ДЖОТА АБУХБА: ВЕТЕРАН ВОЙНЫ, МОЙ КОЛЛЕГА, МОЙ СОВРЕМЕННИК

ДЖОТА АБУХБА: ВЕТЕРАН ВОЙНЫ, МОЙ КОЛЛЕГА, МОЙ СОВРЕМЕННИК15.06.2018

ДЖОТА АБУХБА: ВЕТЕРАН ВОЙНЫ, МОЙ КОЛЛЕГА, МОЙ СОВРЕМЕННИК

Гражданин Апсны

Роясь в старых архивных документах о Джоте Аслановиче Абухба, собранных его племянником, главврачом Сухумской городской клинической больницы, кандидатом медицинских наук Вячеславом Абухба, я наткнулась на некролог, написанный мной. Я об этом некрологе не помнила, когда захотела написать (а захотела это сделать в нынешний День Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 45 годов) о своем бывшем коллеге по Гудаутской районной газете «Бзыбь». Но я, конечно же, помнила, что Джота Асланович был ветераном войны, партизанил в белорусских лесах, а после изгнания немцев из Белоруссии в 1944 году, когда в селах не осталось ни тракторов, ни лошадей, ни местных мужчин тоже, ему приходилось впрягаться в плуг, чтобы вспахивать землю для последующих посевов и посадок. Такова была его бескорыстная и самоотверженная помощь населению – старикам, женщинам, детям. В Белоруссии он оставался до мая 1946 года – работал в городе Слуцке инструктором районного комитета Коммунистической партии.

Вокруг него, доброго и мягкого, всегда было много шуток, юмора. Однажды я случайно разбрызгала чернила на его новый костюм. Тогда вместо шариковых ручек еще были в ходу такие круглые чернильницы, куда наливались чернила, и вылиться они из них могли только в особых случаях, а я вот как-то смахнула их со стола на пол, и брызги полетели на моего коллегу. Другие члены редакционного коллектива стали говорить Джоте Аслановичу, что ничего страшного не произошло, брызги с пиджака можно удалить. Но он сильно расстроился, обновка-то для тех времен была особенная, модная – кримпленовая. И от такого расстройства позабыл, что я тоже с ним работаю, спрашивает Любу Тарба, которая его и успокаивала: «Кто эта девушка? Кто такая?». Этот случай тоже стал одним из редакционных анекдотов о нем, как вот и следующий. Джота Асланович и Анатолий Батович Возба в одно время сидели в рабочем кабинете вдвоем. Однажды зазвенел телефон (не мобильный, конечно, их тогда тоже еще не было, а стационарный), и Джота Асланович поднял трубку. На другом конце провода попросили Джоту Абухба. Джота Асланович прикрыл телефонную трубку рукой и спрашивает у Анатолия Батовича: «Дызустада Джота Абухба?» (Кто такой Джота Абухба?). Возба ему отвечает: «Уара уоуп! Уара уоуп!» (Это ты! Это ты!). Спохватившись, Джота Асланович говорит в трубку: «Да-да, Джота Абухба слушает…».

Много еще смешного можно вспомнить. Джоту Аслановича иногда подводила память – сказывалась пережитая война, да и не юным он уже тогда был, хотя и не старым. Но все это нам не мешало его глубоко уважать и почитать, тепло к нему относиться. Его уход из жизни в 1978 году после болезни стал для нас шоком. Я помню, как через половину города Гудауты, от его дома до редакции, я, еще юная, только что из вуза, шла впереди траурной процессии, не стесняясь, с портретом Джоты Аслановича. И написала тот самый некролог, в котором были такие строки: «На 64-м году жизни после продолжительной болезни ушел из жизни наш товарищ, заведующий отделом сельского хозяйства газеты «Бзыбь» Джота Асланович Абухба. Мы пока не свыклись с этим фактом. Наши руки еще помнят тепло его рук, память бережно хранит его улыбку, смех, шутки»; «Джота Асланович был человеком доброго и щедрого сердца, жизнерадостным и жизнелюбивым, мягким и отзывчивым».

Газета «Бзыбь» была двуязычной, я писала на русском языке, а он – на абхазском, и в плане творчества я у него, возможно, ничему не училась, а вот человеческие качества, я и мы все у него перенимали. Нам особо импонировало его трепетное отношение к семье, к доченьке, позднему своему ребенку, о которой часто рассказывал – что она делает, как говорит, о первых шагах её в школу и т.д.

По профессии он был педагогом, работал в школе. Война его застала, когда он находился на службе в рядах Советской (тогда Красной) армии, в которую был призван в 1939 году. О военных его подвигах расскажу ниже, а сейчас отмечу то, что было очень важным для того советско-партийного периода. Он был членом КПСС. И судя по дате его биографии – 1941 год, месяц не известен, – вступил он в партию скорее всего накануне войны, во время службы. И потом, когда вернулся домой, много лет работал в Гудаутском райкоме партии на различных должностях. Уже даже работая в райгазете завотделом сельского хозяйства (1958 – 1960 годы), Абухба вновь возвращался в партийный орган, видимо, он там был востребован. Ведь Коммунистическая партия заботилась о кадрах, их расстановке на ответственных должностях. Джота Асланович был инструктором-пропагандистом райкома партии, когда его в 1948 году направили на учебу в партийную школу в Тбилиси. После её окончания ему было доверено возглавить районную плановую комиссию Гудаутского райисполкома, чуть позже работал начальником отделения «Союзпечать» – организации, которой сейчас в Абхазии не существует (будем надеяться, что это временно, так как очень необходима для распространения прессы).

В газету «Бзыбь» во второй раз Джота Абухба пришел в октябре 1965 года (после трех лет работы инструктором орготдела райкома партии) на прежнюю должность заведующего отделом сельского хозяйства и работал в ней ещё 13 лет, то есть до конца жизни.

Но главной вехой в его жизни была, бесспорно, война. О том, как он партизанил в белорусских лесах, написано в разных газетах – белорусских и наших местных. Они собраны в папке Вячеславом Абухба. И главные источники информации о боевых подвигах Джоты Абухба – это письмо из Брестской области от бывшего замкомандира партизанского отряда имени Доватора бригады «Чкалова» Первого Минского партизанского соединения Василия Петровича Башкатова. В поисках своего друга-фронтовика он обратился еще в 60-х годах прошлого века в редакцию газеты «Советская Абхазия» и подробно тогда рассказал о мужестве и подвигах Джоты Аслановича. Второй источник – это сама газета «Советская Абхазия», чей корреспондент встретился с Д.Абухба и подробно написал о нем. Белорусские газеты, аккуратно сложенные в предоставленной мне папке, я прочитать, естественно, не смогла. И я сейчас, перебирая архивные материалы, поймала себя на мысли о том, что мы в газете «Бзыбь», работая рядом бок о бок, ни строчки (кроме некролога, а он не в счет), не написали о нем – ни я, ни старшие мои коллеги, а знали же, что наш коллега партизанил, что тащил за собой плуг по пахотным полям…

Действительно, большое видится на расстоянии. И я гляжу на него сквозь года. Осмысливаю. Перечитываю. Но пересказывать тексты архивных документов и газетных материалов не буду. Остановлюсь только на основных фрагментах:

«В июле 1941 года на оккупированной территории стали создавать партизанские отряды в тылу врага и вести с ним беспощадную борьбу. Мы тоже создали партизанский отряд… Вскоре приказом по отряду Джота был назначен командиром отделения».

«Отделению Джоты была поставлена задача пройти скрытно до железной дороги и спустить под откос вражеский эшелон. Эта задача была успешно выполнена. По возвращении в отряд (а это более 50 километров) Джота узнал, что в деревню, мимо которой они проходили, приехали фашистские каратели на автомашинах и забирают людей для угона в Германию на каторжные работы.

Джота быстро принимает решение: внезапно атаковать противника. У отделения был один ручной пулемёт, три автомата и винтовки. Командир быстро расставил партизан в лесу около деревни. По его сигналу партизаны открыли пулеметно-автоматный и винтовочный огонь бронебойно-зажигательными патронами по автомашинам, которые стояли в конце деревни на открытом месте. Немцы, видя, что они окружены, бросились врассыпную и почти не оказали сопротивления. В этой операции бойцы отделения Абухба уничтожили 12 карателей, двоих взяли в плен, сожгли четыре автомашины. А на двух Абухба приехал в отряд с трофейным оружием и боеприпасами. К тому же привез 23 человека нового пополнения…

После этой операции Абухба назначили командиром взвода, а позже – политруком роты».

«В мае 1943 года Абухба назначается командиром роты, которой командует до соединения с частями Советской армии».

«Подпольный ЦК Белоруссии организовал с 18 по 21 июня 1944 г. «рельсовую войну». В 24 часа 18 июня по всей Белоруссии партизаны одновременно взорвали сотни километров железнодорожного полотна. Выполняя это правительственное задание, рота Абухба подорвала 15 рельсов».

«Свыше ста операций совершила рота Абухба. На её боевом счету 5 спущенных под откос вражеских эшелонов, 9 подорванных автомашин с немецкими солдатами».

«На личном счету Абухба – 37 немецких солдат и полицейских».

Заслуги Джоты Абухба перед Родиной в дни войны были оценены высоко – награжден орденом Боевого Красного Знамени и семью медалями, в числе которых «Партизану Отечественной войны» I и II степеней.

В военной биографии Джоты Аслановича меня тронул факт, о котором рассказал в письме в газету «Советская Абхазия» его боевой друг Василий Башкатов: «В одном из боев Джота был ранен. Я и мои бойцы носили его на плащ-палатке более двух недель по белорусским лесам и болотам и сами его вылечили». Это какое же было у бойцов братство, чтобы в условиях партизанской войны, в жесточайших условиях и смертельно опасных нести на руках две недели подряд раненого! Когда это письмо пришло в газету, а потом дошло до Джоты Аслановича, он, конечно же, пригласил искавшего его друга Башкатова в Гудауту. То была счастливая встреча ветеранов Великой Отечественной.

…Джота Асланович родился в 1914 году, а это значит, что в будущем году мы, журналисты, можем отметить 105-летний юбилей коллеги.

Память о нем чтут в его семье. Я была удивлена тому, что Вячеслав Фиратович Абухба на работе хранит целую папку документов о своем дяде Аслане. И он о нём сам написал статью в российскую газету «Комсомольская правда» еще в 2010 году. В ней Вячеслав вспоминает: «В Гудаутский дом, где мы вместе жили, часто приезжали и другие товарищи Джоты по партизанскому отряду. И тогда воспоминаниям не было конца. Однажды приехал партизанский врач-хирург. Он рассказал, как не раз делал операции в лесу, используя… обычную ножовку. Это так впечатлило меня, что я решил стать хирургом. И стал им».

Но это не все, что связывает Вячеслава Абухба с войной вообще. В самом начале грузино-абхазской войны в танке погиб его родной брат Лева. Кстати, это был первый из погибших среди знакомых мне людей, потом их пошла, увы, вереница. Тогда Вячеслав ещё находился в Сухуме, но смог выбраться в Гудауту на похороны брата, да так там, конечно же, и остался (чуть позже через российских военных вывез из Сухума сына и жену). И всю войну он работал в Гудаутском госпитале, день и ночь стоя у операционного стола и спасая раненых бойцов. Я сама не раз была свидетельницей этого. Тогда все врачи работали именно так – без сна и отдыха.

Видимо, у каждого поколения людей предопределена своя судьба: своя война, своя трагедия, свои испытания. Выдержать их с честью – это подвиг.

Заира ЦВИЖБА

Номер:  59
Выпуск:  3660
Рубрика:  общество
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *