Язык мой – друг мой: академику Шоте Арстаа исполнилось 90 лет

Sputnik

Проблемы языка

Большую часть своей жизни Шота Арстаа посвятил изучению абхазского языка. По словам юбиляра, этот язык за свою историю перенес немало трудностей и притеснений. Говоря о советском периоде, ученый вспомнил, как закрывались абхазские школы, и запрещалось говорить на абхазском языке.

«Когда я учился в школе, предметы переводились на грузинский язык. После того, как мы закончили учебу, вы знаете, закрыли все абхазские школы. Запрещалось говорить на родном языке, детям приходилось использовать чужой язык. Всю топонимику перевели на грузинский язык. Это действительно была беда», — с сожалением вспоминает ученый.

С тех пор прошло много лет и ситуация с абхазским языком в республике кардинально изменилась. Изучать и использовать ее никто не мешает. Каждый может делать это свободно и пожеланию, но все еще сохраняются определенные проблемы в этой области, уверен Арстаа. По его словам, все языки немногочисленных народов сегодня испытывают сложности в развитии, некоторые из них на грани исчезновения.

По прогнозам абхазского ученого, из шести тысяч существующих на сегодняшний день в мире языков, около половины будут забыты уже к концу XXI века. Основными причинами такой тенденции Шота Арстаа называет глобализацию и отношение к родному языку самих носителей.

«Если спросить о том, что мешает абхазскому языку, можно сказать, что кроме нас абхазов ему никто не мешает. Как так произошло? В свое время Владислав Ардзинба понимал, что наш язык в сложном положении, и неспроста абхазский язык признан государственным. Об этом написано в Конституции. Так, если это государственный язык, то на нем должна строиться работа во всех госструктурах страны, в образовательной сфере, политике и так далее», — уверен Арстаа.

Об этом говорят уже не первый год и эту тему не раз поднимали на различных совещаниях, встречах, дискуссионных площадках, но с места дело не продвинулось, подчеркнул академик. Арстаа считает, это происходит по причине того, что многие госслужащие страны не желают вести деятельность на абхазском языке, место которого занял русский язык.

Аблотия: лучшая пропаганда абхазского языка – фильмы>>

Будущее абхазского языка

Школьные предметы на абхазском языке преподают в республике только до 4 класса. Сами родители тоже не особо стараются привить любовь и желание говорить на родном языке своим детям, что лишь ускоряет «смерть» языка, сказал ученый. Если дети не будут говорить на абхазском языке дома, то после 5-6 лет выучить его им будет намного сложнее.

«Сегодня в абхазских школах республики учится около десяти тысяч детей абхазской национальности. В русских школах – больше пяти тысяч учеников абхазской национальности. Это значит, что после окончания школы, они уже не выучат родной язык, точно так же, как их будущие дети», — рассказал юбиляр.

В юные годы, вспоминает ученый, такого низкого уровня знания родного языка среди абхазского населения республики не было. Особенно хорошо им владели жители сел страны, в меньшей степени – горожане. В послевоенные годы, многие переехали из сельской местности в города, где некоторые стали уделять меньше внимания обучению абхазскому языку подрастающее поколение. 

При этом, Шота Арстаа отметил, это не значит, что они не любят свой родной язык или страну. Дело в том, что с годами изменилось самосознание людей, и они не понимают того, что если не говорить на языке, то он со временем исчезнет.

«Есть научный термин, как «смерть языка». Во всем мире также используют такое понятие, как «всемирная гуманитарная катастрофа», которое подразумевает не только исчезновение языка, но и культуры, цивилизации народа. Вместе с тем меняются и сами люди», — сказал Арстаа.

Если не изменить отношение к этой проблеме и не решать ее, то через несколько поколений об абхазском языке, о народе Абхазии будут говорить в прошедшем времени, делится неутешительными прогнозами ученый.

Хагуш о системе оценки владения абхазским: без сертификата на госслужбу не попасть>>

Одной разговорной речи для сохранения языка недостаточно, уверен Арстаа. По его мнению, ко всему прочему необходимо хорошо знать абхазскую литературу, перевести на государственный язык профессиональные термины.

«У нас есть юрист Владимир Харания, который перевел все термины по своей специальности на абхазский язык и издал книгу. Несколько судебных процессов он провел на абхазском языке, но никто кроме него этим не воспользовался», — с сожалением отметил юбиляр.

Шота Арстаа также рассказал, что сегодня он и его коллеги работают над академической грамматикой, которая будет состоять из пяти томов. Один том уже вышел в свет, второй ждет своего часа в типографии. Остальные будут напечатаны в ближайшие два года. 

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *