«Театр» жизни: война и мир Светланы Корсая

О том, как мечты о театре привели студентку ГИТИСа на абхазское телевидение, почему Корсая не узнают в лицо и как появился знаменитый ролик с ее участием, читайте в материале Sputnik.

Асмат Цвижба, Sputnik

Никогда не говори никогда

Известный журналист, автор, ведущая и редактор нескольких программам на Абхазском телевидение и канале Абаза ТВ Светлана Корсая в журналистике уже 27 лет. Но начинался «экранный» путь девушки с заветной мечты о театре.

Вспоминая школьные годы, Светлана признается, что одноклассники ее не очень любили, считали «выскочкой» и часто дразнили. Все потому что девочка всегда с чувством зачитывала стихи абхазских и российских поэтов и была отличницей.

В 16 лет школьница решила стать актрисой. Родители не были против, знали, что переубедить упрямую дочку не удастся.

«Но они предупредили, что до 18 лет я никуда не поеду. А театрального факультета в Абхазии, конечно же, не было», — рассказывает Светлана.

В ожидании мечты девушка поступила на филологический факультет Сухумского педагогического института и проучилась там два года. Но поступить в Москву на театральный факультет оказалось не так легко, желающих покорить сцену было много, к тому же Светлану сильно «выдавал» абхазский акцент.

«Тогда я и решила стать театроведом, хотя раньше даже не знала об этой профессии. Мне посоветовал Алексей Аргун (абхазский писатель, доктор искусствоведения – ред.), который был вхож в нашу семью», — объяснила она.

В 1972 году Светлана поступила в Государственный институт театрального искусства – ГИТИС на факультет театроведения. Студенческие годы девушки пришлись на расцвет театрального искусства в России. Это была эпоха Юрия Любимова, Анатолия Эфроса и Георгия Товстоногого.

«Это были лучшие времена. Знаете, я постоянно находилась в состоянии эйфории», — признается журналистка.

Учеба давалась Корсая легко. Но на экзамене по истории радио и телевидения Светлана получила одно из первых замечаний от преподавателей – подготовилась плохо.

«Тогда я ему сказала, что плохо подготовилась, потому что в средствах массовой информации я работать никогда не буду. А он мне сказал: «Деточка, никогда не говорите никогда». Все 20 лет работы на телевидении я вспоминала эту фразу», — вспомнила она.

После окончания университета Светлана вернулась на родину и начала работать в Абхазском драматическом театре заведующей литературной частью, принимала участие в постановочном процессе и корректировала театральные тексты. Позже она стала работать в Министерстве культуры Абхазии.

Не смотря на интересную работу, возвращаться «к корням» Светлане было не так легко. Студенческие годы, творческая московская среда и интересные знакомства так и манили девушку обратно. В Абхазии она чувствовала себя чужой – друзья и увлечения остались в Москве.

Спустя несколько лет девушка вернулась в ГИТИС и поступила в аспирантуру того же факультета.

«Но, если быть честной, семь месяцев московской зимы меня доконали и без моря было очень плохо. Я уже не могла видеть это низкое серое небо», — призналась Светлана.

© Фото : из архива семьи Аджинджал
Светлана Корса, Шалодиа Аджинджал, Виолетта Маан, Тамара Гамгия, Вячеслав Аблотиа — 1977 год

Голос войны

Вдоволь насладиться ясным небом и палящим солнцем Светлане не удалось. В Абхазии ее «поджидала» война. 

«Я уже давно вернулась, но не ощущала Абхазию родным местом. А когда началась война, я поняла, что родина у меня одна», — сказала она.

В первый же день войны женщина отправилась «служить» на информационный «фронт». Светлана была ведущей радиопередачи «Голос Абхазии». Совместно с журналистом Владимиром Никоновым она сообщала последние новости с западного и восточного фронта. Голос Корсая ждали и одновременно боялись в каждом доме.

«Даже спустя столько лет ко мне подходят и говорят, что в лицо вспомнить не могут, но вот голос больно знакомый», — улыбается она.

Каждую ночь Светлана писала военные передовицы, реже выезжала на место события. В эфир радио выходило каждый вечер, жили сотрудники телевидения и радио в Гудауте, в бывшем детском саду.

«Это была одна сплоченная семья. Все работали на фронт, неважно было кто ты. Смерть каждого давалась нам очень тяжело, ведь они стали нам практически родными. Кого-то мы записывали на радио, с кем-то говорили для интервью на телевидение. Это чувство утраты не проходит до сих пор», — вспомнила она.

Плохих новостей с фронта хватало, но Светлана пыталась не делать на них акцент.

«Естественно, мы не писали все так, как оно было. Нет, мы не врали, но пытались где-то умолчать, чтобы дать надежду людям, которые находились в очень плохом положении. Наша миссия заключалась в том, чтобы поднять дух населения», — объяснила она.

День победы Светлана и ее коллеги встретили на рабочем месте. О конце войны журналистам «сообщили» белые воздушные шары в небе. Так русская авиация поздравляла народ Абхазии. На радио победную новость сообщил Владимир Никонов.

Батал Кобахия и Светлана Корсая

«Война без правил»

Первые годы после войны Светлана работала на Абхазском телевидении, автором и редактором литературно-драматических передач. В 1994 году на экраны вышел первый крупный проект Корсая «Война без правил».

«Проект был посвящен людям, которые оказались в оккупации и подвергались бесчинству, мирным жителям, которые стали жертвами войны. Это были такие истории, после которых жить не хотелось», — призналась она.

Больше всего Светлане запомнился один из репортажей, сделанных в Очамчыре. Грузинские войска расстреляли всю семью, в живых остался лишь девятилетний мальчик, на глазах которого убили его родителей.

«Это были ужасные истории. Я поняла одно – нельзя ставить людей в такие обстоятельства, когда в них просыпаются самые страшные инстинкты, когда человек может превратиться в самого страшного зверя», —  вспомнила журналистка.

«Война без правил» «прожила» два года, в эфир проект выходил раз в неделю.

В 1996 году Светлана отошла от военной тематики и вновь вернулась в отдел культуры и искусства, где вела авторскую программу «Время и образы», посвященную известным людям искусства. Позже были также культурно-просветительские проекты «След» и «Мир музыки» совместно с музыкантом Нодаром Чанба. 

«Столько людей нам писали и звонили. Потому что они хотели слышать хорошую музыку, знать об интересных спектаклях, культурных событиях. Это было время, когда люди не особо хотели слышать о чем-то военном, потому что они все сами знали и видели. Им нужна была какая-то надежда, что-то светлое», — объяснила она.

В 2003 году Корсая была главным редактором и автором литературной рубрики на абхазском языке в общественно-политической газете «Форум». Светлана работала в компании с Ибрагимом Чкадуа, Аидой Базба и Эммой Ходжава.

Съемки очередного выпуска «Акультура аамта»

ТИШЕ!

В 2007 году в Абхазии появилось первое частное телевидение Абаза ТВ. В числе первых сотрудников была и Светлана Корсая. Она стала шеф-редактором абхазской редакции. Корреспонденты отзываются о шефе, как о строгом редакторе.

«Нет, я не строгая, я просто требовательная. Если человек выбирает профессию, он должен пытаться до конца жизни что-то познать в ней»,- считает Светлана.

В 2015 году Светлана ушла с телевидения. Многие ассоциируют ее с журналистикой военного времени, другие вспоминают культурные «вести» Корсая, а для молодого поколения журналистка известна из вирусного ролика Абаза ТВ и неповторимого «ТИШЕ» в съемочной студии.

Оказывается, ролик не был импровизацией. Коллеги журналистки специально пытались «выбить» из нее эмоции для корпоративного ролика в честь юбилея телеканала.

«Я сама по себе очень эмоциональная, но они никак не могли подловить меня на чем-то таком. Вот они и решили в один день, когда я читала закадровый текст в студии пошуметь за дверью. Несколько раз я очень вежливо попросила их не шуметь, но как только я начинала читать текст, они начинали заново. В конце концов они совсем разбушевались и тут я и крикнула «ТИШЕ!»» – смеется журналистка.

В 2015 году Корсая назначили директором Мемориального дома-музея Дмитрия Гулиа, но бывших журналистов не бывает. Раз в месяц она ведет авторскую программу, проект Министерства культуры «Вестник культуры», который выходит на Абхазском телевидении.

«Знаете, телевидение – это дело молодых. Бывает, люди очень привязываются к своей работе и начинают считать ее своим домом. Я против этой теории, считаю, что дом – это там, где ты живешь, все остальное всего лишь работа», — рассказала она.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *