни, больше за такую работу он браться не будет, и обошелся он недешево. Только на закупку 200 лепестков потратили восемь тысяч рублей.  

Зураб — один из немногих жителей Абхазии, кому в бизнесе не помешала пандемия коронавируса. Заказы «цеховики» принимают стабильно, даже когда в работе затишье, без дела они не сидят. Единственный минус от этой ситуации – это то, что цена на металл, который Хагба покупает в Сухуме, немного поднялась.

«Бывают периоды, когда несколько дней нет заказов. Высвободившееся время мы используем для того, чтобы сделать заготовки. Клиент приходит, говорит, что именно ему нужно, и мы быстро выполняем его заказ. Без дела не сидим, всегда есть чем заняться», — рассказал он.

Помощник из Азии и семейный «подряд»

Гость из Узбекистана Якуб Хаитов работает в цехе уже пять лет и для хагбовцев он уже стал, как член семьи. До него там трудились его родные братья, которые сейчас находятся на родине. Начинал он с ремонта домов и квартир в Гагре.

«Потом мой брат привел меня сюда, и Зураб научил меня делать сварку, работать на станках. Работа нравится. По деньгам не обижают и есть возможность помогать семье. Живу я тоже здесь, в доме рядом с домом Зураба», — рассказал Хаитов.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Якуб Хаитов

Он также добавил, что до Абхазии работал в регионах России, но ему не нравились суровые зимы там. Услышав, что в Абхазии теплый климат и много дней в году здесь светит солнце, Якуб решил «передислоцироваться».

У Якуба в Узбекистане осталась семья – супруга, двое сыновей и дочь. Каждый месяц он отправляет им деньги, заработанные в Абхазии, и при каждой возможности старается ездить домой. Последний раз ему удалось это сделать перед закрытием границы между Абхазией и Россией из-за угрозы распространения коронавируса. С тех пор Якуб не выезжал за пределы республики.

Хаитов подумывает в будущем открыть такой же бизнес у себя на родине, но пока он не накопил достаточно денег. По его подсчетам, на это потребуется около 50 миллионов узбекских сум. В пересчете на «деревянные» — это примерно 400 тысяч рублей.  

В период «завала» в работе на помощь мастерам приходит сын Зураба Аляс. К сожалению, незадолго до нашего приезда к ним он получил травму руки и не смог наглядно показать все то, чему его научил отец. На вопрос, как он повредил руку, Аляс ответил, что пытался разнять дерущихся собак, одна из них его укусила. Кстати говоря, фотокорреспондента Sputnik Томаса Тхайцук едва не настигла та же участь. Он вовремя успел убрать ногу подальше от пасти дерзкой хозяйской овчарки.

Алясу 27 лет. В этом году он окончил факультет «дизайн графики» в Абхазском госуниверситете. По специальности он пока не работает, но полученные во время учебы навыки он старается применить в цехе.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Асяс Хагба

«Мы всегда придумывает что-то новое в ходе учебы, и здесь иногда это применимо. Но мне больше нравится поломать что-то старое и сделать его заново», — поделился Аляс.

Свои дизайнерские решения Аляс пока в основном воплощает у себя дома, он создал уютную зону для отдыха за домом, где зачастую собирается молодежь. Раньше на том месте стоял старый амбар.

Каркасы для лавочек, стульев и стола он сделал своими руками с помощью сварочного аппарата. Декоративные светильники для электрических ламп накаливания и даже керосиновой лампы он также сделал своими руками.

Камень для облицовки Аляс привез из села Дурипш и украсил им площадку вокруг зоны досуга. Цветы находил у друзей, соседей и знакомых. Растения удачно вписались в общую картину и разбавили палитру зелеными красками.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Железный бизнес: работа цеха по изготовлению кованых изделий в Гудауте

«У меня много знакомых охотников, и бывает, они приходят к нам с добычей. Мы здесь же ее жарим и садимся за стол. Иногда играем в нарды, пьем кофе, беседуем на разные темы. Любой праздник можем здесь весело провести», — сказал Аляс.

Учиться этому ремеслу Аляс начал еще в подростковом возрасте. Первыми его работами стали небольшие стулья из железа и дерева. Ему даже удалось продать пару комплектов, но в основном, он их делает для себя.  

Он также отметил, что молодежь не очень хочет заниматься этой работой. Несколько раз к ним на обучение приходили парни, но спустя пару дней уходили, ссылаясь на то, что для них это слишком тяжело.

Несмотря на определенные успехи в этом деле, Аляс все-таки планирует работать по специальности, но пока с этим не спешит. По его мнению, направление «дизайн графики» в Абхазии довольно новое, но перспективное.

По словам Зураба Хагба, из года в год вместе с ассортиментом продукции расширяется список клиентов не только из Гудауты, но также из других районов страны. На сегодняшний день у него запись на полтора месяца вперед.  

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *