НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ЭТНИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА АБХАЗСКОГО НАРОДА

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ЭТНИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА АБХАЗСКОГО НАРОДА11.02.2020

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ЭТНИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА АБХАЗСКОГО НАРОДА

Размышление на тему

Никакие геополитические катаклизмы, никакие санкции и прочие искусственные препятствия и барьеры не смогли воспрепятствовать великим силам культуры: всему тому, перед чем бессильны сиюминутные коммерческие и псевдополитические интересы. И к абхазскому национальному театру это относится в полной мере. Но при этом нельзя не учитывать, что в силу сложившихся исторических обстоятельств абхазский театр стал важнейшим фактором становления и развития абхазской государственности, а в определённые периоды времени и подлинным его фундаментом, единственной его опорой. За несколько веков до новой эры Абхазия последовательно оказывалась в сфере влияния различных цивилизаций – эллинской и римской в античную эпоху; византийской, генуэзской, персидской и османской в средневековье и эпоху Возрождения. Большинство из вышеназванных цивилизационных образований являлись, если можно так выразиться, «театрализованными», то есть носителями театрального искусства, как существенного элемента культурной жизни. Однако все вышеназванные колонизационные государственные образования никак не стремились к вовлечению коренного абхазского населения в своё культурное пространство, ограничиваясь лишь эксплуатацией выгодного географического положения и богатых природных ресурсов Абхазии. Так что если и имелись элементы приобщения представителей абхазского народа к иноземной театральной культуре, то касались они лишь очень узкой феодально-аристократической прослойки абхазского общества. Таким образом, можно предположить, что, руководствуясь так называемым «инстинктом самосохранения нации», предки современных абхазов преднамеренно защищали своё собственное и вполне самодостаточное цивилизационно-культурное пространство, что стало решающим фактором создания впоследствии собственной абхазской государственности. А элементы «театральности» ярко проявлялись в различного рода обычаях, традициях и ритуалах, в устном народном творчестве, в песенно-музыкальном фольклоре, в творчестве народных сказителей, в народной хореографии. Это существенным образом повлияло и на принципы абхазского театра, тяготеющего к ярким формам сценического действия, к эмоциональному наполнению актёрской игры, театральной режиссуры. Театр же как таковой в классическом его понимании появился в Абхазии в начале девятнадцатого века, вместе с вхождением её в состав Российской империи. И хотя этот период характерен военным противостоянием как в Абхазии, так и на Кавказе в целом, благодаря стараниям прогрессивной русской интеллигенции и меценатствующего купечества в городах Абхазии, прежде всего в Сухуме и Гагре, ставились любительские спектакли, давали представления заезжие театральные труппы. Но постоянного театра в Абхазии ещё не было. Своего рода «театральный прорыв» произошёл здесь к началу ХХ века, когда на арену общественной и культурной жизни вышло первое поколение абхазской интеллигенции: представители абхазского народа, сумевшие получить светское либо духовное образование: школьное, гимназическое, семинарское, университетское, как внутри Абхазии – в организованных в ней различных учебных заведениях, так и собственно в России, в том числе, в Санкт-Петербурге и Москве. Некоторым удалось получить и европейское образование. Среди них нашлось немало любителей театрального искусства, в 1912 году создавших Сухумское театральное общество. Неоценимую роль в развитии театрального дела Абхазии сыграл выдающийся абхазский художник, сценограф, театральный критик и общественный деятель Александр Константинович Чачба-Шервашидзе, в то время работавший художником-декоратором дирекции Санкт-Петербургских императорских театров, оформивший ряд знаменитых спектаклей ведущих театров России, работавший со знаменитыми реформаторами театра, в том числе и известным Всеволодом Эмильевичем Мейерхольдом. Впоследствии А.К. Чачба-Шервашидзе стал главным оформителем спектаклей знаменитого «Русского балета» Сергея Дягилева. Именно по просьбе А. К. Чачба-Шервашидзе в 1916 году в Сухум прибыл выдающийся театральный режиссёр, актёр, драматург, теоретик искусства Николай Николаевич Евреинов, деятельность которого активизировала театральную жизнь Абхазии в невиданных доселе масштабах. Николай Николаевич Евреинов выступил с циклом лекций «Философия театра и теория сценического искусства», касающихся актуальных вопросов современного театрального искусства и перспектив развития театра. Выражаясь современным языком, он сотни раз проводил мастер-классы для местных актеров-любителей. Н.Евреинов силами энтузиастов-театралов, представлявших «Сухумское театральное общество», в качестве режиссёра осуществил постановку ряда спектаклей, в том числе и по собственным пьесам, две из которых были написаны специально для постановки на Сухумской сцене. А художественное оформление спектаклей осуществлял Александр Константинович Чачба-Шервашидзе. По сути дела, благодаря этим двум выдающимся личностям, абхазской театральной общественности удалось познакомиться с высокими образцами театрального искусства, и, если можно так выразиться, энтузиазм любителей театра в Абхазии был введён в профессиональные рамки.

Александр Константинович Чачба-Шервашидзе в 1918 году развернул здесь широкую культурно-просветительскую деятельность, одним из аспектов которой стало создание театральных курсов для молодёжи при Сухумском театральном обществе. А.Чачба-Шервашидзе также выступил и в качестве режиссёра-постановщика нескольких спектаклей. Среди них особое место занимал спектакль «Раненое сердце», поставленный им по народным абхазским мотивам в собственной инсценировке. Фактически это было первое появление абхазской тематики на театральных подмостках. Но и этот спектакль, как и все другие, игрался на русском языке. Пока ещё не пришло время языку абхазскому зазвучать с театральной сцены. Не появилась ещё для этого соответствующая основа – литературная, образовательная, кадровая. Хотя лучшие представители только что зародившейся абхазской национальной интеллигенции прилагали все возможные усилия для реализации заветной мечты – сделать абхазский язык языком искусства и театра в том числе. Тот же Александр Константинович Чачба-Шервашидзе в публичных своих выступлениях не раз подчёркивал необходимость издания литературы на абхазском языке, осуществления переводов на абхазский язык произведений классиков русской и мировой литературы. Всемерно содействовали этому основоположник абхазской литературы Дмитрий Иосифович Гулиа, всемирно известный языковед, академик Николай Яковлевич Марр.

(Продолжение в следующем номере)

Б. ЧОЛАРИЯ, директор Государственного учреждения «Национальная библиотека Республики Абхазия им. И. Г. Папаскир»

Номер:  11
Выпуск:  3889
Рубрика:  общество
Автор:  Б. ЧОЛАРИЯ, директор Государственного учреждения «Национальная библиотека Республики Абхазия им. И. Г. Папаскир»

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *