СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ О СВЕТЛОМ ЧЕЛОВЕКЕ АРТЕМЕ МУСТАФОВИЧЕ АНКВАБ

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ О СВЕТЛОМ ЧЕЛОВЕКЕ АРТЕМЕ МУСТАФОВИЧЕ АНКВАБ05.10.2018

СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ О СВЕТЛОМ ЧЕЛОВЕКЕ АРТЕМЕ МУСТАФОВИЧЕ АНКВАБ

Гражданин Апсны

Впервые я увидела его в Сухуме. Был очень жаркий августовский день 1976 года. Таксомоторный парк. Я зашла на работу к Зинаиде Васильевне Лакоба (дочери известного Наркомзема Абхазии – Василия Лакоба). У нее в кабинете было прохладно, уютно. В этот день она мне рассказывала о черных, суровых днях 1937 года. Вспоминала о том, как ранним туманным утром собрали всех «врагов» советской власти на Сухумском причале, где ныне «Брехаловка», как она, обливаясь слезами, стояла, обняв своего младшего любимого брата, которого вскоре, буквально вырвав из её объятий, затолкали вместе с остальными в пароход и увезли неизвестно куда. Она его больше никогда не видела…

Было печально. Мы задумались и сидели молча. Но вот появился человек, как стало мне известно чуть погодя, Артем Мустафович Анкваб – главный инженер таксопарка, и сразу все вокруг оживилось, заговорило. Энергичный, радостный, внимательный – он не мог пройти мимо Зинаиды Васильевны, не поклонившись ей.

– А кто эта девушка? – мимоходом спросил он про меня.

– Она ученица Турчанинова, Георгия Федоровича.

Артему Мустафовичу не надо было объяснять, кто есть кто. Имя Георгия Федоровича, знаменитого ученого, дешифровавшего Майкопскую плиту, ему было известно давно.

Артем Мустафович галантно откланялся, но появился вновь спустя некоторое время. В руках он нес большой поднос с разными сладостями, холодным соком и (даже) с салфетками.

Специалист по техническим наукам, но гуманитарий душой, прекрасно владел абхазским языком, говорил красивым тембром, слушать его было очень приятно. Чувствовалось, что он великолепно был информирован, находился в курсе всех событий – политических и научных, знал историю своего народа.

– Ну вот, – сказала Зинаида Васильена, – ичеиџьыка баирйьашьит, а у него, между прочим, младший брат в Москве, кандидат технических наук, доцент, металлург. – Она как будто пророчествовала…

Так вот и произошло мое знакомство с действительно прекрасным, светлым человеком – Артемом Мустафовичем Анкваб. Он очень гордился своими братьями, сестрами, своей семьей. И было чем гордиться, с кого брать пример.

Артем Мустафович Анкваб родился в селе Аацы в семье, созданной еще совсем молодыми и любящими друг друга людьми – Мустафой Анкваб и Куакуой Матуа. Они воспитали семерых детей. Самый старший из них, Тихон, приходился молодой супружеской паре родным племянником, но он потерял родителей в трехмесячном возрасте, и они воспитывали его в любви и заботе, как родного сына. «Это наш первенец», – говорила о нем с любовью мать. Куакуа была статная, мудрая женщина. К ней приходили за советом и родственники, и односельчане. Когда я попала в эту семью (вышла замуж за младшего брата Котика. Кстати, двух братьев из семьи по документам звали одинаково – Константинами, а на абхазский манер это Куата и Котик), она была настолько уважаема, что ее называли «Ан6ъабаа ран». «Аюна0а ашьапы и6ъмыркьысёакъа иныйъылгон», – говорили о ней те, кто ее знал. Вспоминаю её всегда! Только с сожалением, что ее давно нет рядом, что не слышно добрых ее слов и советов. Отца же я не застала, но слышала о нем – гостеприимства и патриотизма ему было не занимать. Еще в годы борьбы за Советскую власть в Абхазии он проявил себя подлинным патриотом, сражаясь с врагами трудового народа, главной целью которых было уничтожить самобытность абхазов, их язык, сделать их безграмотными, ассимилировать (о Мустафе писала газета «Советская Абхазия» за 9 мая 1987 г. в статье «Четверо из семьи Анкваб»).

Родители вложили в своих детей все самое лучшее, самое необходимое – любовь к своей Родине, своему народу, уважение к труду, верность данному слову, помощь тем, кто нуждается в ней. И эти качества они проявляли всегда. И это воспитание в семье определяло их дальнейший жизненный путь. Их уважали, любили, с ними считались, на них рассчитывали… Примером для Артема (четвертого по счету брата) и Константина (Котика) – самого младшего из братьев, конечно же, были старшие. Тихон и Николай в первые же дни Великой Отечественной войны ушли на фронт. В 1944-м Тихон окончил курсы политсостава 3-го Белорусского фронта. В 1945-м получил тяжелое ранение под г. Кенигсбергом. Был зам. комбата по политической части. Его представили к званию Героя Советского Союза. За доблесть и отвагу награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной Звезды и 11 медалями. В это время их старшая сестра Евгения спасала раненых солдат в эвакогоспитале в Гулрыпше.

Третий брат – Константин (Куата) ушел на фронт совсем юным. Ему было всего лишь 16 лет! Но какой славный путь он прошел! Верховный Главнокомандующий ВС СССР объявил Константину Анкваб 24 благодарности: за отвагу, мужество, мастерство, проявленные в героических сражениях при освобождении г. Бельцы, за окружение и уничтожение фашистов в районе Умань, Христиновской группировки и во время Ясско-Кишиневской операции, за взятие городов: Орадноморе, Васлуй, Сибид, Алба-Юлия, Будапешт, Вена, Конкарно, Прага, за героические бои у озера Балатон, за прохождение по безводным степям Монголии и переход через горный хребет Большого Хингана, а также за освобождение Манчжурии от японских империалистов.

Отгремела война, но Константин (Куата) Анкваб продолжал служить Родине. Он вернулся домой лишь в апреле 1948 г.

Все три брата воевали геройски, защищая свою великую Родину – Советский Союз, были ранены, но главное – вернулись живыми. У всех на груди сияли ордена и медали! Мать была непомерно счастлива!

(Продолжение в следующем номере)

Ирина БАСАРИЯ-АНКВАБ, кандидат филологических наук, заведующая диалектологической лабораторией АбИГИ им. Д.Гулиа АНА

Номер:  105
Выпуск:  3706
Рубрика:  общество
Автор:  Ирина БАСАРИЯ-АНКВАБ, кандидат филологических наук, заведующая диалектологической лабораторией АбИГИ им. Д.Гулиа АНА

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *