Дамаск признал Сухум и Цхинвал – это реальность, продолжаем действовать

Сирия стала еще одним государством, признавшим новый статус-кво на Кавказе и намеренным установить дипломатические отношения с Сухумом и Цхинвалом. Уже в ближайшее время ожидаются официальные визиты и переговоры на уровне глав государств (так, в июне в Дамаск, возможно, отправится президент Южной Осетии Анатолий Бибилов). 

На Западе, естественно, не довольны. По словам официального представителя Госдепа США Хизер Науэрт, это решение не стало для США какой-то неожиданностью, оно неразумно и ничего не меняет. А в ЕС отметили, что решение Дамаска противоречит международному праву и резолюциям ООН (любопытно тут было бы уточнить, как там с правом народов на самоопределение – очередной привет ящику Пандоры, открытому в Косово).  

Окно Овертона

Больше всего, естественно, возмущена Грузия. В Тбилиси уже запустили процедуру разрыва дипотношений с Дамаском, а также всячески пытаются нивелировать значимость произошедшего события. Говорят о его нелегитимности.

«Режим признал режим, и оба режима рады. Это решение Башара аль-Асада не имеет и не может иметь легитимации и поддержки сирийского народа», — уверяет один из лидеров «Грузинской мечты» Арчил Талаквадзе. 

Уверяют о ничтожности. «Признание Сирией независимости Абхазии и «т.н. Южной Осетии» ничего не значит. Страны, которые до того признали, Науру и еще кто-то, ничего не представляют», — уверяет член парламента Грузии Саломе Зурабишвили. 

Они, конечно же, не правы. И не только потому, что Асад юридически является легитимным президентом своей страны и говорит за сирийский народ. И даже не только потому, что Сирия – это третья крупная страна (после России и Венесуэлы), которая признала независимость республик.

Нужно понимать, что новые признания независимости республик (как со стороны больших, так и малых стран) подчеркивают сложившуюся реальность и, в полном соответствии с принципом окна Овертона, приближают тотальное международное признание реального статус-кво и разрушают «международный режим непризнания», о котором говорит министр иностранных дел Грузии Михаил Джанелидзе. Официальный Тбилиси может накладывать санкции на признающих, разрывать с ними отношения – однако изменить тренд таким образом Грузия не в состоянии. 

Слова бывшего госминистра по вопросам примирения и гражданского равенства Пааты Закареишвили о том, что «в лице Грузии Сирия может получить государство, которое не пощадит ее», вызывают лишь удивление и недоумение – а каким образом Тбилиси может «не пощадить» Дамаск? При всем уважении к ней, Грузия не является Китаем, разрыва отношений с которым (неизбежного в случае признания независимости Тайваня) боятся многие страны. Никакой международной коалиции, которая коллективно бы разрывала отношения с признающими реальность странами, Грузия инициировать не может. Изменить реальный статус-кво Тбилиси также не в состоянии.

А значит, есть лишь один эффективный вариант действий – признать реальность и начать выстраивать с новыми республиками договорные отношения, с надеждой на то, что в будущем удастся восстановить добрососедские связи и возможно даже попытаться реинтегрировать их в свой состав. Достаточно вялые попытки такого восстановления уже предпринимались грузинским руководством, и хотелось бы, чтобы оно продолжало «подходы к снаряду» с большим энтузиазмом. 

Суетиться не надо

Что же касается интересов Южной Осетии и Абхазии, то основная угроза им исходит не от каких-то действий Грузии, а от собственного головокружения от успехов. 

Особо следует сказать о международной поддержке российских инициатив. Да, Москве очень бы хотелось, чтобы ее партнеры и союзники признали независимость обеих республик. Да, россияне считают (и небезосновательно), что тот объем политико-экономической помощи, который Кремль поставляет своим союзникам на постсоветском пространстве (в том числе и в рамках евразийской интеграции), должен приносить и внешнеполитические дивиденды, особенно в вопросах, имеющих серьезную идеологическую ценность для Кремля. Однако внешнеполитическое удовлетворение не должно производиться за счет ущерба реальным российским интересам. Причем ущерба, который по масштабам превосходит значимость поддержки.

 Москва на всех уровнях дает понять, что она уважает интересы своих союзников и, в отличие от той же Европы, не заставляет их выбирать между ней и Западом. И если в попытках ускорить (не инициировать, а именно ускорить) процесс международного признания Южной Осетии и Абхазии Кремль начнет принуждать кого-то и требовать полной и абсолютной солидарности, то он фактически повторит ошибку американцев, навязывающих сейчас Европе свою повестку в ущерб европейским интересам. И, таким образом, сам создаст трещину в союзнических отношениях.

Тот же президент РБ Александр Лукашенко в свое время честно говорил, что он был готов признать Южную Осетию и Абхазию, но лишь в том случае, если тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев был бы готов компенсировать Беларуси экономический ущерб, который она бы понесла. Медведев отказался – и Лукашенко тоже. 

От союзников можно и нужно требовать безусловной консолидации и поддержки, но лишь в тех случаях, когда она действительно жизненно необходима. Признание Южной Осетии и Абхазии под эту категорию не попадает. Время в этом вопросе и без того играет в пользу Сухума и Цхинвала, поэтому суетиться не надо. 

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг*