Князь, историк и уличный “хулиган”: Зурабу Анчабадзе 100 лет

Зураб Вианорович происходил из знатного княжеского рода Анчабадзе (Ачба), он был внуком и сыном прославленных предков. О жизненном пути ученого и общественного деятеля, читайте в материале Арифы Капба. 

Из знатных

Историей своей семьи очень гордится и подробно ее знает сын Зураба Вианоровича Георгий Зурабович Анчабадзе.

“Мой прадед Тарас (Тарашь) Анчабадзе, – рассказывает Георгий Зурабович, – родился в Самурзаканской Абхазии, куда его предки, происходившие из гумских Ачба, пришли в конце XVII века. Отец Тараса, Зураб Джамлетович, был офицером русской службы, имел награды за отличия в Крымской войне. Мать происходила из рода Маан. Тарас пошел по стопам отца и стал военным, прослужив в императорской армии без малого тридцать лет. В жизни Тарас был веселый, общительный человек, хорошо пел и играл на гитаре, писал смешные злободневные стихи, подписываясь иногда псевдонимом Апсуа, хотя никогда не публиковал их. Любимым увлечением прадеда была охота, причем даже в Абхазии, где было много прославленных охотников, Тарас считался одним из самых известных. Сообщения об этом можно найти в путеводителе Константина Мачавариани и в других дореволюционных материалах”.

У Тараса Анчабадзе было шесть сыновей и одна дочь. История их жизни, полная событий, отражение истории Абхазии первой половины ХХ века, в том числе и самых трагических ее страниц.

Отец Зураба – Вианор Тарасович получил основательное образование: сначала учился в сухумской школе, потом в Батуми и Тифлисе, где в 1908 году окончил 1-ю мужскую гимназию с золотой медалью. Высшее образование получил в Петербурге, в стенах Императорской Военно-медицинской академии, по окончании которой в 1914 году был направлен в действующую армию и до конца 1917 года находился на фронтах Мировой войны.

© Foto / из архива семьи Анчабадзе
Вианор Анчабадзе

Арестованы в 1937-ом

На войне началась врачебная практика Вианора Анчабадзе.

“Являясь старшим полковым врачом и главным врачом сводного лазарета, он добился образцовой постановки военно-медицинского обслуживания солдат и офицеров, отличался внимательным и заботливым отношением к больным воинам, проявлял личную храбрость. Был ранен, награжден тремя боевыми орденами “за отлично ревностную службу и особые труды, вызванные обстоятельствами текущей войны”, как отмечается в его послужном списке”, – рассказывает Георгий Анчабадзе.

На родину Вианор вернулся в конце 1917 года, когда здесь уже кипели политические страсти. Его выбрали в Абхазский народный совет. В 1919 году Вианор Анчабадзе женился на Вере Шенгелая, дочери известного жителя Гагры  –  Андрея Бековича Шенгелая. В 1920 году у них родился сын Зураб, а два года спустя – дочь Ирина.

© Foto / из архива семьи Анчабадзе
Вианор Анчабадзе с детьми Зурабом и Ириной

По словам Георгия Зурабовича, его предки не приветствовали приход советской власти, а трое братьев его деда даже сражались против Красной армии с оружием в руках, а старший из них Валериан даже погиб в марте 1921 года на Гумисте. Но несмотря на такое непринятие новой власти отец Зураба Анчабадзе Вианор был настоящим профессионалом, имел хорошее образование, и сразу оказался востребованным. Несколько лет он возглавлял Курортное управление, а в 1928 году стал народным комиссаром здравоохранения.

Но в кровавый 1937 год этому всему пришел конец. Он был арестован и расстрелян, до этого арестовали и Веру Андреевну, которая семь лет провела в известном женском лагере АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины). Из заключения Вера Андревна вернулась в 1944 году, но здоровье ее было подорвано, что привело к смерти через десять лет, в возрасте 58 лет.

“Хулиганская” молодость

Основную заботу по уходу за Зурабом и Ириной взяли на себя бабушка со стороны матери, Теолина Соломоновна, и тетя Лили Андреевна Шенгелая, работавшая в библиотеке Сухумского государственного пединститута.

Когда арестовали родителей, Зурабу было 17 лет, он еще учился в школе.

“Мальчик был любознательный и хорошо начитанный для своего возраста, за что друзья звали его “профессором”, но руководство школы было зачастую им недовольно из-за поведения, – рассказывает об отце Георгий Зурабович, – Он часто шалил, курил с 12 лет, участвовал в уличных драках, несколько раз был ранен ножом. Большая компания сухумских ребят, в которую он входил, обычно собиралась в центре города, в углу парка, напротив которого сейчас находится филармония. Это место носило неформальное название – “Монаховка”, так как до революции тут было монастырское подворье. Поэтому большую группу подростков, базировавшихся в парке, звали “монаховцами”. Как-то я вычитал в интернете, что в Сухуме 30-х годов прошлого века было несколько таких молодежных группировок. Взрослые горожане их называли “хулиганами”, но как вспоминает моя тетя Ирина, ничего особо плохого они не делали, хотя, впрочем, тихонями их тоже назвать было нельзя. Монаховцы любили спорт, физические упражнения, в море начинали купаться с марта-месяца, много гоняли футбол. Отец был капитаном футбольной команды ДПК – детская показательная команда”.

© Foto / из архива семьи Анчабадзе
Зураб Анчабадзе с друзьями

После окончания школы Зураб Вианорович, по словам сына, хотел поехать в Москву, поступить на юридический факультет, но маленькой зарплаты тети Лили, содержавшей всю семью, не хватило бы для проживания в далекой столице, и он поступил в Сухумский пединститут на исторический факультет. Так Зураб Анчабадзе стал историком, а не юристом, как планировал.

© Foto / из архива семьи Анчабадзе
Молодой Зураб Анчабадзе в Сухуме у Драмтеатра

Ученая стезя

После Зураб Вианорович окончил аспирантуру при Институте истории имени Джавахишвили, где проработал десять лет. В 1948 году защитил кандидатскую диссертацию. С 1956 года он возглавлял отдел истории Абхазского института языка, литературы и истории имени Гулиа, а также много лет возглавлял отдел истории горских народов Кавказа в академии наук Грузии. В 1960 году он защитил докторскую диссертацию по теме “Из истории средневековой Абхазии (этническое развитие абхазов и грузино-абхазские отношения)”.

Зураб Вианорович разрабатывал различные темы, совершенно не связанные друг с другом, и в обширном хронологическом диапазоне от античного периода до современности. Таких ученых называют универсальными историками, сейчас таких очень мало. 

Считается, что впервые в абхазской историографии Зураб Вианорович осветил самые “темные” страницы истории Абхазии периода средневековья, то есть страницы, которые были практически не изучены и оставались неизвестными. В его книге “Из истории средневековой Абхазии” была воссоздана история страны и народа в этот период, показан процесс эволюции политических и социальных институтов, саморазвития абхазского этноса, которые подготовили его взлет в период Абхазского царства и дальнейшее развитие в качестве ведущей региональной силы.

В сферу научных интересов Анчабадзе также входило изучение истории горских народов Кавказа.

В 1974 году Зураб Вианорович стал ректором Сухумского государственного педагогического института и приложил немало усилий для того, чтобы это учебное заведение получило статус Абхазского государственного университета, с самого начала поставив очень высокую планку для всего профессорско-преподавательского состава. И именно при нем в 1979 году Сухумский государственный пединститут был трансформированный в Абхазский государственный университет, который он возглавлял до конца жизни.

Зураба Вианоровича не стало в январе 1984 года. Он был яркой личностью, блестящим ученым, труды которого  открыли многие тайны из прошлого разных кавказских народов. Его научное наследие огромно и оно, безусловно, стоит самого достойного обращения и подробнейшего изучения.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *