ПЕРВАЯ ПОБЕДА!

ПЕРВАЯ ПОБЕДА!26.09.2019

ПЕРВАЯ ПОБЕДА!

Отечественная война народа Абхазии – одна из жестоких войн конца 20 века. Она принесла Абхазии большое горе, смерть и разрушения.

На второй день войны 15 августа 1992 года морской десант госсовета Грузии, численностью в несколько сот гвардейцев с четырьмя единицами бронетехники, на двух кораблях, двух «Кометах» и барже остановился на рейде у поселка Цандрипш, в семи километрах от абхазо-российской границы.

Администрация Гагры была уже оповещена о десанте. За ним с берега велось визуальное наблюдение, но слишком мало имелось сил и средств, чтобы воспрепятствовать ему. Около часу дня морской десант высадился возле устья реки Хашупсе. Большинство бойцов Абхазского народного ополчения, противостоявших ему, были с охотничьими ружьями, некоторые с автоматами, а кое-кто вообще безоружен. Началась перестрелка. С абхазской стороны появились первые жертвы. Оборону держали до семи вечера. Потом поступил приказ отойти к санаторию «Украина». Но была опасность и удара с тыла со стороны села Псахары, где засели у дороги местные группировки «Мхедриони» и присоединившиеся к ним сотрудники Гагрского отдела внутренних дел грузинской национальности. Таким образом, при активной военной поддержке местных грузинских националистов в Цандрипше и Гечрипше, Гагра была оккупирована. А в селе Псахаре «мхедрионовцы», с целью не допустить подхода абхазских подкреплений, вели огонь по всем проезжавшим машинам. «Когда началась война, я находился в Гудауте», – рассказывает собкору «РА» кавалер ордена Леона Роман Максимович Тарба. – Там формировался штаб под командованием Султана Сосналиева, куда приходили ополченцы, с кое-каким имевшимся у них оружием. Тогда еще не было общего командования, создавались всего лишь группы. И меня назначили командиром одной из таких групп. Хотелось бы отметить полковника Балатского. Он проделал большую работу для формирования первых подразделений. Сегодня о нем забыли, а тогда он, как кадровый военный, сумел объединить эти группы на начальном этапе. Однако наши выезды на Гумистинский либо Гагрский линии обороны не давали ощутимого эффекта, так как у нас не имелось достаточного вооружения.

Когда началась атака грузинских войск на Гагру, произошла дезорганизация, оборона была нарушена, в результате город оказался в руках противника. Меня направили на Бзыпский оборонительный рубеж, которым командовал Сергей Дбар, а именно на помощь Гене Чанба – командиру линии обороны, дислоцировавшейся на Пицундском повороте. Обозначили участок обороны – слева и справа от центральной трассы, где под моим командованием находилось несколько групп гудаутских и гагрских ополченцев. Оружия почти не было и боеприпасов тоже. Мы берегли каждый патрон. Помню, когда обстреливали наши позиции со всех видов оружия, ребята стали просить меня тем же ответить врагам. Я понимал, что долго останавливать бойцов, рвущихся в бой, не смогу и дал им такую возможность.

Мы открыли огонь минуты на две. И потом грузины беспрерывно, в течение получаса, вели стрельбу по нам. Однако за железобетонными плитами, за которыми мы находились, их пули нам были не страшны. Если бы они тогда пошли на нас с помощью техники по трассе, им бы удалось прорвать оборону, так как нам нечем было их сдерживать. Но, к счастью, этого не произошло. Мы не отсиживались в обороне, а регулярно совершали вылазки и другие действия, чтобы нанести урон врагу. Был случай, когда в результате очередной вылазки, разведчики доложили, что на параллельной улице от нас, в частном доме засели грузинские гвардейцы и есть возможность их уничтожить. Наша группа в составе семи-восьми человек решила действовать. Через огороды, заборы и другие ограждения мы незаметно подошли к этому дому. Тенгиз Джопуа с гранатометом и еще один боец засели в соседнем доме. Тенгиз должен был два раза произвести обстрел этого дома с гвардейцами, а дальше мы прикрывать отход. К этому моменту подъехала еще одна машина с гвардейцами. Тогда Тенгиз произвел выстрелы: по машине, затем по дому. Однако мы не учли, что за домом и в подвальном помещении были еще бойцы, которые окрыли по нам огонь. Тенгиз Джопуа сумел ответить им одним выстрелом, затем получил ранение и стал падать на наших глазах. Нам удалось вывести его с линии атаки, думали, что он погиб, так как пуля попала в область сердца. Отправили в госпиталь, а через определенное время он вернулся на линию обороны живой и невредимый. Ранение оказалось не смертельным. Кстати, этот парень Тенгиз Джопуа, впоследствии принимавший участие в Гагрском наступлении и проявивший себя героически, был первым, кому сыграли свадьбу после освобождения района. Тогда ему не было и полных 18 лет. Свадьбу сыграли в санатории «Холодная речка». К сожалению, уже в мирное время, 10 лет тому назад Тенгиз разбился на мотоцикле».

К началу октября стало ясно, что грузинская сторона, сделавшая ставку на решение так называемого абхазского вопроса при помощи военной силы, не собирается с этого пути сворачивать. Дорогой жизни, по которой сюда можно было со стороны России добраться, доставить гуманитарную помощь, являлся в течение семи недель морской путь – из Сочи в Пицунду и Гудауту. Но приближался сезон штормов. С наступлением зимы становился невозможным проход и через горные перевалы с севера. Была крайняя необходимость освобождения Гагрского коридора.

К тому времени линия обороны проходила в селе Псахаре. Гагрской наступательной операцией руководил генерал Сергей Дбар. Наступление проходило по трем зонам: горной, морской и центральной дороге.

«Есть один малоизвестный момент, – продолжает Роман Максимович. – 30 сентября, то есть за день до операции, нас вызвал Сергей Платонович и объявил, что через два часа нужно начинать наступление. Однако мы были к нему не готовы. И в этот день была лишь ее имитация. Наступление началось на второй день 1 октября. 2 октября мы уже вышли на Псахарский рубеж, группа наша шла по объездной дороге, подавляя очаги сопротивления противника. Появились жертвы с нашей стороны, но никто с пути сворачивать не собирался».

Согласно оперативной сводке штаба народного ополчения Абхазии от 3 октября, Гагрское наступление развивалось следующим образом: с утра, 2 октября, в 6:00 началась атака позиций противника в районе железнодорожного вокзала. После ожесточенной перестрелки, в которой участвовала тяжелая техника с обеих сторон, в 9.00 укрепленный район противника был занят. В 11:00, 2 октября, в районе универсама завязался бой с засевшими в здании КБРЦ гвардейцами госсовета. Штурмовые группы народного ополчения прорвались, и продолжили наступление к центру. Другая группа бойцов народного ополчения окружила здание КБРЦ и к 19:00 взяла в плен 60 гвардейцев. К 16:00 основные очаги сопротивления противника в центре города Гагры, возле гостиницы «Абхазия» и милиции, были сломлены. В 17:35 был подавлен последний очаг сопротивления противника в районе санатория «Украина». Город Гагра был полностью освобожден от врага.

Согласно оперативной сводке штаба абхазского народного ополчения, 5 октября в 10:40 грузинские войска предприняли атаку, однако были отброшены. В 13:20 противник применил авиацию: два СУ-25 подвергли ракетно-бомбовому удару позиции народного ополчения в районе санатория «Украина» и шоссейного моста. Вскоре к ним присоединилось два боевых вертолета МИ-24, один из которых был сбит огнем бойцов народного ополчения. Авиация противника не смогла нанести существенного ущерба позициям абхазских войск. В 14:50 абхазское народное ополчение начало общее наступление, и в 17:50, обойдя с боями труднейший скальный участок, с множеством заминированных мостов и участков дороги, вышло к Холодной речке. После перегруппировки, в 18:00 был прорван заслон противника, а на Цандрипшском спуске, после очередной атаки, было полностью сломлено его сопротивление. Враг бежал в сторону Гечрипша, бросая танки, другую различную технику, вооружение и боеприпасы. Часть войск госсовета Грузии разбежалась по населенным пунктам, другая часть, побросав оружие, пересекла российско-абхазскую границу. 6 октября 1992 г. в 6:40 знамя Республики Абхазия взвилось на границе с Российской Федерацией.

«Когда мы дошли до границы с Россией, увидели такую картину: дерево на берегу реки, словно было увешено автоматами, также везде было разбросано различного вида вражеское оружие. Были и те, кто здесь нашел свои автомобили, которых забрали грузинские мародеры. Для нас военный трофей стал настоящей находкой. Впоследствии мы обратили это оружие врага против него», – отмечает Роман Максимович.

«Когда мы находились в блокаде, я не помню, чтоб у меня было чувство безысходности, наоборот, в душе теплилась надежда на то, что победим. Особенно когда пришли на помощь добровольцы с Северного Кавказа, хорошо вооруженные и экипированные. Бойцовского духа нам хватало, не хватало оружия. Ведь многие шли к нам совсем без оружия, в надежде, что они его получат в бою. Гагрская первая победа намного приблизила главную победу. Она дала нам понять, что мы можем победить врага», – подчеркнул в завершение рассказа Роман Тарба.

P.S. После освобождения Гагрского района группа Романа Тарба прочесывала горные места в Цандрипшском направлении, в целях уничтожения оставшихся грузинских формирований. Во время одной из этих операций Роман Тарба получил ранение. В течение двух месяцев он восстанавливал свое здоровье в госпитале. Когда выписался, был назначен комендантом Гагрского военного гарнизона, который активно участвовал во всех наступательных операциях в ходе Отечественной войны народа Абхазии.

Мадина ТАРБА, собкор. газеты «РА», Гагрский район

Номер:  101
Выпуск:  3841
Рубрика:  общество
Автор:  Мадина ТАРБА, собкор газеты «РА»

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *