Выборы в Абхазии: все еще впереди

Sputnik

Голосование по выборам президента Абхазии закончено и ЦИК республики подвел предварительные итоги. Состоится второй тур, в который вышли действующий глава республики Рауль Хаджимба и лидер оппозиционной партии «Амцахара» («Родовые огни») Алхас Квициния. Начинается самый интересный этап избирательной кампании.

Электоральная арифметика не тождественна обычной, и в случае с Абхазией основной нюанс заключается в том, что и серебряный и бронзовый призеры первого тура Алхас Квициния и Олег Аршба представляют оппозицию. Они незначительно уступили действующему президенту, но набрали примерно одинаковое количество голосов – Аршба лишь незначительно уступил Квициния. И то, что два оппозиционных кандидата не стали выяснять, кто из них самый главный оппонент власти, говорит о том, что главу республики ожидает впереди сложная борьба.

Впрочем, к жесткому противостоянию ему не привыкать. Хаджимба, напомню, стал президентом в 2014 году с четвертой попытки. И на протяжении пяти лет своей легислатуры регулярно сталкивался с требованиями досрочной отставки. Понятное дело, что голоса оппозиционеров автоматически не складываются. Никто не исключает и правило «меньшего зла», которое в сознании избирателей отнюдь не привязано к жесткому выбору «власть – оппозиция». Но не будет преувеличением сказать, что второй тур президентской кампании 2019 года – самое сложное испытание для команды Рауля Хаджимба за последние пять лет.

Особенности кампании

Уже в ближайшие дни абхазская политика, без всякого сомнения, будет наполнена сложными переговорами и политическими комбинациями. Однако перед тем, как строить планы на будущее, было бы полезно, рассмотреть некоторые особенности нынешней кампании, выделяющие ее из ряда других.

Вхождение в выборы для Абхазии оказалось зарифмовано с громким скандалом. Внезапная госпитализация Аслана Бжания, одного из фаворитов избирательной гонки (и не просто известного политика, но оппозиционера), появление версий о сознательном выведении его из игры привели к корректировке электорального расписания. Но эта история важна не с конспирологической точки зрения, а совсем по другим основаниям.

Оказалось, что на президентских выборах особую важность приобретают не только кандидаты, непосредственно принимавшие участие в самом главном внутриполитическом состязании пятилетия, но и фигуры второго плана. В данном случае речь не о том, что по своему весу и влиянию они уступают тем, кто решил поспорить за президентский пост. Формально они вне кампании. Но фактически от их действий, воли, договороспособности во многом зависит будущая политическая конфигурация в стране.

Аслан Бжания продолжает поправлять здоровье. Но ведь никто не сказал, что он не вернется к активной деятельности и откажется от имеющихся амбиций. Он призвал голосовать за Алхаса Квициния. И, скорее всего, он и его близкие соратники используют весь имеющийся у них потенциал на продвижение этого кандидата. Но ведь и выдвиженец «Амцахары» в случае своего успеха может сделать востребованным Аслана Бжания. В каком качестве, об этом пока рано судить. Важен сам факт такой востребованности.

Не менее интересная ситуация складывается и вокруг «бронзового призера» гонки Олега Аршба. Он вне второго тура, но отрыв от него Квициния незначителен. И если у кого и искать поддержки, то именно у него. Между тем, о поддержке этого кандидата экс-президентом Александром Анкваб говорят все, кто следит за хитросплетениями абхазской политики. Сам бывший руководитель республики в силу возрастных ограничений не мог принять участие в президентской избирательной гонке. Но это не делает его пассивным созерцателем.

Анкваб имеет богатый опыт взлетов и падений. В начале 1990-х годов вследствие конфликта с первым президентом республики Владиславом Ардзинба Анкваб перебрался в Москву, откуда внимательно следил за ситуацией. Чтобы вернуться сначала в команде Сергея Багапш, а затем и в качестве президента. Но и после досрочной отставки в результате массовых протестов он не перешел в разряд политических пенсионеров, а вернулся в игру, став депутатом национального парламента. Теперь он близок к тому, чтобы поднять свой статус. И, не исключено, снова возглавить правительство. Тем паче, такой опыт в прошлом у него есть.

На первый взгляд, такая схема выглядит безупречной. Но проблема в том, что авторитет Анкваба в оппозиционной среде не является бесспорным. Далеко не все готовы считать его «генералом от оппозиции». Не праздный вопрос, как сочетать его амбиции и политический вес Аслана Бжания? В свое время они работали вместе, Бжания возглавлял при президенте Анкваб Службу государственной безопасности республики. Однако за пять лет бывший руководитель спецслужбы политически вырос, прошел через выборы, показал неплохой результат. И думается, не так просто будет для него уступить дорогу старшим. Политика – это не общественный транспорт и не пешеходный переход.

Все еще впереди

Подводя предварительные итоги президентской гонки, нельзя не отметить и беспрецедентное количество ее участников. В выборы вошли десять кандидатов, до голосования дошли девять. Налицо попытка предложить избирателю кого-то, кто выбивается за традиционные рамки спора, уходящего корнями к конфликту между Ардзинба и Анкваб.

Удачна ли эта попытка? Скорее нет, чем да. Ведь среди «великолепной девятки» по-настоящему новых политиков нет, хотя во время последних двух парламентских кампаний абхазские избиратели не раз «прокатывали» политических тяжеловесов. Тот случай, когда запрос на новые лица есть, а удовлетворить его пока что некому. Проблема, с которой столкнется любой политик, который выиграет второй тур. Фамилия его в данном контексте вторична!

Что же ждет Абхазию и ее избирателей в ближайшем будущем? Оппозиция будет пытаться консолидироваться и постарается не упустить представившийся ей шанс. В 2014 году Хаджимба победил уже в первом туре. Сейчас за него проголосовало вдвое меньше избирателей, чем пять лет назад. Но и никаких гарантий, что оппоненты власти стопроцентно договорятся, нет. Возможности есть, но и амбиции никто не отменял. Нет гарантий того, что выборы пройдут без общественных протестов.

Впрочем, не стоит искать в них параллелей с пресловутым «евромайданом», что порой так любят делать некоторые журналисты и блогеры. У Абхазии своя давняя протестная традиция. Абхазское общество весьма активно, а дистанция между властями и рядовыми избирателями в маленькой республики невелика.

При этом и президентская команда, и ее оппоненты выступают за углубление кооперации с Россией, никто не предлагает никаких внешнеполитических альтернатив.

Выборы в Абхазии предсказуемо уже не признала Грузия. В Тбилиси их назвали «фикцией». Стоит обратить внимание на диспропорцию в восприятии этого события. Если грузинские политики активно комментируют абхазские дела, сводя их, однако, к проискам Москвы, то «грузинский след» не возникал в Сухуме даже во время дискуссий о болезни Бжания. Абхазские политики проявляют интерес к Грузии почти исключительно во время разговоров о безопасности. Собственно грузинский проект перестал быть частью дискурса внутри Абхазии. И это также один из признаков пока что не завершившейся избирательной кампании по выборам президента республики.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *