Огненный «джек-пот»: как абхазские бойцы миллион лари сожгли

Бадри Есиава, Sputnik

Гори, гори ясно

Конец сентября 1993 года. Сухум наконец освободили от грузинских войск, и абхазские бойцы гонят неприятеля к Ингуру. Молодой Гиви Гицба из поселка Хипста вместе с товарищами решили дождаться рассвета и передохнуть в одном из пустых домов в районе Синопа. Первое, что бросилось им в глаза во временном ночлеге, какие-то деревянные ящики посреди гостиной. Усталость валила с ног и обследование содержимого ящиков отложили на потом. Некоторые даже использовали их вместо подушек.

«Может там сигареты?»,— задался вопросом кто-то и принялся вскрывать загадочную находку. Вместо ожидаемого табака или продуктов питания, ящики были набиты деньгами – грузинскими лари. Казалось бы, сорвали «джек-пот», но абхазские бойцы приняли удивительное решение. Не задумавшись о том, можно ли эти деньги обменять на рубли, они выволокли «клад» во двор и методично купюру за купюрой сожгли.

«Ящики были тяжелые, и мы их кое-как вынесли на улицу. Деньги лежали пачками, новенькие, и даже краска на них была еще свежей. Распечатывать эти пачки тоже было нелегко, но у всех нас всегда с собой были острые ножи. Вытаскивали по одной купюре и бросали в огонь. Не меньше 160 килограммов вражеских денег было в этих ящиках», — поделился Гицба и признался, что по одной банкноте они все же оставили на память.

В беседе с ветераном, чувствовалось, что он все еще не определился, правильно тогда поступил или нет. Может, стоило оставить себе эту «добычу» и поровну на всех разделить, а может, чужое богатство принесло бы только горе? Осталось загадкой и то, как такое количество денег оказалось в заброшенном доме, кому они принадлежали и для чего были предназначены. Обстановка в доме говорила о том, что хозяева покидали его в спешке.

Наверняка известно лишь одно — когда объявили о девальвации, обмененные на рубли «памятные» лари оплатили застолье бойцов в одной из местных апацх. 

Война и жизнь 

Весть о том, что в Абхазии началась война, застала Гиви Гицба на чайной плантации. Он две недели как вернулся с армейской службы в Удмуртии.

«Мы с братом в тот день собирали чай на плантации. Вдруг услышали, как на большой скорости едет машина. Водителем оказался наш дядька, который тогда был председателем колхоза. Мы удивились, так как он никогда так быстро не ездил. Стало ясно, произошло что то очень плохое», — вспомнил Гицба.

Председатель колхоза мощными ударами палкой по подвешенному на заборе диску грузовика собрал таким набатом всех жителей и объявил  новость, в которую сложно было сразу поверить. Тут уже было не до чая. Бросив все, группа молодых людей направилась к Черной речке. Там уже собирались люди.

Сформировав несколько небольших бригад из жителей сел Верхняя и Нижняя Джирхуа, Хуапа они вступили во второй мотострелковый батальон под руководством Геннадия Чанба. После освобождения Гагры бойцы вернулись в Гудауту, где ближе к зиме был создан батальон численностью 360 человек под командованием Гиви Смыр.

Все, что Гицба видел или слышал на войне, он записывал в блокнот, который унесло течением реки во время переправы. С годами, конечно, события тех лет в памяти ветерана уже не так отчетливы, но были дни, о которых невозможно забыть. Одной из самых сложных и кровопролитных операций он назвал захват стратегически важной высоты Ахбюк в Сухумском районе. Десятки погибли, семерых пленили.

День Победы он встретил в Гале. Счастью не было предела, вспомнил он.

«Много стреляли, радовались. Кружили автомобили и военную технику. Накрыли стол и хорошенько отметили нашу победу», — с улыбкой рассказал Гицба.

Война для него не закончилась 30 сентября 1993 года. Он и его боевые товарищи еще долгие месяцы охраняли рубежи, пресекая вылазки противника. За заслуги перед Отечеством Гицба награжден медалью «За отвагу».

Окончательно Гицба вернулся домой лишь в ноябре 1994 года. Вскоре он женился на девушке из Верхней Эшеры Алле Авидзба. Времена тогда были сложные. В основном занимались хозяйством, садоводством и огородом.

Первая официальная работа у Гиви появилась лишь спустя три года. Он устроился в охрану Госдачи в Новом Афоне. Затем недолго был пожарником и вот уже 20 лет работает на асфальтном заводе в Гудауте.

Гиви и Алла воспитали двоих детей. Сын Инал работает младшим научным сотрудником в институте АбИГИ, а дочь Милана заканчивает  школу.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *