ПРОФЕССОР АЛЕКСЕЙ ПАПАСКИР – ЛЕТ ДО СТА БЕЗ СТАРОСТИ

ПРОФЕССОР АЛЕКСЕЙ ПАПАСКИР – ЛЕТ ДО СТА БЕЗ СТАРОСТИ31.10.2018

ПРОФЕССОР АЛЕКСЕЙ ПАПАСКИР – ЛЕТ ДО СТА БЕЗ СТАРОСТИ

В человеческой жизни бывают чудеса. Ровно десять лет тому назад коллектив Абхазского государственного университета в торжественной обстановке отмечал восьмидесятилетие известного абхазского ученого, доктора исторических наук, профессора Алексея Папаскир. Но как ни удивительно, на вид он совершенно не изменился: и не постарел, и не помолодел. Поэтому я как его коллега и близкий друг могу повторить то, что говорил 10 лет назад.

Возможно, в формировании образа жизни Алексея решающую роль сыграла не только природа. В этом могут убедить некоторые штрихи его биографии.

Семья, в которой родился А.Л. Папаскир 10 сентября 1928 г. в селе Кутоле Очамчырского района, была традиционной абхазской, в которой царили лучшие черты малой социальной организации: система «старшинства – младшинства» (аищабыра-аи7быра9, по типу семья была нуклеарной, по составу – многочисленной: за обеденный стол родители сажали семерых малолетних детей.

Случилось так, что один за другим умерли отец и мать, оставив нетрудоспособное потомство наедине с самим собой. Самых младших детей, в том числе и Алешу, государство определило в Сухумский детский дом, переведенный затем в Гантиади (Цандрипш). Здесь они учились семь лет, до конца Великой Отечественной войны. Во время войны, как с грустью вспоминает Алексей Луманович, дети испытывали чудовищный голод. Не потому, что не хватало продуктов питания, хотя и этот фактор имел место, а потому что школа была полна многочисленными прихлебателями в лице воспитателей и педагогов, подавляющее большинство которых представляли дезертиры из глубинных районов Грузии, окопавшиеся в ней.

В 1947 году, в пору его совершеннолетия, Алексей пошел в седьмой класс вечернего отделения Сухумской средней школы № 2, так как не работать ему было нельзя – помощи со стороны не было. Однако завершить учебу ему так и не пришлось. Беспощадный послевоенный режим, которым в абхазской действительности руководили грузины, поставил под сомнение целесообразность продолжать учебу для абхазской молодежи в вечерних школах. Их отправили на работу в Ткварчели (Ткуарчал) для приобретения профессии шахтера. Алексей хорошо освоил эту специальность, но любознательность, тяга к знаниям были в нем сильны, однако для продолжения учебы сначала надо было отслужить в армии, и он с помощью влиятельных родственников добился призыва в армию раньше срока.

После демобилизации в 1952 г. Алексей незамедлительно отправился на поиски работы, которую можно было бы совмещать с учебой в школе. И здесь ему как абхазу пришлось преодолеть немало препятствий. Наконец, он устроился учеником в фотоателье, а позже и фотографом, в качестве которого проработал десять лет. За это время без отрыва от работы он окончил школу, получил аттестат зрелости. Затем в конце пятидесятых три года подряд «штурмовал» Всесоюзный государственный институт культуры (ГИК), но ни разу фортуна ему не улыбнулась. Чуть позже она открыла ему двери, но не ВГИКа, а Сухумского госпединститута, который он окончил также без отрыва от производства и стал филологом. Продолжая работать, завершил курс аспирантуры, в 1974 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 2007-м – докторскую.

Алексей Луманович – профессор кафедры зарубежной литературы Абхазского государственного университета, где ведет пять учебных дисциплин, в том числе курс лекций «Абхазо-русские литературные и культурные связи», введенный им в учебный план кафедры. А. Папаскир – автор шести книг разного объема и различной проблематики. Его перу принадлежат более восьмидесяти других научных публикаций, помещенных во многих коллективных монографиях, сборниках и журналах. Он выступает с научными докладами и сообщениями на научных форумах, конференциях и сессиях, проводимых в нашей стране и за ее пределами. И что очень важно, все это – продукт его неторопливого и неутомимого (такова ведь его природа), но упорного (что тоже в его характере) труда.

А. Папаскир – профессиональный филолог, но в неменьшей мере и историк. Общественность Абхазии знает его именно как историка. Когда грузинские ученые присваивали себе обезов в средневековых русских источниках, ни один абхазский историк не мог сполна оппонировать им так, как это сделал филолог Алексей Папаскир. Он, можно сказать, действовал как бывалый стрелок, отличающийся превосходной меткостью. За это ему рукоплескали не только мы, его друзья, но и все те, кому не безразлично было прошлое абхазского народа. Естественно поэтому многие годы он был гоним тбилисскими фальсификаторами средневековой истории абхазского народа. Даже в пределах родной страны ему как «националисту» тяжело было добиваться публикаций своей научной продукции. Он пережил и такие моменты жизни, когда его статьи вырывались из журналов, готовых к тиражированию, или изданных уже, но не успевших попасть на полки книжных магазинов. Нет худа без добра. С помощью его абхазских коллег – Олега Дамения, Рауля Хонелия и др. А. Папаскир сумел организовать несколько публичных лекций, в которых с присущей ему железной логикой твердо и принципиально отстаивал свою позицию и тем самым доводил ее до сведения воинствующих оппонентов. А последние, как правило, не ограничивались очередными ответами в устной или письменной форме, а передавали «дело» в высшие партийные органы, т.е. в Абхазский обком партии, где устраивали над лектором настоящее судилище.

Сегодня «Обезы» – монопольное владение А. Л. Папаскир в историческом абхазоведении. Его большая фундаментальная монография «Обезы в древнерусской литературе и проблемы истории Абхазии», вышедшая в Сухуме в 2005 году, стала поистине революционным явлением в истории абхазской научной мысли. Давая ей оценку, ныне покойный академик Георгий Шамба сказал: «Трудно встретить сегодня исследование, где в столь одинаковой степени разработаны вопросы истории, археологии, этнологии, фольклористики, …как в «Обезах…» А. Папаскир… Такой работой может гордиться любой научный форум историко-филологического направления».

Действительно, в этой работе автор блестяще опроверг грузинских квазиученых, которые наводнили мировой книжный рынок ложным тезисом, согласно которому этноним «абхазы» и топоним «Абхазия» следует понимать как «грузины» и «Грузия», и следовательно, не абхазы – аборигены Абхазии, а грузины. Это опровергалось и раньше профессором Зурабом Анчабадзе, но, по непонятной для меня причине, без достаточной аргументированности. А Алексей Папаскир в конце данной проблемы поставил жирную точку. Далее А.Папаскир убедительнейшим образом показал, что средневековое Абхазское царство было подлинно абхазским государством, а не грузинским, как это хотели бы видеть тбилисские историки. Более того, после смерти бездетного абхазского царя Феодосия Слепого, Абхазское государство не было упразднено, оно продолжало свое существование вплоть до нашествия центральновосточных боевиков в середине XIII в., хотя с конца X в. его возглавляли этнические грузины.

Следует при этом отметить, что научный труд А. Папаскир «Обезы…», который без преувеличения можно назвать бесценным вкладом в историческую науку вообще, дался очень нелегко. Он обоснованно и скрупулезно вычленил сведения из «логова» грузинского научного круговорота, куда, мягко говоря, неправедным путем попал материал по абхазо-русским отношениям и в одночасье был превращен в «грузино-русские».

Да, за последние десять лет физически Алексей Папаскир не изменился, но изменился охват его научной деятельности, еще больше расширяясь и углубляясь. За это время он написал более десяти научных статей, опубликованных в различных изданиях. Это:

– Рецензия на книгу В.Кварчия «Из этнической истории абхазского народа» («РА», № 64- 65,2015);

– «Борис Тужба как историк» («Е7ъа5ьаа», № 19. 2016);

– «40 лет знаменитому «Письму 130» («РА», № 3, 2018) и др.;

– Исторический аспект ценного исследования» (о книге Т. Шамба и А. Непрошина («РА», № 92,2018);

– «А. П. Чехов в Абхазии» («РА», № 95. 2018).

Отрадно, что последние десятилетние творческие возможности ученого не ограничиваются количеством указанных статей, хотя это и очень немало для человека в 90-летнем возрасте, который он не желает признавать в реальности. Как сам Алеша сообщил как бы по секрету, что он завершил очередной большой научный труд «Очерки возрождения и реабилитации истории Абхазии», печатный объем которого – 30 авторских листов.

Отнюдь не случайно, что наше государство оценило по достоинству его научно-педагогическую деятельность, присвоив ему соответствующее почетное звание. Доктор филологических наук, профессор Папаскир Алексей Луманович – заслуженный работник высшей школы Республики Абхазия.

Тверда позиция Алексея Лумановича и как гражданина. Он активно выступал и выступает поборником прав родного народа. В известный период национальной борьбы абхазского народа Алексей Папаскир был одним из активных участников движения, его фамилия значится в числе ста тридцати подписантов «Абхазского письма», а также «Лыхненского обращения». Участвовал он и в других судьбоносных для республики патриотических акциях.

Алексей Луманович живет еще и жизнью своей, по современным параметрам немалочисленной семьи – у него трое детей и трое внуков.

В прошлый раз я говорил, что в понимании абхазов профессор Алексей Папаскир вступил в самый почетный период жизни – в возрастную категорию атахмада. Как раз это тот возраст, когда умудренный жизненным опытом человек называется еще более почетным словом абырг, т.к он как «молельщик» – аныщъаю, как «тот, кто обладает родовой свечой» – ацъашьы зкъу, является связующим звеном между соплеменниками и верховным божеством – анцъеи ауааи дрыбжьагылоуп.

Хочу обратиться к нашему дорогому юбиляру со следующими словами от имени коллектива нашего университета и от себя лично:

«Дорогой Алеша! По достоинству ты занял нишу жреца ученого мира Абхазии, держись крепко, чтобы еще выше поднять нашу общеуниверситетскую ритуальную свечу – культ Вечного огня, который способен освещать всем нам дорогу, ведущую в храм науки! Помни, что по традиции наших «больших отцов» сто лет – это возраст одного среднестатистического абхаза. Так что в твоем распоряжении еще 10 лет. Используй и трать их так, как ты хочешь. Поживешь больше, значит, Создатель наш «ниспослал тебе тепло своих очей и сердца».

Живи и твори всем смертям назло лет до ста без старости!

Валерий БИГУАА, доктор исторических наук, профессор этнологии

Номер:  115
Выпуск:  3616
Рубрика:  общество
Автор:  Валерий БИГУАА, доктор исторических наук, профессор этнологии

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *