Дом грез: реабилитационный центр в Гулрыпше и его «зависимые»

Бадри Есиава, Sputnik

Со второй попытки

Под эгидой Национального антинаркотического союза России в 2013 году в Абхазии открылся реабилитационный центр для людей с алкогольной и наркотической зависимостью при фонде «Здоровая нация». Проработал он всего три года и закрылся. Причиной тому стала нехватка специалистов. Очередную попытку реанимировать и преобразовать учреждение предприняли в мае 2018 года.

Реабилитационный центр расположен в одном из живописных уголков Гулрыпшского района всего в нескольких метрах от побережья. Его двор и приусадебный участок покрыт зеленью и фруктовыми деревьями, а запах морского бриза сливается с цитрусовыми ароматами. В таких комфортных условиях сейчас проходят лечение 14 человек.

© Sputnik
Реабилитационный центр в Гулрыпше

Одним из тех, кто обратился за помощью в этот фонд, был 37-летний Сергей Овчинников из Белореченска Краснодарского края. В прошлом успешный программист из-за пристрастия к алкоголю потерял практически все – семью, работу, уважение окружающих.

Как и многие, поначалу он выпивал только по праздникам. Был душой компании и заводилой. Со временем застолья превратились в настоящие «алкомарафоны».

«Это превратилось в не просто увеселительное мероприятие, а в повседневность. Я пытался отказаться от алкоголя, но становился раздражительным, агрессивным и впадал в депрессию. Супруга меня перестала устраивать, срывался на сына. Дошло до того, что они меня начали бояться», — поделился Сергей.

Страсть к алкоголю с годами напрочь отбила у него всяческие родительские инстинкты. Просьбы детей купить им конфет игнорировались в пользу горячительных напитков. Трезвое состояние, как и трезвые люди, ему стали чужды, а здоровья от пьянства, конечно же, не прибавлялось. Сергея не раз откачивали медики.

Семья развалилась, любимая работа тоже осталась в прошлом. В этот момент наш герой понял, что с этим пора окончательно завязывать. Спасение он искал в наркологических клиниках, у психологов и даже у знахарок.

Ничего не помогало.

В опустевшем доме, где некогда резвилась детвора, а любимая супруга наводила уют, бутылка стала для него единственной отдушиной. Наступил момент, когда Сергей уже не мог пить, но и не находил в себе сил от этого отказаться.

«Сюда я попал по своей воле, после того как пробыл три с половиной месяца в закрытом учреждении в Краснодаре. В этом микросоциуме мне помогают учиться трезвой жизни, заново учусь радоваться, общаться. Сначала, конечно же, было непросто, но постепенно становится легче», — рассказал Овчинников.

Сегодня в фонде Сергей занимает почетную должность – он старший по дому. В его обязанности входит следить за порядком в реабилитационном центре, налаживать контактов с другими пациентами, всячески помогать им и сотрудникам фонда. Сергей уверен, что семейная обстановка и открытость, которые сложились в центре, помогают по-новому взглянуть на себя и делают его лучше.

© Sputnik
Реабилитационный центр в Гулрыпше

По словам председателя фонда «Здоровая нация» Давида Чан-оглы, в центре лечение проходят только пациенты из России, и этому есть объяснение. Практика показывает, так как местным пациентам всегда есть куда податься, и сделать это они могут в любой момент по одному лишь звонку, содержать их там неэффективно. В случае с приезжими все наоборот. У них в Абхазии практически нет знакомых и что самое главное – отсутствуют каналы поиска «кайфа». Цель реабилитационного центра – максимально оградить пациентов от соблазна, при этом не лишая их свободы.

«Определенной привязки к местности у нас не было. Этот прекрасный дом нам просто подвернулся, и находится он, как видите, в хорошем месте. Здесь много зелени, фрукты можно есть прямо с деревьев, чистый воздух, и ребятам, которые к нам сюда приезжают, им приятно тут находиться», — рассказал Чан-оглы.

Несмотря на правила, добавил он, нуждающихся в помощи жителей Абхазии в беде не бросают. Им помогают попасть в подобные центры Краснодарского края и Ростовской области.

Болезнь и лечение

В основном пациентами реабилитационного центра становятся те, кто уже избавился от «ломок». Здесь им не предлагают медикаменты, не закрывают в комнатах и не заставляют делать то, чему противятся. Методика лечения состоит из специальных программ, направленных на психологическую и социальную адаптацию. Этой работой занимаются несколько консультантов, которые когда-то сами через все это прошли и местный психолог.

Всего с мая в центр поступило 23 человека. Полная программа занимает один год.

«Конечно, есть и те, кто сорвался, но большая часть наших пациентов держится. Понимаете, с такими болезнями сложно работать, и панацеи от нее пока не придумали. Все зависит от внутренней мотивации человека, когда он уезжает. Трезвость сама по себе не вдохновляет, она должна приносит плоды, и здесь мы пытаемся помочь человеку найти в себе силы и ресурсы, для чего он будет жить в трезвости», — поделился опытом консультант реабилитационного центра Константин Маслов.

© Sputnik
Реабилитационный центр в Гулрыпше

Повар-кондитер Максим Рыбальченко знает об этом не понаслышке. Он уже прошел полугодовую программу и решил остаться в этом центре волонтером. Проблема 20-летнего парня была связана с наркотиками, которые он принимал с 15 лет. Началось все с алкоголя и желания казаться взрослее, потом пошли легкие наркотики, а за ними последовали более тяжелые.

Доступность запрещенных смесей и препаратов в России Максим считает основной проблемой. Их спокойно можно заказать в интернете через специальные приложения на телефоне чуть ли не с доставкой на дом, и помешать этому никто не может. Чем больше он погружался в мир иллюзий, тем больше менялось его сознание. Это привело к частым ссорам с родителями, тотальному обману, в который он начинал верить сам и кражам не только из собственного дома, но и где придется.

Все принципы, грани дозволенного, морально-этические нормы размылись, словно течением горной реки. В определенный момент парню пришло осознание того, что он стоит на краю пропасти и попросил о помощи родителей.

«Когда настало время продолжить учебу после колледжа или идти в армию, наркотики уже занял главное место в моей жизни. Ради них я от всего отказался. Слезы на глазах матери не высыхали, и я начал понимать, что все действительно плохо. Во мне проснулось чувство вины. Я попросил родителей помочь мне», — признался Максим.

В течение трех месяцев он прошел курс реабилитации в одном из закрытых российских центров, где узнал о том, что в Абхазии тоже есть такой центр, но открытый. К тому времени Максим уже был знаком с причерноморской республикой. Несколько лет назад он отдыхал с друзьями на одном из ее курортов, и Абхазия запала ему в душу.

Максим признался, что планирует пройти курсы для консультантов и уже на профессиональном уровне помогать людям с проблемами.

Методика лечения пациентов центра состоит из нескольких этапов, о которых рассказала директор Яна Ревенскова. По ее словам, в период первого этапа — мотивационного, рассчитанного на два месяца — с больным плотно работают психолог и сами пациенты. Они знакомят его с правилами центра, расписанием и просто ведут душевные разговоры. За этот отрезок времени психолог должен понять, насколько зависим, какая форма отрицания у нового жильца и как с ним лучше работать.

© Sputnik
Реабилитационный центр в Гулрыпше

Во втором этапе – коррекционном — пациента привлекают к домашним делам, вырабатывают в нем чувство ответственности и добиваются расположения. Это длится около трех месяцев. За выполнение каждого задания пациент несет ответственность. Если не справился, то «суровое» наказание в виде песни, стихотворения или написания реферата, в котором он должен объяснить, что послужило причиной такого промаха. В центре строго запрещено сквернословие. Любителей использовать в речи резкие слова приобщают к литературе.

Завершает полугодовую реабилитацию стабилизационный этап, когда закрепляется все пройденное за это время. Каждый день заканчивается анализом того, как он прошел для пациентов, что им далось тяжело, что их обрадовало, и какие чувства испытывают. Все это они должны изложить на бумаге.

При этом нельзя перегибать палку, необходима максимальная аккуратность. Ведь все люди разные, а зависимые люди намного ранимее здоровых, уверен Константин Маслов.

«Главная сложность нашей работы в этом и заключается. У некоторых проявляются эмоциональные всплески, возникают какие-то обиды, и он начинает закрываться от нас. Это тонкая грань. В некоторых ситуациях его нужно отпустить, где-то слегка надавить, а где-то сразу с ним пообщаться, чтобы он выговорился», — отметил Маслов.

Он также подчеркнул, что такое состояние пациента без внимания оставлять нельзя, так как он может своим больным воображением раскрутить ту или иную ситуацию, и это еще больше отдалит его от окружающих.

На консультанта по химической зависимости Кристину Хаприанинову возложена иная задача. Она должна объяснить пациентам с научной точки зрения, насколько пагубно влияют алкоголь и наркотики на их физическое, психологическое здоровье и эмоциональное состояние. 

Игра с жизнью

В центре применяется арт-терапия, когда пациенты могут выразить свои чувства рисованием. Творческие работы встречают каждого, кто заходит в дом. Максим Королев из Краснодара — человек набожный, он акрилом нарисовал два образа святых на двери, ведущей в огромный зал. Причем, неплохо.

© Sputnik
Реабилитационный центр в Гулрыпше

Максим обратился в Гулрыпшский реабилитационный центр сразу с двумя проблемами — он страдает игроманией и алкоголизмом. Если пристрастие к горячительным напиткам он сумел побороть десять месяцев назад, то подавить в себе азарт пока не удалось.

20 из 33 лет Максим увлекается азартными играми. Все началось еще в школе. Чуть повзрослев, начал посещать игровые клубы, куда допускали несовершеннолетних. Появились автоматы, в которых он просаживал все карманные деньги.

В 2009 году правительство России закрыло эти заведения. Это не спасло Максима. Прибыльный бизнес ушел в тень и продолжал работать. В букмекерских канторах он оставлял немалые для него деньги.

«Я постоянно в них находился. Мог не спать, не есть целыми сутками. Работы как таковой у меня не было, занимался шабашкой. Однажды мой друг мне предложил подзаработать, и мы все лето красили одну местную школу.

Когда со мной расплатились, я все деньги спустил на ставках и автоматах. Впрочем, как и мой товарищ. Потом появились долги, стал брать микрозаймы под огромные проценты и закладывать личные вещи в ломбарды», — поделился Максим.

Подсчитать сколько денег он проиграл за все эти годы, Максим естественно затруднился, но то, что счет идет на миллионы, он не сомневается.

«Дом можно было построить», — с сожалением сказал он и добавил, что за душой у него ничего не осталось.

Корни своей проблемы он ищет в прошлом. Отца своего Максим почти не помнит, но предполагает, что эта черта ему передалась именно на генетическом уровне. У Максима осталась только мама, которая все эти годы пыталась вытащить его из этой ямы. Все попытки были безуспешными. Даже искренняя любовь к девушке оказалась бессильна. Игромания, по его словам, отняла у него мечту о семье и детях.

«Не так давно я случайно с ней встретился на улице. Она замужем и воспитывает детей от другого мужчины. Эта зависимость просто забрала мою личную жизнь и разрушила все планы на будущее», — сказал он.

Максим находится в реабилитационном центре чуть больше одного месяца, и пока ему сложно. Игровые автоматы порой снятся ему по ночам, но общение с ребятами, с которыми он может поделиться самыми сокровенными тайнами, помогают ему держать себя в руках. Чем конкретно будет заниматься после того как вылечится, Максим пока не знает, но уже решил, что обязательно будет приносить пользу родным и окружающим его людям.

В реабилитационном центре созданы все необходимые условия для того, чтобы отвлечь пациентов от ненужных мыслей. Там они могут коротать свободное время у камина или в бассейне, бане и сауне. Для тех, кто предпочитает более подвижный досуг, на заднем дворе есть спортивная площадка с брусьями, штангой и боксерской грушей. Найдется занятие и тем, кто любит работать на земле.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *