От критики к творческим решениям: закулисье премьеры Абхазского драмтеатра

Асмат Цвижба, Sputnik.

Звук, декорации, костюм

Начинается репетиция с разбора полетов. Актеры собрались в зрительском зале и настроены на серьезный разговор. Режиссер Валерий Кове начинает со звуковиков.

«Так, что у нас там по звуку. Все должно быть вовремя и по теме. Мы все должны быть взаимосвязаны!», — предупреждает Кове.

Дальше «достается» костюмерам. Даже в истории про бродячих актеров костюмы должны быть презентабельными, считает режиссер.

«Вся одежда пыльная, это же стыдно! Пусть она и старая, но должна быть чистой. Культура театра этого требует. Исправьте», — требует руководитель.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Репетиция спектакля «Гуарапский писарь»

В стороне не остаются и актеры. Дело в реквизите.

«Вы думаете, что вес текста и слов больше реквизита? Нет, совсем наоборот. С реквизитом никто не поможет! Провалился, значит, провалился! Мы должны уметь им пользоваться  и работа наша должна быть еще основательнее, чем в цирке у жонглеров», — объясняет Кове.

Удивительно, но за кулисами режиссер не так трепетно отнесся к деталям. По его словам, декорации-легкое решение для ленивых режиссеров.

«Любой предмет на сцене, чем больше подчеркивает свою функциональность, тем больше разоблачает себя. Стулья, столы, диваны – их место в квартире, на даче. На сцене любой предмет должен нести художественную функцию и должен быть оправдан в спектакле. А когда ты видишь много декораций на сцене, то понимаешь, что и режиссер и актеры идут по самому легкому пути. Сказал слово, сел на диван, открыл дверь – это вчерашний день» — считает он.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Репетиция спектакля «Гуарапский писарь»

Слова подтверждаются на сцене. Из предметов- деревянный ящик и вывеска «Gvarap».

А вот текст  в спектакле играет важную роль, подчеркивает эмоции и заставляет зрителя полностью погрузиться в атмосферу бродячей труппы. Но и здесь не без ошибок.

— Послушай Кесоу, ДАА-РА-ЗА (прим. — очень) надо выделять! Это же моментальная метаморфоза персонажа. Эти слова должны давать вам и зрителям импульс, производить осознанный контраст, — делает замечания режиссер.

— А я думал, что переборщил в прошлый раз, — удивляется актёр.

— Если возникает такой вопрос, значит, ты неправильно что-то делаешь, — резюмировал Кове.

Бурные споры и замечания, к удивлению, не приводят к разладу. Для Кове это привычная рабочая атмосфера.

«Обижаются на замечания недалекие люди. И очень смешно, когда из добрых побуждений, мы делаем акцент на чем-то, а люди обижаются и не используют это. В свое время я был бы рад, если бы был режиссер, за кем я смог пойти», — говорит он.

Опыт и свежесть

Разбор закончен, но репетиция откладывается. Звуковики никак не могут решить проблему — пульт сломался. Объявляется перекур, но сигаретам актеры предпочитают  сцену и принимаются отрабатывать только услышанные замечания.

«ДАА-РА-ЗА»- чётко и по слогам слышится со сцены.

Тем временем молодой, но уже зарекомендовавший себя актёр Бенар Кове предлагает режиссёру (по совместительству отцу) нововведения.

«Понимаете, нужно, чтобы эффекты были. Надо запустить три дым-машины», — настаивает он.

Всего в спектакле трое новичков. Помимо Кове, впервые в гуарапской пьесе Кесоу Хагба и Теймураз Чамагуа. Сочетание опыта и свежести, так режиссер описал состав.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Репетиция спектакля «Гуарапский писарь»

«Вот делают вино и пьют его, пьют, но это же еще не вино, оно должно созреть и мы не знаем, успеется ли. Кесоу и Теймураз уже опытные актеры, но они умеют подать себя свежо в новых творческих идеях, а Бенар тоже уже успел проявить себя на сцене. Ну, как говорится, в общую копилку», — объясняет он.

Без права на ошибку

Спустя полтора часа перерыва, за который актеры и коллектив театра успели бурно обсудить «права и обязанности» каждого, спектакль начался.

Под нужный свет и звук бродячие актеры вышли на сцену и разом будто поменялись ролями. На сцене происходило то, что часом ранее в зале, только режиссёр теперь Кесоу Хагба.

История о том, как бродячий театр пытается найти своего зрителя и не потерять себя. В погоне за популярностью герой Хагба пытается выжать все соки из бродячих актеров. В разгар эмоций из зала доносится.

«Стоп! Что с вами происходит? Уже полчаса я не понимаю, что происходит! Ни одно мгновение! Вы не должны быть в вакууме! За ясностью — заинтересованность! Не смейте дальше также ошибаться», — негодует Кове.

© Sputnik / Томас Тхайцук
Репетиция спектакля «Гуарапский писарь»

По словам режиссера,в данном случае важно, чтобы зритель именно услышал актера.

«Язык у нас удивительный. Он может звучать безобразно, но иные актеры, которые работают над собой, так преподносят язык! А новое поколение очень упорно работает над этим», — говорит Кове.

А для того, чтобы узнать, смогли ли актеры донести идею, режиссёр выбрал необычный способ.

«Раньше я садился в незаметном месте, выбирал самого трудного зрителя. Он сам себя разоблачает, его поза, выражение лица, еще чуть-чуть и покурил бы. И когда происходит что-то, его спина все же отрывается от кресла и появляется любопытство. Значит, мы попали в точку», — поделился секретом режиссер.

На разговоры времени нет. Актеры на сцене запутались в ролях, режиссер вынужден вмешаться.

«Ленечка, (прим. Леонид Хишба) не нервничай мой дорогой! Зачем суетишься? Спектакль, не взирая на то, что я говорил, идёт хорошо… кроме твоей первой фразы. Не оправдывайся, продолжай играть», — настаивает Кове.

Первые и успешные: Абхазский драмтеатр рассказал о фестивале в Казани>>

И вновь актеры пробуют «прогнать» все без запинки, а удастся ли им это — зритель сможет увидеть уже 13 ноября в Абхазском драматическом театре.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *