ПРЕДАННЫЙ СВОЕМУ НАРОДУ ЧЕЛОВЕК

ПРЕДАННЫЙ СВОЕМУ НАРОДУ ЧЕЛОВЕК12.10.2018

ПРЕДАННЫЙ СВОЕМУ НАРОДУ ЧЕЛОВЕК

Прошло 40 дней со дня гибели главы Донецкой Народной Республики Александра Захарченко

Бывают людские потери, которые глубоко ранят сердце, и долго потом эти раны не заживают. Так не заживают наши сердечные раны от потери Александра Захарченко. Потому что он был патриотом. Потому что был бесстрашным борцом. Стоял со своим народом за правое дело. Он понимал нас, народ Абхазии, также отстаивавшего свое правое дело бесстрашно и до конца. И мы понимали его и народ Донецкой Народной Республики. Потому наши ребята поехали туда и поддержали боровшихся, воюя на стороне правых. Потому он с теплотой относился к Абхазии, приезжал сюда.

Все это дорогого стоит. И мы скорбим и плачем. И потому захотелось вослед потере этой сказать о нем не официальными словами… И потому мы встретились с людьми, которые лично знали и дружили с ним, чтобы рассказали газете о том, каким они лично знали Александра Захарченко, убитого 31 августа во время террористического акта в городе Донецке.

Фазлибей Авидзба, депутат Народного Собрания – Парламента РА прошлого созыва, Герой Абхазии, кавалер ордена Дружбы ДНР:

– Это был 2014 год. Я являлся депутатом Парламента и председателем Комитета по обороне и безопасности, членом Комитета по международным связям. И именно тогда впервые поехал в Донецк как руководитель делегации наблюдателей от Абхазии на референдум о независимости ДНР. Затем ездил на президентские выборы, тоже как наблюдатель. Так началось мое знакомство с Донецком и Александром Захарченко. Позже принимал участие во всех праздничных и государственных мероприятиях, сопровождал гуманитарные грузы из Абхазии и ансамбль «Кавказ», который выступил перед жителями Донецка в один из предновогодних дней. В итоге перезнакомился со всеми депутатами, министрами, руководством республики, и у меня сложились с ними такие дружественные, товарищеские отношения, что мог ездить в ДНР уже и без официального приглашения.

Я знаю, каким большим авторитетом пользовался Захарченко, в этом особенно убедился, когда избирали его как главу республики. Я запомнил его как боевого, преданного своему народу человека. Он был там, где сложно и опасно, принимал непосредственное участие в боевых действиях и получал ранения. Его несовершеннолетний сын также принимал участие в боевых действиях и получал ранения. Все это рождало то самое к нему уважение, которое проявляли к нему и народ, и защитники.

Ко мне Александр относился как к близкому человеку, и я к нему – так же. В 2016 году он с семьей приехал в Абхазию отдыхать. Но в это время в Донецке произошел теракт, и Захарченко тут же выехал, что свидетельствовало о его ответственном отношении ко всему, что происходило на его родине.

Кстати, его отец воевал в Великой Отечественной войне и на её фронтах встречался с абхазами. Сам Александр знал кавказские традиции, был хлебосольный, открытый. Я не раз бывал у него дома в гостях. В принципе, нам легко было понимать друг друга. Не так давно и мы защищали свою историческую родину, её независимость. Мы знаем, что такое война, особенно такая, когда близкий, рядом живущий человек поднимает против тебя оружие. И к такой несправедливой войне на востоке Украины граждане Абхазии не могли остаться равнодушными, поехали поддержать правое дело, встали на защиту Донецка и Луганска. Они воевали и воюют бесстрашно. Ахра Авидзба стал Героем ДНР, остальные добровольцы награждены орденами и медалями.

Конечно же, весть о гибели Александра Захарченко я воспринял очень тяжело. Я потерял близкого человека. Это утрата и для народа Донецкой Народной Республики, и для народа Абхазии.

Лев Квициния, министр по чрезвычайным ситуациям Республики Абхазия:

– С первых обстрелов Донецка я выезжал в ДНР и привозил беженцев, живших в палатках в безопасной зоне. Здесь мы их размещали по домам, трудоустраивали. Делалось всё это, конечно, при поддержке руководства Абхазии. А с Александром Захарченко познакомился только в конце декабря 2015 года, когда мы выехали в Донецк с большой гуманитарной помощью и ансамблем народного танца «Кавказ», руководимого тогда Кандидом Тарба. Перед этим я находился в Москве и договорился в МЧС России о транспорте на Донецк. Ведь не каждая машина могла бы заехать туда без особого разрешения. И когда в Сухум прибыли 11 спецмашин, в том числе машина техпомощи и заправочная, мы загрузили их мандаринами и собранными вещами для населения. Выехали из Сухума 25-го, а 27 декабря уже были в Донецке. Этот день совпадал с Днем спасателя Российской Федерации, и в Донецке его тоже отмечали, как повсеместно по России, торжественно. И на этом торжестве выступил ансамбль «Кавказ». Была буря эмоций, буря аплодисментов. Об этом концерте вспоминают до сих пор. Наша гуманитарка, наши танцы – это был хороший подарок для воюющей республики под Новый год. Это была в первую очередь наша моральная поддержка людям, борющимся за свою независимость, за свое право быть свободными. А наши ребята уже воевали там. В целом такая поддержка Абхазии многое значила и для самого Захарченко. Знаете, на что я обратил внимание, когда он пришел к нам?! То, что его невозможно было отличить от других бойцов – в таком же обмундировании, такая же непринужденность в поведении. Он обнимал нас каждого так, будто знает целый век. А глаза его – проницательные, бесстрашные, смотрит на тебя прямо…

Конечно, мы с ним сдружились, хотя тогда мы уехали сразу на следующее утро. Я гуманитарку возил еще несколько раз, но другого характера, в другие города, а когда вез в Дебальцево и Углегорск, то повез для своих коллег-пожарных теплые одеяла и сапоги, так как знал, что их службы были разгромлены. Кстати, потом каждый год мы ездили в ДНР к 27 декабря, а также к Дню города Донецка, к Дню самой республики. Ездил часто с Фазлибеем Авидзба, и без него. И всегда с удовольствием. Нас там ждали. Сам Захарченко всегда встречал очень радушно.

Бывал я у него и дома – вместе с Фазлибеем Авидзба и Анатолием Бибиловым, экс-спикером, ныне Президентом Южной Осетии. Александр был интересный собеседник, добродушный хозяин.

Последний раз я виделся с Захарченко 26 августа нынешнего года в Южной Осетии. Мы там находились по случаю празднования 10-летия со дня признания независимости этой республики, как и Абхазии, Российской Федерацией. Когда узнал о теракте и гибели главы ДНР, я был уже в Москве, куда из Цхинвала выехал на 85-летие Академии ГПС МЧС России, который когда-то оканчивал. В Москве ко мне присоединился специально вылетевший из Абхазии вице-премьер Астамур Кецба, и мы тут же улетели в Ростов, чтобы успеть на похороны.

Подобные проводы я видел только в хронике похорон Сталина – собрались сотни тысяч людей, и все плакали. Гроб с телом несли на руках примерно километров десять, затем положили на лафет. И на всем пути следования траурной процессии, вплоть до кладбища «Донецкое море» в 45 километрах от центра города, люди стояли по обеим сторонам улиц и провожали своего лидера.

Захарченко не был тем главой республики, который сидит в кабинете и командует. Он являлся настоящим лидером, всегда находился на передовой, даже с еще не зажившими ранами, а ранения получал неоднократно, и покушались на его жизнь неоднократно. Безусловно, поэтому он пользовался таким авторитетом, и его гибель стала настоящей потерей для республики и её жителей.

Матбей (Нодар) Абиджба, командир взвода абхазских добровольцев в ДНР, награжден медалями «За доблестную службу» и «Доброволец Донбасса»:

– Очень жалко, что погиб. И обидно. Не вовремя погиб. Он нужен был Донецку. Все, кто имел отношение к войне, понимали его значимость для республики.

Александр Владимирович производил впечатление открытого, доброго, теплого и надежного человека. Рослый, но на год оказался моложе меня…

Приходил к нам на базу, где находилась бригада добровольцев, смотрел, как одеты, обуты, что едим, имеем ли оружие. И сделал, чтобы нам доставили всё, чего нам не хватало. И время от времени от него к нам являлись люди, чтобы посмотреть, чем нам нужно помочь.

Когда он приезжал в Абхазию, мы тоже с ним виделись и вместе ездили в село Отап Очамчырского района, на могилу погибшего в Донецке абхазского добровольца Ираклия Адлейба. И делал он это искренне. Мы и в Донецке видели, как он переживал за каждого убитого добровольца и вообще за ополченцев. А погибло в Донецке и Луганске немало ребят из Абхазии.

…Александр Захарченко. Он был преданным народу человеком.

Материал подготовила Заира ЦВИЖБА

Фото Анны Киселёвой

Номер:  107
Выпуск:  3708
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *