СУДЬБУ СВОЮ ОН СВЯЗАЛ С САМОЛЕТАМИ, ОТ САМОЛЕТА И ПОГИБ

СУДЬБУ СВОЮ ОН СВЯЗАЛ С САМОЛЕТАМИ, ОТ САМОЛЕТА И ПОГИБ31.10.2018

СУДЬБУ СВОЮ ОН СВЯЗАЛ С САМОЛЕТАМИ, ОТ САМОЛЕТА И ПОГИБ

О всех героях войны не напишешь сразу. Да и невозможно знать каждого одному человеку, именно поэтому, обдумывая очередной материал ко Дню Победы в Отечественной войне народа Абхазии, тем более к 25-летию, я обратилась в Музей Боевой Славы имени Владислава Ардзинба, горя желанием рассказать на страницах нашего издания о человеке, о котором мало кто писал, но, безусловно, заслуживал бы газетных строк, а вместе с ними и нашей памяти о нем, слов благодарности, уважения и чести.

Материалы о добровольце войны Юрии Яковлевиче Торгашове мне были предоставлены заместителем директора музея Николаем Медвенским, а ему – семьей Торгашовых. Эта небольшая зарисовка расскажет вам о человеке, который любил небо, Абхазию. И погиб он во время войны, выполняя одну очень важную миссию для нашей страны, поэтому, к сожалению, сегодня мы можем говорить о нем только в прошедшем времени. Родился Юрий Торгашов (4 октября 1938 г.) вовсе не в Абхазии, а в городе Дубовка Волгоградской области. А в небо был влюблен с самого детства. Вот поэтому он и пошёл учиться в авиационный техникум, а затем – в Саратовское высшее военное авиационное училище летчиков, которое успешно окончил. Некоторое время летал и был счастлив, пока однажды врачи не выявили у него сердечное заболевание и не комиссовали.

Однако Юрий Яковлевич стал инженером и в 1974 году переехал в Абхазию и стал работать в Сухумском физико-техническом институте (СФТИ) – сначала в Агудзере, затем в Синопе. Тогда же он познакомился со своей будущей женой – Ириной Дмитриевной Ефремовой, тоже инженером. В 1975 г. у них родилась дочь Яна, а в 1981 – Аня. Ещё до войны Торгашов организовал в Доме культуры им. Горького авиамодельный кружок, в котором занимался с ребятами из Сухума и других районов Абхазии. В 1988 г. на базе Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов он основал клуб детского творчества, расположившийся в подвальном помещении одного из девятиэтажных зданий в Синопе, а в нем – секцию дельтапланеристов. Вместе с будущими участниками Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. – летчиками Аркадием Авидзба, Отаром Сирадзе, Валерием Газизулиным, артиллеристом Артуром Аракеляном, а также Юрием Каповым и Владимиром Какалия – Юрий Яковлевич своими руками обустраивал клуб. Все они дружили и много раз бывали дома в семье Торгашовых.

«Это был великолепный, добрейшей души человек, любящий детей и людей, – вспоминает Ирина Дмитриевна, рассказывая о том, каким был человеком ее супруг. – Сколько лет прошло, а мне до сих пор больно, когда пытаюсь говорить о нем. Его любили все – и дома, и на работе. Даже из Очамчыры дети приезжали заниматься в клубе, настолько он посвящал себя и отдавался своей работе. Энергия била из него гейзером – никогда не видела, чтобы Юра сидел без дела. Постоянно что-то мастерил, чертил, носился с ребятами. «Я все могу! Надо будет собрать самолет – соберу!» – говорил он.

Стараниями Юрия Яковлевича и всеми, кто стоял рядом с ним, клуб успешно развивался. Регулярно проводились смотры ДОСААФ и авиамодельные соревнования «Сухумская весна». Были приобретены два мотодельтаплана – «Небо» и «Вектор». И что также было приятно, Торгашов был знаком с Владиславом Ардзинба, с которым они обговаривали создание НААРА – Национальной Авиационной Ассоциации Республики Абхазия.

Вторжение войск госсовета Грузии застало Торгашова в Сухуме. Ему удалось вывезти жену и дочерей в Москву и вернуться в город, в который уже вошли гвардейцы. Клуб подвергся разграблению, часть ценного технического оборудования вывезли вооруженные мародеры. К счастью, то, что уцелело, Торгашов с Каповым спрятали, и лишь после этого он вернулся в Москву, к семье. Там чем мог помогал Абхазскому пресс-центру, где работал. И летал. Самолеты доставляли в Гудауту одежду, продовольствие, снаряжение, боеприпасы. Жене говорил, что якобы находится то в командировке, то в гостях у друзей, то еще что-то…

Накануне гибели отца дочь Аня случайно нашла в шкафу большую сумму денег, предназначенную на приобретение для ВВС РА самолета АН-2. Естественно, у Ирины Дмитриевны возникли вопросы – откуда эти средства? «Любимая, я защищаю свой дом, свою семью, свою Родину и по-другому поступить не могу», – ответил он.

И вот 9 января самолет АН-2 вылетел из Лабинска, совершил промежуточную посадку в Грозном, где на борт был принят груз с оружием и боеприпасами, а затем взял курс на Гудауту. На борту кроме двух летчиков, Сергея Коренькова и Владимира Призова, находились Юрий Торгашов, Юрий Капов и Артем Анкваб. В тот день шел обильный снегопад, дул сильный ветер, метеоусловия были крайне неблагоприятными. Самолету удалось подлететь к побережью, но, не обнаружив посадочных огней, пилоты развернули машину в обратную сторону. Далее – полное молчание. Стало ясно, что произошло что-то ужасное…

На поиски АН-2 из Гудауты вылетел вертолет, который совершил облет местности, но ничего не обнаружил. Затем из Сочи и Лабинска также взлетали самолеты. Напрасно. Следующая попытка найти самолет была предпринята лишь летом. Его удалось отыскать 18 июля…

Герой Абхазии Вячеслав Эшба в интервью 15-летней давности газете «Акуа-Сухум» рассказывал: «В те дни мы вели разведку и она донесла: на вершине Абхазского хребта, к северу от Гудауты, на горе Хумсыл обнаружены обломки АН-2. Я вылетел туда вместе с Нодаром Герзмава. Убедившись в точности донесения, возвратились на базу и сразу же пересели на вертолет. Обнаружили тела погибших. Их было пять. На следующий день к месту катастрофы прибыл вертолет с аварийной группой». Двое лежали возле самолета и трое внутри.

«Ночью 22 июля в московском общежитии, где я жила с дочерьми, раздался звонок из Гудауты. Просили срочно вылететь. Нам заказали билеты на Адлер, встретили в аэропорту и привезли в Гудауту, где мы узнали страшные подробности гибели ребят. Мне передали обручальное кольцо, которое Юра перед смертью сжимал в руке, часы и паспорт. Часы показывали 11.45, их тряхнули и они пошли! Тела погибших были в цинковых гробах. На панихиде люди говорили много хороших слов о муже и его товарищах. Судьбу свою он связал с самолетами, от самолета и погиб», – рассказывает о тех событиях Ирина Дмитриевна. Тела пилотов забрали для захоронения в Лабинск, Капова – в Черкесск, Артема Анкваб забрали родственники, а Юрия Яковлевича похоронили на кладбище в Гудауте. Лишь 26 декабря 1993 г. состоялось повторное перезахоронение в Парке Славы, где он и лежит по сей день.

Каждый год к могиле кавалера ордена Леона (посмертно) Юрия Торгашова приходят его родные, друзья и бывшие воспитанники клуба, уже ставшие взрослыми людьми. А созданный им первый в истории Абхазии клуб дельтапланеристов, увы, ныне пребывает в запустении. В помещении до сих пор стоят станки, лежат документы, журналы по авиамоделизму, долгое время висели фотографии авиамоделистов, сотрудников клуба: Юрия Торгашова, Юрия Капова, Аркадия Авидзба, Отара Сирадзе. Никого из них уже нет в живых, но даже спустя 25 лет там чувствуется их дух. Семья Торгашовых надеется, что дело Юрия Яковлевича, к которому он подходил с такой любовью, будет продолжено во имя будущих поколений и в память о нем. Как же хочется надеяться, что возрожденный клуб с радостью распахнет свои двери уже для новых поколений юных мечтателей, влюбленных в небо.

Материал подготовила Эсма АРДЖЕНИЯ

Номер:  115
Выпуск:  3616
Рубрика:  общество
Автор:  Эсма АРДЖЕНИЯ

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *