ЛЮБОВЬ НАЧИНАЕТСЯ С РОДНОГО ОЧАГА

ЛЮБОВЬ НАЧИНАЕТСЯ С РОДНОГО ОЧАГА07.11.2018

ЛЮБОВЬ НАЧИНАЕТСЯ С РОДНОГО ОЧАГА

К 80-летию П.Б.Табагуа

Школа, моя родная Кутолская школа… Сколько теплых солнечных воспоминаний оставила ты в моей душе! Какими счастливыми были дни, проведенные здесь, озаренные солнечными лучами вашей любви, дорогие мои учителя! Перед моими глазами, как видеокадры, проходили эти светлые, ничем не омраченные мои школьные годы. Но на одном кадре я нажала бы на кнопку «stop», чтобы кадр остановился на человеке, который в мои школьные годы, не только в моей жизни, а для многих выпускников был идеалом.

Ведь больше трех десятилетий он – Пантик Багратович Табагуа – был главным стержнем, вокруг которого вертелось все. Сколько энергии, силы, воли, знаний отдал этот человек воспитанию молодежи. Тысяче ста тридцати пяти выпускникам школы он вручил аттестаты зрелости. Он имел на это полное право, ибо вкладывал все, что было возможно в дело воспитания подрастающего поколения.

Родился Пантик Багратович 8 ноября 1938 года. Среднее образование получил в селе Джгярде. Затем учился в Сухумском педагогическом институте на физико-математическом факультете. После окончания института вернулся в родное село и стал работать в школе – сначала учителем, а через год был назначен директором.

Как и само село, средняя школа в Кутоле имела уже свои великолепные традиции, когда Пантика Багратовича назначили директором.

– Когда я только начал свою педагогическую деятельность, меня вызвал Иван Николаевич Садзба, – рассказывал мне Пантик Багратович. – Он сказал, чтобы добиться успеха, надо не только знать свой предмет, но и обязательно любить детей. Я всегда старался следовать этому совету: сделать нашу школу справедливой, а детей воспитывать добрыми, человечными и хоть немного – при нашей тяжелой жизни – счастливыми.

Я помню, как Пантик Багратович каждый понедельник проводил утренние линейки. Он их проводил, как праздник, очень возвышенно, эмоционально и поучительно. Немногословно, но емко хвалил отличившихся учеников, призывал остальных учиться без троек и двоек. А неуспевающим тоже немногословно делал замечание, но никогда не оскорблял, не унижал их. Лучшему классу вручал переходящее знамя.

В отсутствие директора школы, хотя это бывало исключительно редко (только лишь когда его вызывали в районный центр или в министерство просвещения), линейку проводил завуч, но, несмотря на все его старания, она получалась неинтересной, вялой.

У Пантика Багратовича были исключительные организаторские способности. С приближением каждого праздника он поручал руководителям готовить номера для торжественных встреч. Никогда не проходили формально, для «галочки».

Особенно запомнились новогодние праздники. После школьных представлений, где принимали участие буквально все классы, разыгрывалась лотерея. Если игру вел Пантик Багратович, то она была веселой, интересной, в ней принимали участие не только школьники, но все село. А раздавая призы, он каждому давал маленькие характеристики, как бы подводя итог проделанной работе за прошедший год.

В те годы, когда Пантик Багратович был директором школы, в селе проводилось очень много мероприятий: встречи с писателями, учеными, деятелями культуры, искусства, с учащимися других школ, спортивные соревнования и т.д. Всем этим руководил наш директор. Он сам писал сценарии мероприятий, знал, кому дать слово, какие номера исполнить…

Особенно запомнилось открытие памятника-мемориала в селе Кутоле, посвященного ветеранам и погибшим в Великой Отечественной войне. Всей этой церемонией руководил также наш директор. И каждый, кто знал, что за организацией всего этого стоит Пантик Багратович, говорил: «Да, там, где Пантик, там и порядок, там и красота, там и талант…»

Организаторские способности Пантика Табагуа были заметны, когда приближались школьные олимпиады художественной самодеятельности.

На репетициях школьного хора, как бы ни был занят, он обязательно присутствовал. «Не пропускать, не опаздывать ни на минуту!» – это был лозунг для всех участников хора. Я уверена, что для многих выпускников моей школы тот лозунг, как и для меня, остался девизом на всю жизнь.

Перекличку перед репетицией Пантик Багратович иногда использовал вместо утренних линеек. Он и тут успевал поговорить об успеваемости, о дисциплине, о поведении каждого ученика.

После наведения порядка руководитель хора начинал свою репетицию.

Пантик Багратович обращал внимание и на красивую форму для участников хора. Хористы в первом ряду всегда были одеты одинаково – белые кофточки, черные юбки, обувь и красные галстуки. Второй ряд – в школьную форму с белыми фартуками и с комсомольскими значками. А третий и четвертый ряд, в основном мальчики, – в белых рубашках, черных костюмах и черных мужских галстуках. Эта форма одежды, подобранная директором школы, всегда отличалась от других. Конечно же, большое внимание уделялось исполнению. Для этого приглашали профессионалов. Непосредственно же над репертуаром работал директор с привлечением поэтов и композиторов – выходцев из нашего села.

Школьный хор учил нас дисциплине, развивал любовь к искусству, объединял нас одной идеей – победить на олимпиаде.

За десять лет моей учебы в школе наш хор всегда праздновал победу в районных и республиканских олимпиадах. Помню, в 1967 году мы принимали участие в олимпиаде в Тбилиси, где проводился конкурс между школьными художественными коллективами. Наш хор выступил великолепно. Конечно, в Тбилиси не могли абхазскому коллективу дать первое место, дали второе, хотя все говорили, что именно нам полагалось первое место. Но все равно – занять второе место в Тбилиси, среди огромного количества хоров, считалось большим достижением.

Немалую лепту внес Пантик Багратович в строительство нового здания школы. Во многом помогли ему писатель Иван Папаскир и председатель колхоза Шалико Ломия.

День открытия нового здания школы остался надолго в памяти жителей нашего села. Церемония открытия школы проходила под непосредственным руководством Пантика Багратовича, у которого накопился к тому времени огромный опыт в таких делах.

К сожалению, мне не суждено было слушать его уроки. И как же я завидовала тем, кому он преподавал и с кем общался! Помню, как-то я спросила учениц Дарико Чагава и Надию Маниа, насколько директор школы добр на уроках, не трудно ли им отвечать? Конечно, все ученики любили и уважали нашего директора, но просто поговорить, без стеснения и волнения, мы не осмеливались. На мой вопрос девочки ответили:

– Нам было тяжело в первое время, пока к нему не привыкли. А на уроке он настолько увлекается разъяснением математики, что забывает, что он директор, и становится доступным и близким нам по духу.

А там, где он был классным руководителем, ученики просто в нем души не чаяли.

Конечно, ему во многом помогло и то, что его окружал хороший, дружный, спаянный, профессиональный педагогический коллектив.

Детские годы – это горы, из которых реки жизни берут свое начало и дальнейшее направление. Детство – это и беззащитность, но и талантливость, и красота, и величие.

Педагог готовит детей для будущего, воспитывает в них высокие нравственные качества.

Но Пантик Багратович заботился не только о детях, но и о взрослых. Педагоги считали директора своим близким другом, товарищем. И он, несмотря на занятость, для каждого находил нужное слово, внимание и заботу.

Вот, например, после гибели единственного сына в Отечественной войне народа Абхазии физик Жорж Тедович Какалиа так горевал, что не хотел продолжать свою педагогическую деятельность. Пантик Багратович несколько раз приходил к нему домой, уговаривал вернуться в школу. Жорж не соглашался. Но он убедил его помочь в послевоенном восстановлении школы. И потихоньку смог его вовлечь в работу, отвлекая тем самым от горя.

– В коллективе нас было 40 педагогов, – вспоминает учительница по родному языку и литературе и немецкому языку Светлана Амичба. – Все мы разные. Но Пантик Багратович находил к каждому ключи. На педагогических советах он, никого не обижая, очень корректно анализировал ошибки учителей, но в то же время замечал и успехи, если даже они были незначительными. Если между учителями возникали разногласия, он мог сразу же их уладить, найти справедливую золотую середину. Умело разрешал все споры, возникавшие между учениками и учителями, или учителями и родителями. Его советы всегда были справедливыми.

После 33-летней директорской деятельности кандидатура Пантика Багратовича Табагуа была представлена на выборах в районное Собрание. И на первом заседании Собрания он был выбран его председателем. Но связь со школой он никогда не терял.

Пантика Багратовича давно нет с нами, но мы, выпускники школы, с большой теплотой вспоминаем о нашем директоре. Пока мы живы, память о нем жива.

Екатерина БЕБИА, профессор кафедры журналистики АГУ, журналист

Номер:  119
Выпуск:  3620
Рубрика:  общество
Автор:  Екатерина БЕБИА, профессор кафедры журналистики АГУ, журналист

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *