Сгоревшие картины и перестрелка на почте: Верещагин в Абхазии

Sputnik

Фундамент в мандариновом саду

— Вот здесь, во дворе этого дома, фундамент его дачи, — говорит директор Абхазского государственного музея Аркадий Джопуа, согласившийся быть нашим проводником.

Хозяин дома — Георгий Тулумджян. Когда-то весь холм принадлежал князю Александру Шервашидзе-Чачба. В конце ХIХ века Василий Верещагин выкупил этот участок с дачным домиком. Сын Верещагина в воспоминаниях оставил описание дома: три комнаты, кухня, крытая терраса, скудная мебель.

Во время нашего визита Георгия не оказалось дома.

— Мы хорошо знакомы, думаю, он не будет против, если мы войдем и пофотографируем у него в саду, – предложил Аркадий Джопуа.

Когда был разрушен дачный домик Верещагина, неизвестно. Последний раз он упоминается в мемуарах сына художника накануне Первой мировой войны.

© Sputnik Владимир Бегунов
Дом Георгия Тулумджян на месте дачи Василия Верещагина.

Сейчас фундамент дома находится в мандариновом саду Георгия Тулумджяна, а три кипариса, оставшиеся от аллеи, посаженной самим Верещагиным, возвышаются возле ворот соседнего двора. Как пишет сын и полный тезка художника Василий Верещагин в книге «Воспоминания сына художника», его отец сажал много деревьев на участке. Это было хобби русского баталиста. Это место в Нижней Эшере и по сей день в народе называют «Холм Верещагина».

Несуществующий рассказ

Вокруг абхазского периода Василия Верещагина ходят легенды. Источник их – статья Вианора Пачулия «Край, дающий вдохновение», опубликованной в газете «Советская Абхазия» 30 января 1985 года. Она много цитировалась в СМИ и вошла в книгу «Русские в Абхазии», вышедшую в 2011 году. Источников информации автор не приводит. Пачулия пишет, что в Абхазии Верещагин создал много эскизов, пейзажей и портретов: «Прохожие у двухэтажного дома с лестницей», «Всадник-абхазец», «Навес над окном», «Двое абхазцев, сидящих на скамье», «Вол с поклажей», «Идущая женщина в покрывале», «Навьюченный осел», «Абхазцы, стоящие в кругу», «Три идущие женщины», «Деревенский дом с террасой», «Турки и абхазцы в Сухуме» и другие.

© Sputnik Владимир Бегунов
Три кипариса, оставшиеся от аллеи на даче Верещагина

Ни одной из этих картин нет в каталогах, они не упоминаются в биографиях Верещагина. Вианор Пачулия пишет, что абхазский рассказ Верещагина «На курорте — моряк и дама в черном» был якобы опубликован в «Русских ведомостях». По его словам, художник также печатал в «Новостях» и «Биржевой газете» статьи о постройке порта в Сухуме. Этих произведений нет в собрании сочинений Верещагина. Архив газеты «Русские ведомости» сегодня оцифрован. Там рассказ с таким названием и вообще какие-либо другие произведения Верещагина отыскать не удалось.

«Сгоревшие» картины

Еще одна популярная история о Верещагине — это сожжение им в топке парохода картин абхазского периода.

«В Эшерах Верещагин написал ряд картин на абхазские темы для предстоящей в Одессе персональной выставки, — пишет Пачулия. — Они были погружены на пароход. Однако в Новороссийске, во время стоянки на рейде, сильный ураган сорвал судно с якоря и увлек его в открытое море. Кончилось топливо, корабль и 50 пассажиров оказались во власти стихии. Надо было принимать срочные меры. По совету Верещагина в топку корабля пошли деревянные конструкции судна. Когда сожгли и их, художник, как свидетельствуют очевидцы, призвал пассажиров бросать в топку личный багаж, сам показав пример. Так во имя спасения корабля были пожертвованы картины».

© Sputnik Владимир Бегунов
Вид на море с «Холма Верещагина»

— Такой случай был, — рассказывает заведующая домом-музеем Верещагина в Череповце Любовь Маликова. – Подобные поступки вообще в духе Василия Васильевича. Вот только картины он жечь бы не стал. Скорее всего, в топку полетели подрамники.

Сын в мемуарах рассказывает эту историю иначе. По его словам, когда пароход вышел из Сухума, его начало бурей уносить в открытое море. Во время борьбы со стихией закончился уголь. Его было в обрез, чтобы дойти до Новороссийска по хорошей погоде. Верещагин предложил капитану развернуть судно и плыть в Турцию, чтобы буря подгоняла корабль. В топку пошли деревянные части корабля. О картинах вообще нет упоминания. Вианор Пачулия пишет, что встречался с сыном художника в Чехословакии и приводит его слова: «Отец любил Абхазию и часто рисовал местных жителей. К сожалению, многие его работы утеряны». Утеряны, а не сгорели.

Кстати, два абхазских рисунка Василия Верещагина все-таки удалось разыскать. Они не датированы и называются одинаково «Абхазец».

Стрельба на почте

Единственный достоверный источник о жизни известного баталиста в Абхазии — мемуары сына художника. По его словам, Верещагин посещал Абхазию несколько раз, последний – в 1899 году с семьей. Купить здесь дачу Василию Васильевичу посоветовал доктор, прописал живописцу морские ванны. Эшера была выбрана потому, что Сухум тогда был болотистой местностью, а от таких мест у художника обострялась лихорадка, подхваченная в Индии. В Нижней Эшере море было лучше, но купаться Верещагину удавалось нечасто. Дом был далеко от моря, обратная дорога в гору — очень утомительная. В последний приезд он практически не рисовал, занимался садоводством, сажал деревья.

Сын описывает случай, когда Верещагин поехал на сухумскую почту за корреспонденцией и попал в обеденный перерыв. Художник решил не терять времени и зашел с черного хода. Во дворе на него кинулась свора собак. Василий Васильевич выхватил пистолет и выстрелил. Сотрудники почты решили, что это ограбление и высыпали на порог с ружьями. Но инцидент разрешился — начальник почтового отделения узнал человека с револьвером.

Обосноваться в Эшере постоянно, как хотел художник, ему не удалось. Абхазия тогда была слишком оторвана от мира. Поездка в Эшеру превращалась в долгое и тяжелое путешествие, корреспонденция поступала нерегулярно, что было неприемлемо для всемирно известного художника, чья жизнь состоит из поездок, выставок и переписки с коллегами. Сын описывает единственную семейную поездку в Эшеру как очень скучную. Жена и дети Верещагина практически не покидали усадьбы, только один раз выбрались в Новоафонский монастырь.

© Sputnik Владимир Бегунов
Фундамент дачи Верещагина

У Василия Верещагина есть картины кавказского цикла «Лезгинка», «Представление начальству. Русский офицер», но связаны они с Абхазией или с Дагестаном установить сложно. Скорее всего, это общие вариации на кавказскую тему.

Известна картина пейзажиста Петра Верещагина «Сухум-Кале», но Петр Верещагин – однофамилец Василия Верещагина.

Мы поднимаемся на вершину холма. С него до сих пор такой же чудесный вид, как и сто двадцать лет назад. Сын Верещагина писал, что раньше тут водилось множество змей, сейчас то там, то тут видны ямы. Где-то местные жители выбирают грунт для своих нужд, рядом — раскопки поселения пятитысячелетней давности, которые ведет с 2001 года Абхазский государственный музей и еще – окопы времен грузино-абхазской войны. Здесь был пункт наблюдения, с него – Сухум как на ладони.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *