Первый «военный» Новый год: воспоминания Светланы Корсая

Бадри Есиава, Sputnik

Без света и тепла

Первый «военный» Новый год журналист Светлана Корсая и ее коллеги встретили в стенах детского сада в Гудауте, где в то время нашли временное пристанище сотрудники Абхазского телевидения. В тот вечер не было света, вспомнила она, а праздничный стол украсил вареный козленок.

«Не было электричество. Кто-то подарил нам, по-моему, козленка. Вечером 31 декабря, когда все пришли со съемок, во дворе этого садика ребята разделывали его. Что у нас могло быть на столе тогда? Конечно, мамалыга и этот вареный козленок», — поделилась Корсая.

Она добавила, что к началу 1993 года, в Гудаутском детском саду собралось около 30 журналистов. В основном, это были мужчины. Среди девушек были сама Светлана Корсая, Заира Бигвава, Эмма Ходжаа, Людмила Хагба, Фатима Кутелия.

«Это те, кто жил в том детском саду. Я не говорю о тех, кто работал на телевидении, и были из Гудаутского района или самого города. Они с нами не жили. Хорошо запомнила Валеру Ажиба, который работал на телевидении инженером, но когда началась война, ушел на фронт. Точно не помню, то ли его ранили, то ли сломал ногу, но какое-то время он лежал в госпитале, а затем находился на телевидении в Гудауте. Каждый день делал какие-то упражнения, чтоб обратно быстрее попасть на фронт. Мы очень подружились за это время», — сказала Корсая.

В ночь на Новый 1993 год, призналась Светлана Корсая, ее одолевала ностальгия по Сухуму. Мысли о том, что столица Абхазии в руках врага, о погибших близких и неопределенном будущем, делала праздник грустным. Переживания журналистки усиливали отсутствие света и тепла.

«Сейчас, когда выключают свет на 10-20 минут, сразу в социальных сетях появляются истерические нотки. А тогда мы встречали Новый год без света и тепла. У нас была одна печка и то электрическая. Было очень грустно. Казалось, что Сухум далеко и точно не знали, доберемся мы до него или нет, хотя не сомневались, что в итоге там будем, но не знали, какой ценой это случится и увидим ли мы сами это», — вспоминает ночь на 1 января 1993 года Корсая.

В ту ночь Корсая едва сдерживала слезы. Увидев, в каких терзаниях, и в каком душевном состоянии она пребывает, к ней подошел Валерий Ажиба. Он приобнял девушку и сказал слова, от которых девушка зарыдала.

«Верь мне, мы обязательно будем в Сухуме, сказал мне Валера, и я сразу начала реветь. Каждый Новый год я вспоминаю наших ребят – Анзора Кварчелия, Астамура Садзба, Ахру Акаба, который погиб не на войне, но именно она стала причиной его раннего ухода. Я все время думаю, как было бы здорово, если не было этих потерь», — рассказала Корсая и добавила, что воспоминания о своих погибших за родину товарищах делают каждый ее праздник тоскливым.

Первые потери

Духом никто не падал. Несмотря на обстановку, ту новогодняя ночь журналисты и бойцы абхазской армии постарались сделать ее веселой и счастливой, насколько это было возможно в тот момент. Пели песни, танцевали и даже читали стихи, вспомнила Корсая.

Война не знает праздников и выходных. Буквально в первых числах января 1993 года боевые действия возобновились.

«Уже пятого января, после неудачного наступления, мы получили много убитых. Тогда убили брата нашего Джамбула Джопуа. Я помню, как он тогда сидел и тихо плакал, потому что потерял единственного брата. Сам он тоже не дожил до победы. Хочется, чтобы мы не забывали всех этих ребят, которые так убежденно поднимали дух всего нашего народа. Это очень важно, когда рядом оказываются такие люди», — сказала Светлана Корсая.

Она подчеркнула, что работа журналистов в тот тяжелый для страны период была особенно важной. Информацию Корсая сравнила с настоящим оружием, без которой победы могло бы и не быть.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *