Век и год: о жизни Александра Чачба-Шервашидзе

Анжелика Бения, Sputnik

График, живописец, сценограф, искусствовед и художественный критик — все это о князе, правнуке правителя Абхазского княжества Келешбея Чачба – Александре Константиновиче Чачба-Шервашидзе.

Родившись в Феодосии, правнук правителя Абхазского княжества всегда интересовался жизнью своей страны.

29 мая 1905 года в Париже князь Александр Константинович Чачба-Шервашидзе обвенчался с Екатериной Васильевной Падалка. Князь в то время заканчивал свое художественное образование в студии Фернана Кормона в Париже. Александру было 38, Екатерине 29 лет.

Вот, что пишет Александр Бенуа в своей книге «Мои воспоминания» о супругах Шервашидзе:

«…из самых первых, кто после Бальмонтов последовал за нами в Примель, был наш новый знакомый, необычайно милый и прелестный человек – художник, князь Александр Константинович Шервашидзе. Его род принадлежал к самой достоверной и древней кавказской аристократии, а предки его были, как говорят, даже царями Абхазии, но Александр Константинович, хоть и был очень породист с виду, однако, обладал весьма скудными средствами, вел жизнь более чем скромную. Он был женат на особе прекрасных душевных качеств, умной и образованной… и он, и она были настоящими бедняками. Относился он, во всяком случае, к Екатерине Васильеве если и без каких-либо проявлений нежности, то все же с изысканной вежливостью».

После первой русской революции (1905 год — ред.) изменилась национальная политика царского правительства, благодаря чему, часть изгнанников стала возвращаться на родину. Возможность вернуться за землю предков получил и сын князя. Александр Константинович впервые приезжает в Абхазию в 1918 году.

Приехав в Сухум, он занялся культурно просветительской деятельностью. По его инициативе была открыта детская художественная школа, в которой мастер вел уроки рисования. А при Сухумском артистическом обществе были созданы театральные курсы для местной молодежи.

Вместе с другими театральными деятелями, Чачба поставил несколько спектаклей, в том числе «Раненый в сердце».

Из-за острой политической обстановки Александр Чачба был вынужден покинуть Абхазию. Гонимый художник остановился в Крыму, в Коктебеле, где и получил приглашение от Сергея Дягилева работать сценографом в «Русском балете», который в то время находился в Лондоне. В «Русском балете» Чачба проработал до 1948 года.

© Sputnik Амра Амичба
Презентация книги «Александр Чачба»

Возвращение наследия

Внук художника Демосфен Зайцев часто приезжает в Абхазию.

По его словам, несмотря на то, что на чужбине художник нуждался, он отказывался продавать свои работы и завещал их в дар родине. К сожалению,  далеко не все полотна находятся сегодня в Абхазии. В фонде Государственной национальной картинной галереи Абхазии сегодня хранится всего 220 работ абхазского художника.

«Матушка (дочь художника, Русудана Александровна — ред.) завязала с ним переписку, и в первом письме он написал, что очень хочет вернуться на родину. Так и прошли 10 лет бесполезных хлопот, чтобы перевезти его сюда. Только в 1968 году маме удалось выехать к нему», – поделился Демосфен Зайцев.

Но встретиться с отцом Русудана не успела. Он скончался 17 августа в 1968 году в возрасте 101 года вдали от родины, в Монако. Перезахоронить художника в Сухуме удалось лишь спустя 17 лет.

«Мама поехала к нему на могилку. Похоронен он был в Ницце, на русском кладбище Кокад. Приехав, она остановилась у Анны Степановны, супруги Михаила Джотовича Шервашидзе. Она передала матушке все документы, все записные книжки, весь архив деда. Когда мама заглянула в эти блокноты, она была приятно поражена. Он оставил столько записей и проектов, актуальных и сегодня: театры на открытом воздухе, игры, советы по убранству Сухума, и многое другое. Она была поражена тем, что дед, находясь вдали от родины, все время думал об Абхазии. Мама ездил и в Ереванский музей — не дали работы, и в Тбилиси — там дали мелочь. Она писала и в другие города. Давали только сфотографировать», – сказал внук художника.

Из писем

Супруга Александра Константиновича Екатерина Васильевна была старшим преподавателем Сухумского Госпединститута. Она умерла в 1955 году, не зная ничего о судьбе супруга.

Ее всегда беспокоило, что его работы останутся за рубежом и не попадут на родину, писала в записях Русудана Александровна Чачба (дочь художника — ред). В 1958 году Александр Константинович с теплотой писал дочери о супруге:

«…Твоя мать – моя законная жена, была выдающаяся женщиной по уму и образованию научному. Мужественная женщина. Бог ее наказал, связав со мной. Мое оправдание только в том, что я и она были различного круга люди – она ученая, а я художник… О твоей покойной матери в моей душе самые лучшие воспоминания и чувства…».

Также из писем Александра Константиновича дочери после разлуки написано:

«…Из Парижа я уехал в 1939 году, как началась война. Так как я работал все время моей жизни за границей для балета Дягилева, а затем и для его преемников, то не изменил своей профессии декоратора театра. Между делом писал портреты и тому подобное. Работать перестал после кончины жены моей Натальи Ильиничны в 1948 году. Изредка еще кое-что делал для балета в Монте-Карло, но это были пустяки. Уже три года не беру ни кисти, ни карандашей в руки…».

Позже в других его письмах упоминается работа из «пустяков»:

«Я писал декорацию Шехерезады по воспоминанию, и эта работа моя (более тысячи квадратных метров) в течение пяти дней и по восемь часов в день… все же я одолел старческое бессилие, и по общему признанию Шехерезада (под Бакста) моя самая удачная по впечатлению, грандиозности и красочности».

О плодотворной деятельности за рубежом красноречиво говорится в «Словаре современного балета» (Париж, 1957):

«При всей своей скромности, он был весьма ценным работником Русских балетов. Без него декорационные дерзания, к которым стремился и которых требовал Дягилев от художников, не могли бы достигнуть такого высокого уровня и качества, которые были им свойственны».

Наряду со сценографией мастер, занимался станковой живописью и графикой. Его кисти принадлежат получившие в свое время высокую оценку портреты современников.

Кроме того, Чачба был художественным критиком. Он писал статьи о Сезанне, Ван Гоге, Бенуа и о других культовых художниках.

Чачба сформировался как художник на основе русской реалистической художественной школы и глубокого изучения европейской культуры во Франции. В начале XX века (1907-1918 годы) он был одним из самых известных сценографов Петербургских императорских театров – Мариинского и Александринского. Чачба наравне работал вместе с русскими художниками-реформаторами театрально-декоративного искусства, такими как Александр Бенуа, Александр Головин, Валентин Серов, Лев Бакст, с зарубежными мастерами Пабло Пикассо, Жорж Брак и Андре Дерен.

Патриот трех культур

Судьба художника – 101 год жизни – целая летопись истории сценического изобразительного искусства XX века. В Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства, в котором хранится наследие Шервашидзе, его очень любят и гордятся этой коллекцией, отметила министр культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии Эльвира Арсалия.

«А Шервашидзе часто говорят, что он патриот абхазской, русской и французской культур. Удивительным образом, в его судьбе и творчестве все три страны получили одинаковое звучание. Его наследие осталось в трех странах. Ему повезло быть признанным при жизни. Есть художники, которые получили славу и признание после смерти, Александра Чачба оценили еще при жизни. Это редкое везение», – добавила она.

Работы Александра Константиновича находятся в частной коллекции Николя Лобанова-Ростовского, в Бахрушинском музее, Санкт-петербургском театральном музее, в Тбилиси.

«Наследие, которое у нас хранится – это ведь великое счастье. Не было бы этих работ у нас сегодня, если бы он не был патриотом. Он ведь здесь закладывал и театральное общество, и профессиональное общество художников, которое потом переросло в художественную школу. Видимо, в поддержку этого всего он принял такое решение», – отметила министр.

Арсалия назвала интересными три автопортрета Александра Константиновича: первый автопортрет 1905 года, на котором изображен молодой художник, второй автопортрет, на котором художник среднего возраста с сигаретой на зеленом фоне. Третий автопортрет написан уже в 1940 году.

© Фото: Public domain
Князь Александр Шервашидзе (Чачба).

Натюрморты – не самое главное в творчестве Александра Константиновича, ведь, прежде всего, он был театральным художником, добавила она.

«Все художники знают, насколько сложно увеличить маленький эскиз, как композиционно он распадается. Есть художник, а есть художник исполнитель. Будучи художником-исполнителем, он поднимал уровень этого исполнения настолько, что тот художник, по эскизам которого он это делал, признавал эту работу как выдающееся произведение», – сказала Арсалия.

В пример можно привести маленький эскиз Пикассо «Голубой вагон», который повторил художник на огромном полотне. Качество занавеса, выполненного Александром Чачба, было столь высоко, что Пикассо собственноручно расписался на нем.

«Я еще жив»

Последние годы своей жизни Александр Константинович провел в одиночестве. Он писал в 1958 году:

«…Я живу очень уединенно, так как люди моей профессии меня утомляют и кажутся в некотором смысле невеждами, на самом деле, будучи очень умными…».

В возрасте, перешагнувшем за 90 лет, мечтая о приезде в Сухум, он стремился к общению с молодыми коллегами с тем, чтобы передать им свой опыт. Он писал родным в том же 1958 году:

«…Прошу узнать, как я буду в Сухуме жить и смогу ли работать, то есть заниматься рисованием и живописью в смысле преподавания…».

В 1956 году в статье художника-искусствоведа Пиралишвили, посвященной творчеству Шервашидзе, опубликованной в грузинском журнале «Дроша» было сообщено о смерти Александра Чачба.

Статья попала в руки пожилого художника в 1958 году. Он ответил благодарственным письмом автору статьи:

«Исправляю небольшую неточность. Я еще жив, к моему удивлению. Не болею и живу совершенно один. …Все, что имею, готов отдать для музеев в Тбилиси и Сухум…».

Работы  Александра Чачба-Шервашидзе хранятся в Сухуме, Москве, Киеве, а также в частных коллекциях в Париже и Каннах. Художник скончался на 101 году жизни в Монако. И только 12 мая 1985 года  он навсегда вернулся на родину.

Большую жизнь прожил первый профессиональный абхазский  художник, крупнейший  декоратор театров дореволюционной России, ведущий художественный оформитель спектаклей петербургских театров Александр Константинович Шервашидзе-Чачба. Имя Александра Чачба носит Сухумское художественное училище.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *