ВАЛЕРИАНУ ОСМАНОВИЧУ КОБАХИЯ – 90!

ВАЛЕРИАНУ ОСМАНОВИЧУ КОБАХИЯ – 90!30.05.2019

ВАЛЕРИАНУ ОСМАНОВИЧУ КОБАХИЯ – 90!

Память

Четыре коротких слова: «советский государственный и партийный деятель». Коротких. Скорее даже скупых. Но… Так обозначают сегодня в биографических справочных материалах жизненный путь достойных представителей совсем недавнего по историческим меркам, но уже ушедшего советского времени. Так представлен в таких источниках и Валериан Османович Кобахия. А если заглянуть за эти слова и постараться распознать, что же кроется за ними? Как правило, откроется жизнь, наполненная трудом, честным и самоотверженным, действиями во имя Родины и народа, жизнь, полная событий личных и общественно значимых, жизнь гражданина и патриота, и, конечно, окруженная уважением и признательностью соотечественников. Жизненный путь Валериана Османовича легко и полностью укладывается в эту схему. Это хорошо знают у нас в республике очень многие – родные, друзья, коллеги, единомышленники, соседи.

В эти дни в Абхазии вспоминают Валериана Османовича особо – ему исполнилось бы 90 лет. А ушел он из жизни в 1992 году, всего в 63 года. И если посмотреть на прошедший им путь, то можно предположить, сколько полезного для страны и народа мог бы еще сделать этот человек, если бы не такой ранний, наперекор известному абхазскому долгожительству, его уход из жизни. В 22 года он начал учительствовать (окончил Сухумский пединститут), и дети с обожанием смотрели на энергичного, любящего свою профессию и хорошо понимающего их молодого преподавателя. Но уже через три года жизненные и политические убеждения привели его, комсомольца, в Коммунистическую партию. Принципиальность при решении ряда спорных вопросов, а их всегда хватало у мыслящего молодого поколения, креативность, как сегодня назвали бы умение Валериана творчески и аналитически подходить к обсуждению и внедрению перспективных планов, активность при выполнении разных поручений и дел, вызвали у старшего поколения коммунистов доверие к молодому однопартийцу – началась деятельность Валериана Кобахия на комсомольской и партийной работе. Первыми должностями стали комсомольские – секретарь Гудаутского райкома, Абхазского обкома. Потом – период на советской работе – председатель исполкома Гудаутского районного Совета. Окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС, и с 1962 года и до 1975-го Валериан Османович на ответственной работе в Коммунистической партии: 1-й секретарь Гудаутского райкома, секретарь парткома производственного колхозно-совхозного управления по Абхазской АССР, в 1965 его избирают 1-м секретарем Абхазского обкома Компартии, и в течение 10 лет он был главой абхазских коммунистов. А затем до 1990 года он работал в Президиуме Верховного Совета Абхазской АССР сначала секретарем, а потом и Председателем Президиума ВС Абхазии. В его биографии достаточно весомые страницы участия в национально-освободительном движении своего народа. Валериан Османович Кобахия вошел в историю и как глава Верховного Совета Абхазии, на 10-й сессии одиннадцатого созыва, которого 25 августа 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики. И это событие – одно из главных в истории нашей страны.

Отмечая юбилейную дату этого действительно большого советского государственного и партийного деятеля, редакция решила предложить своим читателям и воспоминания тех, кто работал, по-дружески общался с Валерианом Османовичем, помнит встречи, беседы, интересные моменты их контактов.

Вот что вспомнил и рассказал тоже бывший советский и партийный работник Владимир Джамалович Авидзба:

– С Валерианом Османовичем я познакомился еще в юности. Он был однокурсником моей старшей сестры Александры Джамаловны, дружил с ее супругом Николаем Давидовичем Гублиа и любил бывать у них в Новом Афоне, заезжал и со своими друзьями. Нередко и я становился участником этих застолий, и мне нравилось, как Валериан Османович умел красиво вести стол, тонко пошутить, ненавязчиво оказать внимание гостям. И все это у него гармонично укладывалось в рамки абхазских национальных традиций и, как правило, вызывало одобрение гостей, которые с еще большим уважением начинали относиться к абхазскому этносу.

В период, когда я работал в газете «Апсны Капш» в должности заведующего идеологическим отделом, первый секретарь Абхазского обкома Компартии Валериан Кобахия достаточно часто приглашал к себе редактора газеты Руфета Махтовича Бутба, а нередко и меня с ним, и обсуждал уже вышедший номер, давал свою оценку опубликованным материалам, порой достаточно жесткую. Но, надо сказать, не жалел и добрых слов в адрес творческих работников, хорошо понимая, что их надо и «по шерстке гладить». Активно, заинтересованно, а главное, очень профессионально первый секретарь подключался к обсуждению проблем, вопросов, ситуаций, которые должны найти отражение на страницах газеты. Эти контакты и советы нам были полезны и использовались. Работать в такой творческой атмосфере было и интересно, и комфортно, очень подстегивало взаимосогласие между нами и понимание того, что газета, являясь рупором руководства страны, обязана донести до граждан задачи, цели, планы, действия этого руководства.

Хочу подчеркнуть еще одну сторону характера Валериана Османовича. Неравнодушие, человечность. Получилось так, что именно первый секретарь обкома Кобахия освободил от работы редактора газета «Апсны Капш» Руфета Бутба. И сегодня, как и тогда, причин этого никому из нас достоверно известно не было. Прошел слух, что в Тбилиси кто-то чем-то был недоволен. Возможно. Руфет Махтович очень тяжело переживал эту ситуацию. Но, как лично мне стало известно от самого Валериана Османовича, он тоже был расстроен и сказал, что сделает все возможное, чтобы обеспечить Бутба достойной работой. И добился того, что Руфет Бутба стал секретарем Совета профсоюзов Абхазии – работа серьезная и ответственная.

Но более всего я хочу напомнить о деятельности Валериана Османовича в должности Председателя Президиума Верховного Совета Абхазской АССР.

1989-90 годы в истории Абхазии отмечены особой напряженностью в грузино-абхазских отношениях, активизацией национально-освободительного движения. Многое было спровоцировано тем, что Грузия заявила о несоответствии законов СССР ее интересам и приняла документы, которые предоставляли Грузинской ССР право свободного выхода из состава Советского Союза. Особо вызывало наше возмущение то, что нигде ни слова не было сказано о судьбе Абхазии и ее народа в случае выхода Грузии из СССР. И Верховный Совет Абхазии во главе с Председателем его Президиума Валерианом Кобахия начали готовить ответные действия. В основу были положены материалы о правовых гарантиях защиты государственности Абхазии. Президиум решил провести 10-ю сессию Верховного Совета Абхазии 25 августа 1990 года и принять на ней соответствующее постановление. Абхазская общественность активно поддерживала эти мнения и начинания. Однако перипетий по этому поводу было много, еще более обострились противоречия между абхазской и грузинской группами депутатов ВС Абхазии.

Дня за три до 25 августа мне позвонил Валериан Османович и пригласил прийти. Я тогда был секретарем обкома Компартии по идеологии и депутатом Абхазского Парламента. Беседа наша была довольно продолжительной. Обсудили ситуацию, признали ее предельно сложной, но не критической. Подсчитали, как распределятся голоса при голосовании за проект Постановления ВС АССР. Для полного спокойствия, что проект будет принят большинством, нам желательно было подкрепить все еще одним голосом. Валериан Османович спросил меня, не удастся ли мне «перетянуть» на нашу сторону кого-либо из грузинских депутатов – моих коллег по Абхазобкому партии. Я ответил, что это сложно, но на одного из таких надежда есть. Я действительно переговорил с одним моим тогдашним товарищем и получил его согласие, но, как оказалось, согласие это было очень кратковременным. Коллега уже на другой день подошел ко мне и сказал: «Не смогу. Меня убьют». Я даже пожалел его тогда, но позже, на заседании бюро обкома он громко обвинил меня в непорядочной агитации.

Но депутатский голос, который укрепил бы наши позиции, мы все-таки получили. В то самое время достаточно тяжело болел депутат нашего Парламента, очень известный и уважаемый артист Азиз Решидович Агрба. Он – мой родной дядя. Я пришел его навестить, он спросил меня, как дела в Парламенте, и тут же сказал, что непременно будет участвовать в работе сессии, так как очень хорошо понимает всю значимость обсуждаемого вопроса и то, что от этого зависит будущее абхазского народа. Я попробовал его уговорить не приходить на сессию, опасаясь, что такой «поход» может серьезно навредить его здоровью. Но мой дядя был непреклонен. Он пришел в сопровождении помощников 25 августа на 10-ю сессию ВС Абхазии. И его голос там оказался очень нужным.

Сессия обсудила три вопроса: «Концепция Абхазской АССР в условиях самоуправления, самофинансирования и перехода к регулируемому рынку» (докладчик – первый зам. Председателя Совета Министров Абхазии В.Миканба); «О правовых гарантиях защиты государственности Абхазии» (докладчик – Председатель Президиума ВС АССР В. Кобахия); «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Абхазской АССР» говорил я.

Сессия ВС Абхазии приняла постановления по вопросам повестки дня, и главное – утвердила «Декларацию о государственном суверенитете Абхазской Советской Социалистической Республики».

Народ Абхазии торжествовал. А вот Грузия прореагировала на эти наши решения по принципу: «Мне можно все, а вам – нет!». Уже на другой день, 26 августа 1990 года, Президиум ВС Грузии объявил решения ВС Абхазии от 25 августа 1990 года недействительными и не имеющими юридической силы. Но нам это уже было как-то все равно.

Но Грузия не простила Валериану Кобахия многих его взглядов, его решений, его действий. После резкого обострения национально-освободительной борьбы в 1989 году, в которой он принимал самое непосредственное участие, ЦК Компартии Грузии вывел его из состава бюро Абхазобкома партии. А теперь хотели освободить и от обязанностей Председателя Президиума ВС Абхазии. Но на сессии не получилось кворума грузинских депутатов, и голосование не удалось провести.

Однако Валериан Османович Кобахия подал в отставку и назвал имя того, кого бы он хотел видеть своим преемником в Верховном Совете Абхазии. Это был Владислав Григорьевич Ардзинба.

***

…Осмысливая услышанное от Владимира Авидзба, возвращаясь памятью в те, уже далекие годы, я вдруг по-новому посмотрела и по-другому увидела дату – «25 августа 1990 года». Тут же ассоциативный ряд перекинул меня во времена уже не столь отдаленные – к 26 августа 2008 года. То есть, через 18 лет, в 2008 году, тоже в августе, но только на один день позже – 26-го – Российская Федерация признала независимость Республики Абхазия. Ничего не скажешь, значимые дни и месяц для нашей страны. Веховыми стали эти события в истории Абхазии.

Беседу записала Лилиана ЯКОВЛЕВА

Номер:  52
Выпуск:  3792
Рубрика:  политика
Автор:  Лилиана ЯКОВЛЕВА

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *