Африканцы в Абхазии: эфиопская родословная одной семьи

Семья Абаш почти два века назад получила свою фамилию от князя Абашидзе. Как и откуда появились темнокожие абхазы в селе Адзюбжа, как складывалась их судьба и почему африканские переселенцы называют себя абхазами.

Асида Квициния, Sputnik

История из уст в уста

— Ну а как живется неграм в Советском Союзе?

— Каким неграм?— заинтересовался хозяин.

— Как каким?— удивился принц, оглядывая местных негров, сидевших за этим же столом. — Вам!

— А мы не негры, — сказал хозяин, улыбаясь своей характерной улыбкой и кивая на остальных негров, — мы — абхазцы. (Фазиль Искандер, «Сандро из Чегема»)

Существуют несколько гипотез появления темнокожих абхазов (именно абхазами они себя и считали), но однозначного ответа до сих пор нет. Корреспондент Sputnik нашла прямого потомка некогда известной в Абхазии семьи Абаш из Адзюбжи, молодую девушку Диану Бобылеву.

Диана Бобылева —  девушка лет тридцати с четко выраженными скулами, большими глазами и полными губами, она сохранила в себе все, что определяло ее происхождение, и только цвет лица заставлял сомневаться.

© Фото : из архива семьи Абаш
Все представители семьи Абаш считали себя абхазами, говорили и даже думали на абхазском. Нуца и Семен прожили долгую счастливую жизнь, у них было двое детей и пятеро внуков.

«В свое время к нам приходило много разных журналистов со всего Советского Союза. И историю нашей семьи бабушка рассказывала часто, теперь ее рассказываю я», — улыбаясь, она стала раскладывать семейные фотографии на столе, черно-белые снимки разных эпох из истории семьи Абаш.

Фотоленту об этом смотрите здесь >>

Видео об этом смотрите здесь >>

На одной из старых карточек в окружении своих соседей стоял сын одного из первых чернокожих переселенцев Ширин Абаш.

«Моего прадеда глубоко уважали соседи, он был одним из основателей колхоза в своей деревне. На этой фотографии ему  вручают грамоту за труд», — с гордостью показывает снимок Диана.  

© Фото : из архива семьи Абаш
Ширин Абаш, дедушка Нуцы, был одним из основателей колхоза. На этой фотографии ему вручают грамоту за труды

Княжеская фамилия для эфиопских рабочих

В 1840 году князь Абашидзе привез из Эфиопии около 20 негров, чтобы они помогали работать на чайных плантациях. Амбер Абаш, один из первых темнокожих в Абхазии, был привезен со своей матерью в возрасте восьми лет.

Как было принято в Абхазии, спустя некоторое время князь давал подчиненным надел земли и свою фамилию, чтобы они могли свободно и спокойно строить свою жизнь, объяснила Диана.

© Фото : из архива семьи Абаш
На протяжении всей жизни Нуцы журналисты приходили к ней за рассказом «африканской» истории

«Таким образом отец моего прадеда обосновался здесь и стал носить фамилию Абаш. На первых порах ему сильно помогали соседи. Он рос у них на глазах, они строили ему дом, показывали, как ухаживать за фруктами и работать в огороде, поддерживали и заботились о нем. Повзрослев, он стал считать себя абхазом, и во всех документах был записан также», — рассказала правнучка.

Когда пришло время жениться, Амбер Абаш выбрал себе в жены девушку из села Старый Кындг, ее звали София Мазалия, она была мулаткой. О ее происхождении бабушка Дианы ничего не знала, это так и осталось неизвестным.

«Если будешь чай низать, научишься и вязать»

Несмотря на то, что у Амбера и Софии было 12 детей, известна судьба только двоих, Ширина, прадеда Дианы, и его старшего брата Шаабана. 

По словам Бобылевой, Шаабан Абаш был хорошо известен в Абхазии. Он прошел Первую мировую войну и за службу Родине был награжден боевой грамотой. У реки Кодор до сих пор есть памятная доска, посвященная ему. В 1931 году он стал членом ЦИК Абхазии и был одним из ближайших соратников Нестора Лакоба, женился на абхазке Лили Киут. У них было двое детей, Валерий и Лидия.

Диана приподняла старую черно-белую фотографию, на которой была изображена молодая девушка лет семнадцати. На снимке она сидела возле старого камина и вязала крючком красивую белоснежную салфетку.

© Фото : из архива семьи Абаш
Нуца Абаш вяжет салфетку у камина

— Это моя бабушка Нуца Абаш, совсем молодая, перед поступлением в медучилище, – показывая фотографию, продолжала она свой рассказ.

— Ваша бабушка умела вязать такие красивые салфетки, – спросила я.

— Да, я ее не раз спрашивала, как ты научилась так красиво вязать, а она отвечала: «Если будешь чай низать, научишься и вязать». Она была очень острой на язык и любила говорить безобидные колкости, – улыбаясь, поделилась воспоминанием Диана.

Как рассказывает внучка афроабхазки, детство у Нуцы Абаш было тяжелым. Ее отец Ширин женился на абхазке Лии Кация, которая оставила своих детей в детском возрасте и покинула дом по непонятным причинам. И только спустя много лет, практически перед смертью, она вернулась домой, чтобы дочь могла о ней позаботиться.

«Бабушка редко говорила о своей матери, и  мы, зная, что она болезненно воспринимает эту тему, старались никогда ее об этом не спрашивать», — сказала Диана.

Описывая Нуцу Абаш, Диана подчеркивала сильный характер бабушки и умение хорошо разбираться в людях.

«Была у нашей бабушки одна особенность, ей хватало одного взгляда, чтобы определить, стоит доверять человеку или нет. И она почти никогда не ошибалась», — вспомнила она.

Из  Донецка с любовью

Нуца Абаш, окончив медучилище в Сухуме, получила возможность продолжить учебу в Тбилиси. Оттуда она вернулась уже квалифицированным врачом, акушером-гинекологом.

Как рассказывает внучка, во время учебы в Тбилиси Нуца стала очень известной во всем Советском Союзе. Темнокожую жительницу Абхазии воспринимали как феномен в то время. История семьи Абаш была опубликована во многих советских газетах, и на протяжении всей ее жизни все новые журналисты приходили с просьбой рассказать эту историю вновь и вновь, добавила она.

© Фото : из архива семьи Абаш
Нуца Абаш стала врачом, акушером-гинекологом.

Популярность Нуцы Абаш дошла и до Донецка. Семен Бобылев случайно наткнулся на одну из таких газет, где, помимо истории семьи Абаш, была напечатана фотография самой Нуцы.

«Мой дедушка Валерий Бобылев влюбился в нее с первого взгляда и начал писать ей письма сначала как тайный поклонник, затем как друг. Спустя несколько лет он приехал в Абхазию с предложением руки и сердца. Наша бабушка прожила долгую жизнь со своим мужем Семеном Бобылевым. У них было двое детей — Вячеслав и Наира», — поделилась подробностями Диана.

Все представители семьи Абаш считали себя абхазами, говорили и даже думали на абхазском. Сейчас в стране продолжают жить потомки выходцев из Африки. Отличить их практически невозможно, но потомки, как видно на примере Дианы Бобылевой, бережно хранят историю своего происхождения  и гордятся ей.

Читайте также:

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *