О ВЛАДИСЛАВЕ АРДЗИНБА И ЕГО КНИГЕ «ВЛАДИСЛАВ АРДЗИНБА. МОЯ ЖИЗНЬ. 1945 – 2010»

О ВЛАДИСЛАВЕ АРДЗИНБА И ЕГО КНИГЕ «ВЛАДИСЛАВ АРДЗИНБА. МОЯ ЖИЗНЬ. 1945 – 2010»05.03.2019

О ВЛАДИСЛАВЕ АРДЗИНБА И ЕГО КНИГЕ «ВЛАДИСЛАВ АРДЗИНБА. МОЯ ЖИЗНЬ. 1945 – 2010»

Несколько лет тому назад в одном из интервью я рассказал о своем разговоре с высокопоставленным партработником советского периода, который симпатизировал нам. Это было в году 1977-м или 78-м. Мы говорили об очередном обострении взаимоотношений между Абхазией и Грузией и рассуждали о возможном развитии событий в дальнейшем. Я собеседнику задал прямо вопрос, сможем ли мы решить волнующие нас проблемы в случае открытого противостояния, а возможно, и вооруженного столкновения. Он сказал, что успешное решение наших проблем возможно только при одном условии – если у нас появится руководитель, в которого поверит народ, и он сможет оправдать возложенную на него ответственность. Это было, как я уже сказал, в 1977-м или 78-м году, когда о Владиславе Григорьевиче Ардзинба мало кто знал. На поверхности находились те, которых принято было тогда называть партийно-хозяйственным активом. Партийный работник, с которым я разговаривал, знал их всех хорошо и заявил, что никто из них не способен решить наши проблемы.

А в 1989 году свершилось как бы чудо: появился Владислав Ардзинба. Я его к тому времени неплохо знал, но в моем представлении это был кабинетный ученый высочайшего уровня. И мне казалось, что он не может быть лидером народа со своими мечтами и амбициями. В моем представлении лидером мог быть человек высокого интеллекта, мужественный, патриот, способный на самопожертвование. Что касается интеллекта, то для меня это было очевидно, а вот в качестве государственного деятеля я сомневался. Так или иначе, мы обсуждали вопрос о возможном его вхождении в политику. Я не раз себе задавал вопрос: не произойдет ли так, что мы потеряем выдающегося ученого, а взамен получим плохого политика. Этот вопрос я также задавал ему.

В связи с этим я расскажу об одном эпизоде. Когда мы работали над известным выступлением Владислава на съезде народных депутатов в Москве, мы как-то отвлеклись, и я по-абхазски сказал ему: «Если ты мне скажешь, чтобы то, что сейчас пишем, я прочитал с трибуны, то я свалюсь по дороге к этой трибуне и умру». А Владислав без тени сомнения, также по-абхазски: «Ты делай то, что делаешь, а я – увидишь, как исполню». Это говорит о том, что он во всех отношениях был мужественным человеком.

Жизнь как будто специально подводила Владислава к вхождению в политику.

В 1988 году умер наш выдающийся ученый Георгий Алексеевич Дзидзария, директор АбНИИ, единственного в мире института абхазоведения и одновременно негласного штаба национально-освободительного движения. После долгих обсуждений среди научной интеллигенции Владислав Ардзинба был назначен директором института. При этом нельзя не напомнить, что решающую роль в этом назначении сыграл тогдашний руководитель Абхазобкома Б.В.Адлейба. Затем Владислав стал депутатом и Председателем Верховного Совета Абхазии, а впоследствии – депутатом Верховного Совета СССР.

С первых же шагов своей деятельности в Абхазии он показал себя зрелым, готовым к выполнению обязанностей как руководителя института, так и национального лидера народа. В течение 2-3 месяцев вокруг него объединились искренние патриоты Абхазии. Народ в него поверил, а он его не подвел. Когда я говорю о народе, то имею в виду тех людей, а их было большинство, которые не преследовали личных амбиций, а их волновало только будущее нашей страны.

Итогом всего этого стало обретение независимости Абхазии. А как все это происходило, он рассказал в своей книге «Владислав Ардзинба. Моя жизнь. 1945 – 2010». Я прочел её на одном дыхании – не из праздного любопытства, а потому, что она возвращала меня к событиям, к которым и я имел непосредственное отношение.

В своём содержательном и красочном послесловии Владимир Зантария назвал эту книгу «Исповедью лидера». Это – книга размышлений о жизненном пути Владислава, борьбе народа Абхазии за независимость и трудностях, через которые ему вместе с народом пришлось пройти. Он как мудрый человек не счел нужным рассказать о своих разочарованиях. Свидетельством этого является врезавшийся мне в память абзац в главе «От автора»: «К величайшему сожалению, далеко не все известные мне факты и события могут быть обсуждены на страницах настоящей книги. Здесь не может действовать фактор времени. Чем выкручиваться, лучше прямо сказать, что многое я оставляю без обсуждения, без комментариев. С моей точки зрения, это я должен унести с собой».

Эта фраза, свидетельствующая о бережном отношении к окружающим его людям, направлена на будущее, чтобы не дать возможности ненужного раскола, а дать возможность работать на благо Абхазии.

Теперь о книге. На мой взгляд, составители удачно назвали её главы, что позволило полнее рассказать о различных периодах жизни В.Ардзинба. В главе, связанной с детством, он тепло рассказывает о родителях, родственниках, близких и окружавших его людях, проявив в этом свои человеческие качества.

Он с любовью и благодарностью отзывается о годах учебы в Сухумском пединституте, о первых научных руководителях – Георгии Дзидзария, Шалве Инал-Ипа, фактически определивших его путь к большой науке. Затем он переходит ко времени учебы в аспирантуре в Институте востоковедения АН СССР и работе в нем, где смог пройти путь от аспиранта до доктора исторических наук, заведующего отделом института. Институт востоковедения – это не простой институт, в нем работали и работают выдающиеся ученые, академики Виталий Наумкин, Михаил Коростовцев, Борганд-Леви, Михаил Пиотровский, Сергей Старостин, Ростислав Рыбаков и многие другие.

С 1988 года и до последних дней жизни (2010) Владислав Ардзинба работал в Абхазии. Став директором АбНИИ, он сразу же поднял актуальные исторические проблемы. В анализируемой книге подробно описывается работа над учебником по истории Абхазии, свободным от влияния грузинских ученых, искажавших историю нашего народа и государственности. Затем по его инициативе были опубликованы материалы о переселенческой политике, нацеленной на изменение демографической ситуации в Абхазии для уменьшения удельного веса автохтонного народа.

В этот же период, в марте 1989 года, на исторической Лыхненской поляне состоялся сход, одним из организаторов которого был Владислав Григорьевич Ардзинба. На нём при участии около 40 тысяч граждан Абхазии было подписано Обращение в ЦК КПСС о выходе из состава Грузинской ССР. И что очень важно, первым подписантом Обращения был тогдашний руководитель Абхазии – 1-й секретарь обкома партии Б.В.Адлейба. Такого в истории Советского Союза не было.

Это Обращение привело к активизации антиабхазских выступлений в Грузии. Надо сказать, что по времени всё это совпало с началом процесса распада Союза, попыток Грузии выйти из состава СССР, прихватив заодно и Абхазию.

Немало места в книге уделено деятельности Народного форума Абхазии. От себя добавлю, что многое из того, о чем говорилось на заседаниях Форума, не сохранилось. Но при составлении соответствующих документов я использовал здравые высказывания участников собраний Форума, на которых почти всегда присутствовал. Эти высказывания, облаченные в правовую форму, вошли в соответствующие документы. Этим хочу подчеркнуть, что в тот период Форум совместно с АбНИИ и Абхазским музеем стал штабом национально-освободительного движения.

Не могу не отметить, что на заседаниях Форума разумную линию вел тогдашний секретарь Президиума Верховного Совета Абхазии Юрий Тариелович Квициния.

Как настоящий научный работник Владислав в книге анализирует выступления представителей различных грузинских партий и движений, а также появившихся, как грибы после дождя, грузинских псевдоученых, которые пытались по-своему интерпретировать исторические события. Можно только восхищаться, как умело и аргументированно Владислав опровергал все их доводы, о чем он рассказал в книге.

В книге также довольно подробно и убедительно сказано о том, как Владислав Григорьевич боролся за предоставление ему возможности выступить с трибуны съезда, и через какие препятствия ему пришлось пройти, поэтому нет необходимости повторять это. Единственное, что отмечу, – это то, что в этом выступлении были использованы фрагменты выступлений предыдущих деятелей, боровшихся за сохранение Абхазии, её государственности и этнической самостоятельности. Это в первую очередь Аслан Тамшугович Отырба и Архип Миронович Лабахуа.

После этого выступления Владислав Григорьевич Ардзинба стал популярен не только в Абхазии, но и в Москве, и не только среди политических деятелей, но и простых людей, чему я являюсь очевидцем. При появлении его в общественных местах собиралось много людей, желавших непосредственно его увидеть.

Немало страниц в книге посвящено столкновениям 15-16 июля 1989 года. Владислав Григорьевич описывает, как он сумел добиться от властей Советского Союза предотвращения распространения данного конфликта.

Как я уже писал выше, жизнь сама подвела его к руководству республикой. Сложность заключалась и в том, что без голосов грузинских депутатов он не мог быть избран на должность Председателя Верховного Совета Абхазии. И в книге Владислав Григорьевич рассказывает о переговорах с представителями местных политических сил Грузии об условиях возможного избрания его на эту должность. Переговоры проходили на квартире у Бориса Викторовича Адлейба, и в них принимали участие с абхазской стороны, помимо хозяина квартиры, Владислав Григорьевич и я. С грузинской стороны – Оманидзе, Мгалоблишвили, Лордкипанидзе (представители провластной грузинской партии «Круглый стол»). Переговоры проходили в два этапа. Вначале грузинские представители дали согласие на избрание Владислава на должность Председателя Верховного Совета Абхазии. Но после этого Ардзинба заявил, что он не собирается быть декоративной фигурой, что у него должна быть депутатская фракция, с помощью которой он сможет решить те вопросы, которые нужны Абхазии. И что при нынешнем составе он не сможет этого сделать.

И было решено подготовить новый закон о выборах депутатов Верховного Совета Абхазии, который дал бы определенные преимущества депутатам абхазской национальности. Вариантов было много. Но мы с Владиславом Григорьевичем, как нам казалось, подготовили на вид очень простой, но хитроумный план: дать абхазской фракции небольшое численное преимущество. Грузины ни в какую не хотели этого делать. Но Владислав сумел убедить их, что хозяином положения в Абхазии является он, и что на иной вариант он не согласится.

Принятие этого закона о выборах депутатов, который впоследствии стали называть квотным законом, дал возможность сохранить абхазскую государственность. Без него в Верховном Совете мы получили бы 10 – 15% абхазов. И тогда кто бы ни был во главе Верховного Совета, он не смог бы, повторюсь, сохранить нашу государственность. Спустя два года после принятия этого закона парламент Грузии, рассмотрев его, назвал законом об апартеиде грузин в Абхазии. Благодаря этому закону нами была достигнута политико-правовая победа, явившаяся первым шагом к обретению независимости.

Анри ДЖЕРГЕНИЯ

(Публикацию подготовила Заира Цвижба)

(Продолжение в следующем номере)

Номер:  21
Выпуск:  3761
Рубрика:  политика
Автор:  Анри ДЖЕРГЕНИЯ

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *