Унесенные «Волной»: история депортации абхазских греков

О том, как это происходило, какая участь постигла переселенцев в пути и на новом месте, какую цель преследовали советские политики, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Прощай, Абхазия

Утро 14 июня 1949 года. Одиннадцатилетний Николай Пимениди проснулся от плача младшей сестры. Небольшое село Петровское , расположенное примерно в 15 километрах от столицы Абхазии, заполонили люди в военной форме. Они заходили в дома мирно спящих, ничего не подозревающих людей и под дулами ружей выводили их на улицы. Это были сотрудники НКВД. То же самое происходило в нескольких других близлежащих селах, где в общей сложности проживало около 400 греческих семей.

Шум, крики, лай собак навсегда запечатлелись в памяти Николая, который даже спустя 70 лет рассказывать об этом без слез не может. Подросток выбежал на улицу и, спрятавшись под дубом, стал наблюдать за происходящим. Первое, что ему удалось разглядеть, было то, как вооруженные солдаты ведут куда-то пожилую женщину, державшую в одной руке чугунок, а в другой ребенка. В них Николай узнал свою маленькую двоюродную сестру Веру и ее бабушку.

«Позади них шел солдат с суровым выражением лица и винтовкой со штыком в руках. Дело в том, что сначала депортировали подданных иностранного государства, то есть Греции. За нами – подданных СССР, за которыми пришли спустя два дня», — поделился Пимениди.

Выселение греческого населения в степи Казахстана проходило по приказу Иосифа Сталина. Спецоперация та вошла в историю под названием «Волна». О том, что послужило причиной, и какую цель преследовало руководство Советского союза, расскажем позже.

Сначала местные греки думали, что депортируют только граждан иностранного государства и эта участь их не постигнет. В этом их пытались убедить и некоторые местные чиновники, но обещания оказались ложными.

На следующий день председатель колхоза собрал всех греков на небольшой полянке вблизи родника и объявил о том, что их тоже депортируют, но прежде, каждый глава семейства должен написать заявление с просьбой о добровольном переселении в Казахстан. Отец Николая и его соседи отказались, но им объяснили, что вопрос решеный и обсуждению не подлежит. Владеющих письмом среди крестьян в то время было немного, и все заявления были написаны одной рукой.

Утром 16 июня в селе снова появились военные и приказали грекам покинуть жилища. В дом семьи Пимениди зашел некий офицер, который сначала планировал поторопить переселенцев, но сам засиделся в гостях до позднего вечера. Больно по вкусу ему пришлись домашнее вино и сыр из козьего молока, поданные на стол хозяевами. Разговорившись, Николай Пимениди робко спросил, куда их увозят. Военный ответил, что абхазские греки теперь будут жить в Казахстане, где плодородная земля, красивая природа, реки и у каждого будут свои угодья.

Воспользовавшись отсутствием внимания, коровы сломали забор, и зашли в огород. Иван выбежал из дома, громко ругаясь, прогнал скотину и стал чинить «пробоину».

«А мама ему говорит: зачем ты тратишь на это время, если нас скоро уведут отсюда? Пусть будет что будет», — рассказал Николай. 

День подходил к концу. Назойливый офицер набрал свою «норму» и дал приказ освободить помещение. Семья Пимениди бросила баулы с едой и пожитками на ослика Яшку, который еще в годы Великой отечественной войны таскал на себе мины для советских солдат, защищавших перевалы кавказских гор. Они присоединилась к толпе людей, идущих вниз по склону к дороге, где их ждали грузовики американского производства «Студебекер».

Дорога в неизвестность

Сотни греческих семей со всей Абхазии свезли на келасурский вокзал в Сухуме, но всем места не хватило. Часть переселенцев отправили к железнодорожной станции в Дранде.    

«Многие не успели даже взять с собой документы, предупредить родственников. Меня, брата, двух сестер и родителей привезли к вокзалу в Келасури. Женщины и дети плакали, старики сидели на земле и причитали. Люди были в глубоком отчаянии. Через несколько часов нас посадили в вагоны. Везли нас целыми эшелонами», — вспомнил Николай. 

В предназначенных для перевозки скота и оборудованных полками товарняках, разместили по 30-40 человек. В суматохе многие семьи оказались в разных вагонах и не могли найти друг друга даже во время редких остановок.

По дороге в Казахстан периодически отцепляли по несколько вагонов. Где их оставляли, там и предстояло жить депортированным. Переселенцев разделили на группы – подданных советского государства и иностранного. Такая градация влияло и на условия переезда. По рассказу Пимениди, гражданам СССР разрешали открывать двери во время движения поезда и иногда кормили. Двери вагонов грекоподданых завязывали проволокой. 

Дорога к новому дому заняла около недели. Мягкий, теплый климат Абхазии сменился на пекло и засуху. Десятки детей в пути умирали от эпидемий, у стариков не выдерживало сердце. Хоронили их рядом с железнодорожными путями под душераздирающие вопли женщин.

Николай признался, что всю дорогу он прятался под нижней полкой вагона и плакал. Скучал по дому, вспоминал своего ослика Яшку и любимого пса Бидо, брошенных на произвол судьбы.

Среди переселенцев пошел слух о том, что их сначала привезут в Казахстан, а потом отправят в Грецию. Пустая надежда. Периодически в пути происходили стычки между греками и военными, но быстро утихали. Бунт подавляли выстрелами под ноги протестующих.

Эшелон остановился на одной из железнодорожных развилок в пределах Кзыл-Ординской области. Некоторые знали, что недалеко от этого места город Ташкент и люди там живут неплохо. Переселенцы стали требовать повезти их туда, но получили жесткий отказ. Тогда, по два человека с одной семьи, в том числе Пимениди, пошли пешком по направлению к столице Узбекистана.

«Мы с отцом и еще толпа людей пошли в сторону Ташкента. Военные догоняли нас, приказывали вернуться, но не стали стрелять. Шли до ночи. Было очень жарко, воды не было. Остановились на ночлег в степи, где нас чуть на «загрызли» комары. Нашли какой-то колодец с соленой водой. С жадностью пили эту воду и в зубах аж песок скрипел «, — рассказал Николай.

Поняли, что такими темпами до Ташкента не дойти и все вернулись на исходную позицию через сутки, куда военные подтянули подкрепление. Вскоре эшелон тронулся дальше и остановился примерно через десять километров у поселка Плотинстрой. В то время там строили плотину пленные японцы на реке Сырдарья.

Через сутки грекам разрешили покинуть вагоны. Составили списки и снова посадили людей в грузовики. На следующий день они прибыли в какой-то аул, где их встретили выстрелами. Местные жители, в массе своей казаки и русские, сосланные на эту территорию в разное время за разную повинность, испугались чужеземцев и начали стрелять для того, чтобы обернуть их вспять. Проблему решили.

Наутро перед ними во всей красе предстала река Сырдарья, которая не могла не впечатлить своими масштабами бывших жителей Абхазии. Диковинные двугорбые животные тоже произвели на Николая неизгладимое впечатление. Верблюда он видел впервые.

Поселили депортированных в землянках, сараях с соломенными крышами и амбарах, где некогда жили ишаки и скот. При этом, Николай отметил, что место им досталось не самое худшее, но так повезло далеко не всем их землякам.

«Этот аул был довольно живописный. Рядом протекала река, деревьев правда было немного, недалеко стоял небольшой лес. По осени созревали ягоды. Некоторые по незнанию съели белену и умерли от отравления. Стали умирать дети от какой-то эпидемии. Потом вызвали врача, и болезнь отступила», — сказал Пимениди.  

Потихоньку жизнь греков вдали Абхазии начала налаживаться. Построили небольшие дома, которые, конечно же, во многом уступали их жилищам в республике. Многие семьи записались в колхозы, взрослых и детей отправляли на прополку, стали выращивать фрукты, овощи. От кукурузы, которую греки привезли из дома, пришлось отказаться. Мельницы рядом не было, а старые жители отказывались молоть абхазскую культуру, так как ее зерна стирались каменные жернова. Суровые зимы теплолюбивые греки переносили тяжело.

Государство постепенно начало оказывать помощь переселенцам – бесплатно раздавали молоко и дали ссуду в 500 рублей для покупки крестьянами скота. Каждую неделю приезжали коменданты и проверяли все ли на месте. Даже заставили написать расписку о том, что они обязуются жить в том месте в течение 25 лет и не покидать его. Для того, чтобы сходить в город нужно было брать разрешение у коменданта.

В марте 1953 года умер Иосиф Сталин. Жесткая политика по отношению к переселенцам ослабла и у абхазских греков появилась возможность вернуться в свои дома. Семье Пимениди удалось это сделать лишь в 1956 году.

«Вернулись мы домой. Все эти годы в нашем подвале держали свиней, а наверху коз. Мы наскоро отштукатурили глиной стены, спили ольху и подготовили доски для дверей и пола. Начали понемногу обустраиваться», — отметил Николай.

Николаю Пимениди 80 лет. Живет он сейчас вместе с супругой Алла в Сухуме. Сын живет в Сочи, а дочь в Греции. Есть внук.

Выселение по инструкции

Глава греческой общины, потомок одной из депортированных семей в 1949 году греков Александр Константиниди пришел в студию радио Sputnik Абхазия с книгой «Спецэшелоны идут на восток» с автографом автора Ивана Джухи. В этом издание подробно описана история репрессий против греков в СССР, и очень значима для представителей этого народа.

Константиниди подчеркнул, что в книге автор рассказывает не только о депортации греков из Абхазии, но из Крыма в 1944 году. Сам он впервые услышать о трагедии греков от своей бабушки, которая были в числе депортированных.

«Помню, бабушка рассказывала, что в тот день она успела взять с собой только мешок печеней, чем кормила мою мать, которой тогда было всего два года, в пути. В дороге выжили не все и было очень сложно ехать летом в товарном вагоне в духоте и без воды», — сказал Константиниди.

Слух о том, что греков будут переселять в Казахстан, прошелся по Абхазии еще 10 июня 1949 года. По его словам, малочисленный народ воспринял эту новость стойко. В постановление о депортации им разрешалось взять с собой до тонны личного имущества, но на деле, они смогли увезти только самое необходимое в узелках. Приказ Сталина Александр называет политическим преступлением против человечности.

«До второй Мировой войны, Греция, где воевало много партизан против фашистов, была коммунистической. После той войны, по договору Сталина и Черчилля отошла в капиталистический «лагерь». В Греции начались гонения на коммунистов, и СССР принял 12 тысяч греков, которых поселили в Узбекистане. А в 1949 году образовался блок НАТО, и пошло выражение «неблагонадежные» в адрес греков. Якобы у них есть связи с капиталистическим строем, у них буржуазное мышление и против них началась борьба», — сказал Константиниди.

До июня 1949 года на греческое население Абхазии НКВД собирало характеристику, которая была положительной, но и это не спало малочисленный народ. Задача была поставлена, и ее нужно было осуществить. Решение о переселение греков вынес пленум ЦК КПСС 17 мая того же года.

В спецоперации «Волна» участвовало около пяти тысяч работников аппарата НКВД и примерно полторы тысячи военных, которые, в основном, следили за тем, что никто не сбежал.

По архивным данным, из Абхазии в тот период выселили более 22 тысяч греков-подданных СССР и более шести тысяч человек с гражданством Греции, которую, отметил Александр, навязала им грузинская власть.

«Мало кто знает, что после 16 июня началась операция «Волна 2». То есть, местные власти заставляли оставшихся греков писать заявление о добровольном переселении в Казахстан. Многие не хотели этого делать, но их принуждали. Когда речь заходила об ущемлении семей, соглашались. И во время второй «Волны» вывезли еще около пяти тысяч человек», — рассказал глава греческой общины.

Вскоре по республике прошла третья волна депортации греков, но уже с меньшими результатами, так как почти все уже были в Казахстане. Всего в Абхазии осталось греков примерно две тысячи. В основном, это были партийные работники или же ценные сотрудники. Со всего побережья Черного моря выслали более 37 тысяч греков.

Греческие дома, которые в Сухуме было около 40% от общего числа зданий, всегда отличались своей архитектурой и масштабами. После депортации все эти дома вместе с имуществом достались переселенцам из западной Грузии. Будем честны. Как гласит история, этих людей тоже переселяли насильственным путям. Такая была политика Грузии в те годы – «подмена народов». Свой кусок пирога успели отхватить и местные грузины.

«Местные грузины заранее знали об этом и составляли списки того, кто и какой дом займет. Для того, чтобы это выглядело, как официальная сделка, выкупали их по цене в десять раз ниже себестоимости жилья. Имущество греков, которые жили в деревнях, в том числе, всякая жирность, распродали и им никто не возместил ущерб», — поделился Константиниди. 

Не обошлось без судебных разбирательств после возвращения греков в Абхазию, но чаще всего им приходилось частями выкупать свои же дома у государства. Таким способом свое жилье вернула бабушка Александра.

По информации от Константиниди, на сегодняшний день в Абхазии проживает около полутора тысяч греков. Большая часть живет в Сухуме, по несколько семей в Гагрском, Гудаутском и Ткуарчалском районах.

В первой части книги «Из истории грузино-абхазского конфликта» Даура Ачугба написаны трагические события, произошедшие с греками в республике. Она основана на документах и материалах, обнаруженных Владиславом Ардзинба и переданных для публикации.

По словам историка, переселяли греков по инструкции Министерства государственной безопасности СССР за номером 00183.

«Решение об этой операции было принято в мае 1949 года на особом совещании при МГБ СССР, и через неделю директивное письмо по этому поводу получило Министерство безопасности Абхазии. Уже 11 июня 1949 года в это же ведомство поступает распоряжение о проведение спецоперации «Волна» 14 июня 1949 года в 3:00″, — сказал Ачугба.

Спецоперации по выселению некоторых народов из Закавказья охватило не только греков, но и турок, армян, дашнаков, добавил он.

Еще до событий 1949 года, на основании постановления Госкомитета обороны СССР от 31 июля 1944 года и приказа НКВД, из Грузинской ССР были депортированы более 46 тысяч турок, восемь тысяч курдов, более 1300 химшинов. 

«К концу 1944 года было выслано еще около 94 тысяч человек. А из азербайджанской Мисхетии около ста тысяч мисхетинцев. Вот то, что было в 1944 году продолжили в 1949 году и то, что коснулось абхазских греков имело одну цель – освободить территорию от негрузинского населения и заселить ее грузинами», — подчеркнул Ачугба.

Грузию пытались превратить в моноэтническое государство и этим активно занимались Иосиф Сталин вместе с Лаврентием Берия. Есть предположения в ученом сообществе, что та же участь могла настигнуть абхазов, но смерть вождя пролетариата разрушила эти планы. Весь этот период в истории СССР, Абхазии Ачугба назвал геноцидом. 

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *