«Дожить до рассвета»: в Абхазском театре показали спектакль о Таифе Аджба

Сария Кварацхелия, Sputnik

Из тьмы, царящей на сцене, появляется супруга Таифа Аджба Римма Когония (Кама Инапшба – ред.) с дневниками поэта — так начинается постановка «Дожить до рассвета» (Ԥшӡала иаҳзырша – ред.). Актриса  протягивает дневники залу, и в ближайший час актеры Абхазского театра открывают зрителям мир Таифа.

Спектакль в сравнении с остальными постановками Мадины Аргун минималистичный. На сцене периодически появляются стулья, многофункциональный стол, который превращается в катафалку и, конечно же, книги. Они возникают сверху, прикрепленные к леске. Затем их разбрасывают по сцене, показывая, что война нещадно сметает и разрушает все вокруг. 

«Дожить до рассвета» – по крупицам собранные дневники Таифа. Единственное, что вошло в сценарий не из записей поэта, – эпизод с Тамарой Шакрыл (Изольда Арухаа – ред.) и записи самой Риммы Когония. Какие-то части дневников читались в виде монологов, а какие-то были сыграны актерами.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Спектакль «Дожить до рассвета»

Сценарист Занда Какалия не стала сильно отходить от текста. Впрочем, это было верным решением. Как бы ни был закручен сценарий, какими бы метафорами и символами он ни говорил, в случае с Таифом работа и режиссера, и сценариста вторичны. Личность поэта слишком масштабна, и вряд ли кто-то может его затмить. 

Режиссеру Мадине Аргун удалось передать мгновение, как война застает людей врасплох и подчиняет все и всех вокруг своим правилам. Но один человек ей не подвластен – Таиф. Он с первого дня войны из родного села Ачандара осознанно отправляется в Сухум. Вскоре за ним следует и Римма. В оккупированной столице он ведет дневник. Из записей же мы узнаем и о том, как начинается война, о хрониках оккупированного города, о сводках, о жизни и смерти в захваченном врагом Сухуме. 

На роль Таифа Мадина Аргун взял актера Рауля Кове, который, в общем, убедителен. Даже спустя 26 лет удивляешься тому, каким проницательным и тонким был поэт, не доживший до рассвета. И тем не менее в конце остается странное чувство. В постановке было все: и дневники Таифа, и стихи его, и диалоги, но самого Таифа – храброго, спокойного, но в то же время энергичного, всегда оптимистичного, с тонким чувством юмора – не было.

Абхазский Лорка: со дня рождения Таифа Аджба – 80 лет>>

Но спектакль не мог не пробить зрителя. Он был о войне, о которой режиссер говорил символами, о Таифе и его родных, которые не только присутствовали в зале, но и играли на сцене (Ира Когония в роли Этери Когония).

© Sputnik / Томас Тхайцук
Спектакль «Дожить до рассвета»

Не мемориальный

Спектакль Мадины Аргун «Дожить до рассвета» оставил у зрители много эмоций. Одни вспомнили войну, раны которой еще не зажили, а другие Таифа.

Замминистра культуры Батал Кобахия отметил, что он остался доволен постановкой. 

«Хорошо, что мы можем в такой форме подходить к дневникам Таифа. Только так могут вспомнить Таифа, потому что за него не надо говорить, каким он был хорошим. Его творчество само говорит за себя», – поделился впечатлениями он.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Спектакль «Дожить до рассвета»

Сам Батал Кобахия лично был знаком с поэтом. По его словам, Таиф был одним из немногих абхазских писателей, чей язык был невыдуманным, легким, журчащим и доступным каждому.

«Вообще, его можно сравнить с Иуа Когония, настолько он был самобытный, необыкновенный. Я часто встречался с Таифом. Он был очень тонкий. В последний раз видел его в сентябре 1992 года. Он тогда перешел через Гумисту, там была небольшая лазейка. Я ему сказал, чтобы они с Риммой остались в Гудауте, но он мне ответил: «Нет-нет, вы же придете в Сухум. Мы вас ждем». И вот, он нас ждал в Сухуме», – добавил Батал Кобахия.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *