Пограничное состояние: чем живет Галский район

Сария Кварацхелия, Sputnik

«Бзиала шаабеит» (бзиала шәаабеит – добро пожаловать – ред.), — гласит у въезда в Гал табличка, которая красуется на фоне рекламных щитов с новогодними поздравлениями. О недавно прошедших праздниках здесь напоминают только эти билборды. Сами галцы давно отошли от праздничного марафона и уже возятся в садах и огородах, готовятся к весне.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Въезд в город Гал

По дороге в село Первый Гал встречаем пожилого мужчину лет семидесяти, который пытается вытолкать прицеп с удобрениями с проезжей части. Водитель и фотокорреспондент Sputnik вызываются помочь крестьянину.

— Добрый день, — удивленно приветствует мужчина.

С прицепом три пары руки справляются в два счета. Крестьянин благодарит своих внезапных помощников, но вот поговорить о жизни категорически отказывается. 

Мандарины вместо ореха

Житель села Первый Гал Бадри Кецбая с раннего утра занимается своими нехитрыми делами – сгоняет скот на пастбище и кормит домашнюю птицу. Невысокий крестьянин в резиновых сапогах и с закатанными рукавами встречает доброй улыбкой.

Он, как и все жители Гала, выращивает фундук, но есть у него и мандариновый сад. В Галском районе цитрусовые нечасто встретишь.

«До холма можно подняться на машине, если она не легковая. Летом сюда любая машина поднимется, но зимой немного грязно, не каждый водитель справится с нашими дорогами. Но пешком здесь не так далеко», – приглашает в свои владения Бадри.

Орешник он уже успел привести в порядок – подрезал лишние ветки и сгреб листву. Вместе с Бадри поднимаемся на крутой склон. Отсюда с одной стороны открывается вид на владения – ореховый и мандариновый сады.

«Вот, это все мои сады. У меня две тысячи корней ореха. Мандаринов – 300 корней», – Бадри рукой показывает границы своего хозяйства.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Бадри Кецбая

Местным жителям стало трудновато, с досадой признается крестьянин, весь орех, который был основным источником доходов многих галцев, испортил мраморный клоп.

«Мандарины здесь растут, но не так много, как орехи. Есть еще кукуруза, но много на этом не заработаешь. Основной доход приносил орех. Люди хотят улучшить жизнь, но нет денег. Сейчас все кое-как выбиваются, кое-как зарабатывают на хлеб», – объясняет Кецбая.

Бадри считает, что ему самому крупно повезло. Мандарины не пострадали от нашествия «вонючек». Он в течение лета обрабатывал цитрусовые от вредителя.

Единственное, что расстроило хозяина, – низкая цена на мандарины в этом году. Если в самом начале они уходили по 20 рублей за килограмм, то в разгар сезона упали до 10 рублей, удачей было пристроить урожай по 15 рублей за килограмм.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Проблемы с орехом

«Урожай получился нормальный, а цена была так себе, – вздыхает Бадри. – Приезжали сюда перекупщики. Мы сами тоже возили на Псоу, но всего два раза, потому что далеко и невыгодно на легковой машине. Если вывозить самому, то только на «Газели». Иначе в минус уйдешь».

Руки опускать Бадри Кецбая не намерен, будет лечить ореховые насаждения. Для этого он уже вооружился специальным аппаратом-опрыскивателем.

«Не только я, но уже почти все здесь купили опрыскиватели. Без лечения орех снова испортится. Если лекарство будет бесплатное, то крестьянам это очень сильно поможет, потому что покупать лекарство нам очень сложно, это большие финансы. Не все имеют такие возможности», – добавил сельчанин. 

А если орех и в этом году не оправдает надежды, то Бадри Кецбая намерен срубить все деревья и на их месте посадить мандарины.

Граница жизни

В городской части жизнь менее оживленная. Здесь не встретишь толпы людей. Приезжаем на рынок Гала, почти все лавки закрыты.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Рынок

«Сегодня нерыночный день. Рынок работает по средам и пятницам, – объясняет пожилая женщина в очереди в аптеку. – Работают только аптека и несколько магазинов. А вообще в городе практически нет ничего. Граница закрыта. Здесь все дорого. Вот даже корвалол, который стоил 40 рублей, сейчас все 100 стоит».

Закрытие границы – последние две недели одна из главных тем в городе. Многие продукты и лекарства везли из приграничного Зугдиди, в том числе и товары для перепродажи.

«Мы не то что ездим туда, мы этим и живем. Пока закрыта граница, лекарств вообще нет. Два дня назад хотел купить нурофен для ребенка, но я не нашел. Вот что мне сделать? – отчаянно разводит руками горожанин Темур. – Не то что нурофен, в аптеке нашли только витамин С. Одну ампулу дали за 100 рублей. Вы представляете? Сто рублей за витамин С, который там (в Грузии – ред.) стоит 12 рублей».

В аптеке на самом деле нурофена не оказалось. Но парацетомол и капли для носа все же нашлись. Две пластинки парацетомала и риностоп обошлись в 120 рублей. 

Паспорт преткновения

Перед Дворцом культуры фотокорреспондента Sputnik окликает пожилой мужчина.

— Ты журналист?

— Нет, фотограф.

Мужчина с разочарованием оглядывает камеру, но, почесав затылок, начинает рассказывать о своих проблемах.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Городской парк

«Вот, я уже в четвертом поколении живу здесь. Родился здесь, учился здесь, я никуда не выезжал, а мне сейчас предлагают вид на жительство. Хотя я абориген тут. Мне обидно, почему так происходит? Ты можешь написать про это?» – спрашивает он.

Фотокорреспондент предлагает горожанину представиться и сообщить на диктофон свою проблему. Но встревоженный неожиданным предложением мужчина наотрез отказывается от беседы под запись.

Вскоре находится женщина, которая соглашается рассказать свою версию проблемы.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Город Гал

«Самая большая проблема у нас, – паспортизация. У нас у всех есть абхазские паспорта, но они не действуют. Нам сейчас говорят: «Берите вид на жительство». Но и это я не могу получить. Дело в том, что во время войны мои родители перешли туда (в Грузию – ред.) и я родилась там в 1995 году, но школу здесь окончила, университет – тоже здесь, здесь замуж вышла, родила ребенка и работаю здесь. Мне говорят, что надо взять разрешение на проживание. Но почему так? Сколько раз можно делать паспорт? Еще справки очень дорого стоят. Справка для вида на жительство стоит 350 рублей, девятая форма – 500. А у нас уже третий год орех ничего не дает. К тому же, если налог не уплачен, то справку не дают. А денег ни у кого нет, на что нам делать справки, на что собирать документы, на что платить налоги?» – недоумевает жительница Гала Теона. 

© Sputnik / Томас Тхайцук
Дети за игрой в баскетбол

Теона, как и многие здесь, имеет грузинский паспорт. Еще в 2011 году, когда она подавала документы на абхазское гражданство, женщина написала отказ от грузинского гражданства. Но это, как признается Теона, всего лишь формальность. В Грузии же на самом деле никто не «вычеркивает из списка».

«Получается, что через два года я могу получить вид на жительство. На гражданство можно подать лишь через пять лет после получения вида на жительство. Но и тогда никто не гарантирует нам гражданства. Никто не дает конкретного ответа», – возмущается она.

В администрации Гала ответили, что из-за того, что многие имеют грузинское гражданство, в районе в основном получают вид на жительство. Процесс идет уже полтора года. За это время, по словам главы района Тимура Надарая, более 12 тысяч жителей Галского района обратились за получением вида на жительство. Но выдали документы только половине из них.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Абхазский флаг у восточной границы

«Это связано с тем, что по закону вид на жительство могут получать жители Галского района, которые родились на территории Абхазской АССР. Среди галцев есть граждане Грузии и лица без гражданства. Лиц без гражданства, по нашим подсчетам, не более 600 человек. Такие люди получают вид на жительство. Лицам без гражданства, имеющие вид на жительство, через пять лет легче получить гражданство Абхазии, потому что они не обременены гражданством другой страны. Но для этого они должны сдать экзамен на знание Конституции и абхазского языка. Есть третья категория лиц, которые не могут получить вид на жительство. Главное условие – проживание на территории Абхазии более 10 лет, но у этой категории такого нет. Они уехали за пределы Абхазии и появились здесь менее 10 лет назад», – объяснил Тимур Надарая.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *