«Первый соловей»: жизнь и творчество оперной певицы Людмилы Логуа

О том, какой творческий путь прошла Людмила Логуа, как она относилась к своей деятельности, какую роль она играла в первой абхазской опере и как она возрождала культуру в тяжелые послевоенные годы, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Имя Людмилы Логуа для многих ее знакомых и друзей синонимично слову «творчество». Ее артистизм, по словам Народной артистки Абхазии Аллы Отырба, проявлялся уже в раннем детстве. Будущая оперная дива любила наряжаться в мамины платья и представлять себя на сцене. И, наверное, поэтому родители, увидевшие в ней талант, не стали препятствовать, когда она стала проявлять интерес к музыке.

Творческий путь Людмилы Логуа начался в Сухумском музыкальном техникуме. Тогда абхазам получить профессиональное образование было большой удачей. В Абхазии проводили политику дискриминации и грузинизации. 

© Foto / архив семьи Логуа
Людмила Логуа, студенческие годы

«В 1930-е годы в Сухуме открылся Музыкальный техникум. Был большой интерес к музыке. Было немало многообещающих учеников. Но затем начались репрессии, которые выкосили всю молодую и перспективную поросль, – объясняет Народная артистка Абхазии Алла Отырба. – И на долгие десять с лишним лет для абхазов практически стало невозможным получить профессиональное музыкальное образование. За это десятилетие был лишь один абхазский профессиональный музыкант — Лев Джергения. Правда, столь значительный, что в какой-то степени закрывал эту брешь в культуре. Людмила Андреевна же получала образование в тот период, когда после долгого перерыва только-только начинали появляться первые профессиональные музыканты».

© Foto / архив семьи Логуа
Людмила Логуа на творческом вечере украинских композиторов

После Сухумского техникума Людмила Логуа продолжает музыкальное образование. Она поступает в тбилисскую консерваторию, где проучилась три года. Затем она переводится в Киев. Логуа попадает в класс известного в СССР педагога – Марии Эдуардовной Донец-Тессейр. По словам Аллы Отырба, это был очень важный период становления будущей оперной певицы. Мария Донец-Тессейр была требовательным педагогом, которая уделяла много внимания ученице из Абхазии.

«Донец-Тессейр многое дала Люде в плане вокальной постановки и голоса, и техники. Это было огромной удачей, что она попала в такие руки», – отметила Отырба.

Киев-Сухум-Самарканд

После консерватории Людмила Логуа приезжает в родную Абхазию с отчетным концертом. За долгие годы учебы, она получила большой багаж в виде репертуара, и певице, конечно же, хотелось продемонстрировать все это абхазскому слушателю. Возвращение Людмилы Андреевны становится событием. В Абхазии, как объясняет Алла Отырба, внимательно следили за первыми оперными певцами. На концерты приходили не только любители классической музыки, но и те, кому просто важна была абхазская культура и ее профессиональное проявление.

Но работать у себя на родине Логуа не смогла. Негде было.

«У первых всегда непростая судьба. Они не идут уже по определенно наработанной колее, они должны создавать ее сами. Поскольку не было раньше оперных певцов, все проблемы возникали с первых дней. Не было специализированного театра. В какой-то период была оперная студия, но она не постоянно функционировала. Словом, не было условий для постоянной работы», – отметила Отырба. 

Людмила Андреевна вынуждена была уехать обратно в Украину, где работала в одной из киевских студии. Но и там она долго не задержалась. Абхазская оперная певица отправляется в Узбекистан. Ее сразу же берут Самаркандский театр оперы и балета.

«Это было сродни подвигу. Потому что, приехав в совершенно другую страну, с совершенно другой культурой и менталитетом, и там состояться, как солистка театра оперы и балета было очень непросто», – добавила Отырба.

Без компромиссов

После работы в Самарканде Людмила Логуа вновь возвращается в Абхазию. В 1971 году она становится солисткой филармонии.

«С этого периода уже Людмила Андреевна считала, что ей нужно находиться здесь. Она часто повторяла: «какой я член семьи, если нахожусь за пределами Абхазии, вдали от своих близких. Надо уже примиряться с теми условиями, что здесь есть». Так она смирилась и стала заниматься здесь концертной деятельностью», – вспоминает Алла Отырба.

© Foto / архив семьи Логуа
Людмила Логуа

Работать с Людмилой Логуа, по словам Народной артистки Абхазии, было непросто. Оперная певица была крайне требовательной к себе и к окружающим, и не признавала никаких компромиссов. Для нее важно было, чтобы работа была исполнена четко, по правилам.

«Был один  эпизод. Планировались какие-то съемки. И помощники режиссера ходили и отбирали актеров. Им нужна была большая коса для кадра. И вот, они пришли к нам в филармонию во время репетиции с Людмилой Андреевной. Никто не имел право прерывать репетицию, и никакие уговоры и просьбы не помогли. Людмила Андреевна наотрез отказалась – все после репетиции. Вот абсолютно профессиональное отношение к своему делу», – рассказала случай из жизни Алла Отырба. 

По воспоминаниям Народной артистки Абхазии Мананы Шамба, все, что делала Людмила Логуа, она делала с душой и большим мастерством.

«Людмила Андреевна всегда была в форме. Была подтянутой. Как бы тяжело ни было, она всегда выглядела великолепно. Это был человек, которым можно было восхищаться, и на которого нужно было равняться и в работе, и в повседневной жизни. Это была наша первая ласточка, первый абхазский соловей, первая оперная певица», – добавила Шамба.

«Первый абхазский соловей» всегда стремилась к чему-то новому. Часто она ездила в Киев к своему педагогу. Та ей подбирала новые произведения в рамках ее вокальных возможностей.

Так в репертуаре Людмилы Логуа были арии Розины из «Севильского цирюльника», Джильды из «Риголетто», Баттерфляй из оперы «Мадам Баттерфляй», Марфы из «Царской невесты», Виолетты из «Травиаты».

Людмила Логуа и сама писала музыку на стихи абхазских поэтов. Так к 100-летию Дмитрия Гулия она написала музыку на стихи Папаскир «Посвящение» и Гулия «Баллада весне».

В 1984 году Людмила Логуа стала исполнительницей главной женской роли в постановке первой абхазской оперы «Аламыс» композитора Дмитрия Шведова.

«Оперу поставили всего лишь три раза на сцене Абхазского драмтеатра. С участием большого симфонического оркестра Абхазии, капеллы, танцевальным госансамблем и всех солистов филармонии.

У меня была небольшая ария подружки невесты. Это было, конечно, значимо. С тех пор она больше не исполнялась. Очень жаль, там были красивые хоры, танцы», – рассказала Манана Шамба.

Война и «салон Людмилы Логуа»

В августе 1992 года началась Отечественная война Народа Абхазии. Как и для всех жителей республики, для Людмилы Логуа, это стало настоящим испытанием. Войну она застала в родном селе Пакуаш.

Оперная певица смогла выбраться на «Большую землю» лишь девять месяцев спустя.

После войны Людмила Логуа вновь перебралась в Сухум, где ей пришлось жить в небольшой двухкомнатной квартире. Ее довоенное жилье же со всем содержимым – с нотами, программами ее концертов, письмами, фотографиями, афишами – сгорело во время войны. Но, несмотря на все сложности, оперная певица не падала духом.

© Foto / архив семьи Логуа
Людмила Логуа и Борис Амичба на сцене филармонии. Послевоенные годы

«В 1994 году мы вместе с Людмилой Гунба готовили программку, концертный репертуар. Практически все вариации Ave Maria, написанные композиторами разных времен. Выступать у нас особой возможности не было. Было только несколько концертов в зале филармонии. Период был сложный. Филармония была в удручающем состоянии. Работать там было сложно»,  – вспоминает Заслуженная артистка Абхазии Нинель Бжания.

После войны Людмила Логуа уже не выступала на сцене, но она усердно занималась с учениками и организовывала у себя дома музыкальные вечера, которые получили название «салон Людмилы Логуа». Тогда, по словам Аллы Отырба, концерты в Абхазии практически не проводились. Люди настолько были погружены в свои заботы, что не могли переключиться на что-то другое. Да и мало кто верил, что можно возродить довоенную культуру. Кроме, конечно, Людмилы Логуа.

«И вот в этот момент, когда была тяжелая материальная ситуация, она начала организовывать музыкальные встречи. У нее были очень непростые квартирные условия. Но она, не теряя оптимизма, проводила их. Очень трудно было людей уговорить, потому, что все были погружены в свои заботы, почти у всех было горе, люди потеряли близких. Им трудно было выходить из этого состояния. И вот, Люда стала проводить творческие вечера и приглашать людей разных специальностей, не только музыкантов», – вспоминает Отырба.

Встречи в «салоне Людмилы Логуа» воодушевляли многих. Одних они возвращали к нормальной довоенной жизни, в других вселяли веру, что все разрушенное вновь возродится из пепла. Помогли эти встречи и самой Алле Отырба, которая после войны решила вовсе оставить музыку.

«Всем война принесла много горя. Я думала, что мне уже не придется играть – каждый по-своему переносит проблемы, – рассказывает Отырба. – Люда созванивалась с моей мамой. Она настойчиво приглашала меня на вечера, хотела заставить меня вновь играть. Долго я не отзывалась. Но через какое-то время она меня просто вынудила ходить в салон. И вот, благодаря усилиям мамы и Людмилы Андреевны я снова стала играть. И не только меня, многих она вот так возвращала в прежнюю творческую жизнь».

Так не протяжении многих лет, Людмила Логуа проводила творческие встречи, которые не так легко было организовать.

«Все было против этих встреч. Но Людмила Андреевна все преграды преодолевала и организовывала их. Но последние годы ее жизни, ей уже тяжело было проводить творческие вечера у себя дома. Она сломала себе ногу, и была во многом ограничена. Но поразительно, даже тогда она держалась, никогда не показывала, что ее что-то беспокоит», – добавила Отырба.

Народная артистка Абхазии, первая абхазская оперная певица ушла из жизни 16 декабря 2013 года.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *