Индийский транзит: что искала и обрела в Абхазии русская художница

Асида Квициния, Sputnik

Параллели с Индией

В Абхазию Арина Веденичкина попала после двух лет жизни в Индии.

«В 20-летнем возрасте, будучи совсем юной, я работала в балетном театре Санкт-Петербурга. Шила пачки, костюмы, выполняя общую работу костюмера. Но однажды в какой-то момент мне захотелось ощутить себя художником. А кто такой художник? Это не только тот человек, который держит кисточку и пишет стихи, в моем понимании это творец своей жизни. В тот период мне захотелось ощутить чужую жизнь и свободу, а Индия мне именно такой и казалось — страна контрастов и невероятной энергетики, откуда возвращаешься совсем другим человеком. Эти мысли меня закружили, заворожили, и больше всего на свете мне захотелось оказаться там»,- вспоминает художница.

Арина погрузилась в мир не туристической «витринной» Индии, а в жизнь страны со всеми ее контрастами.

«Мое путешествие было как физическое, так и духовное. Оказавшись в Мумбаи, в первые минуты я потеряла все деньги, и мне пришлось искать возможности заработка. Языка я не знала, но быстро заговорила на английском, которым хорошо владеет местное население. Работа нашлась быстро, я стала обучать местных детей, знание живописи сильно пригодилось мне», — рассказывает художница.

Арина попала в настоящие трущобы Индии. В силу своего возраста, как рассказывает Арина, все ей казалось бесконечно интересным. Но спустя два года она все же вернулась в Санкт-Петербург и продолжила работу в театре.

«Работая в Питере в качестве исполнителя, я не ощущала внутреннего я, мысли вернуться в Индию стали все чаще меня посещать. И однажды вечером на кухне мастерской мой учитель рассказывал мне увлекательную историю, которая проходила в Пицунде во времена советской Абхазии. Он стал показывать снятые им здесь фотографии. Архитектура страны и рассказ моего учителя поразили меня. Это помогло мне принять решение и стало первым толчком к моим новым приключениям. Я была счастлива в Индии, в этой стране присутствует удивительная энергетика, по возвращении мне стало не хватать таких же эмоций в поисках вдохновения, в поисках себя, я и отправилась в Абхазию», — вспоминает художница.

Арина посетила Абхазию летом. Остановилась в Новом Афоне, где первое время снимала небольшой домик. Начала исследовать местность.

«Первое, что я хотела увидеть по прибытии, — это афонский монастырь и станцию Псырцха. Эта станция, на мой взгляд, является чудом света. Она сконструирована по принципу золотого сечения, по всему миру это считается большой редкостью», — рассказывает Арина.

Так она и прожила до зимы.

«Пришло время возвращаться в Петербург, но при любой возможности я приезжала в Абхазию. Я моталась туда-сюда в течение года. В июне у меня закончился театральный сезон, и все это время мыслями я находилась в Абхазии, понимая, что больше не могу находиться в Петербурге, я приняла решение вернуться в Страну души навсегда», — воодушевленно признается она.

На этот раз Арина переместилась в горы. Здесь сделала серию фотоэтюдов о природе, исторических объектах и людях.

«Через мои фотографии я пыталась построить такую эмоциональную цепочку, которая правильно сможет передать облик местности, портреты людей. Почему я ушла в горы? Мне кажется, именно там, в горах, ярко выражена энергия души этой страны. В том месте, где мне довелось жить, я познакомилась с людьми, которые тесно связаны с войной, пережили они ее два десятка лет назад, но боль этой земли до сих пор ощущается сильно. Мое творчество нацелено на энергетику, которую я ощущаю от территории и людей. Эта страна не признана в мире, но люди здесь абсолютно свободные, и самое удивительное, чаще всего сюда приезжают именно за свободой, где и находят ее», — делится Арина.

Дети гор

За три года жизни в Абхазии Арина много времени проводит с сельскими детьми, которым преподает живопись.

«Поработав здесь некоторое время с детьми, я была поражена тому, насколько каждый из них талантлив в живописи. О том, как рисует человек, можно многое сказать о его характере, а дети, рожденные в этой стране, не боятся цвета, не боятся быть открытыми и искренними. Это удивительно, ребенок открывает банку яркой краски и выливает ее на холст, и начинает разводить, и смешивать цвета, это показывает, насколько у него яркий темперамент и абсолютно отсутствует замкнутость в себе. Сейчас у меня 12 учеников в возрасте 6-10 лет, я с большим теплом храню в своей специальной папке все их работы», — с гордостью говорит она.

В горной Абхазии совершенно другая жизнь, уверена художница. По ее наблюдениям, часто родители не верят в творческие способности своих детей, так как повседневные заботы не позволяют им отвлекаться на «глупости».

«Дети с раннего возраста могут смотреть за младшими детей, мальчики в возрасте 13 лет могут чинить и даже водить машину. Для меня это было так странно. Мой ученик сидит за рулем «Волги» и едет по горе. Дети всегда чем-то заняты по хозяйству, и им некогда отвлекаться», — говорит Арина.

Здесь стреляли

На протяжении трех лет Арина фотографировала жизнь абхазских жителей и разные уголки страны. Все полученное сырье художница собрала в небольшой фотопроект, который назвала «Здесь стреляли».

«Я не позиционирую себя как фотограф. Для меня фотография — это некоторое сырье, картинка, с помощью которой я сохраняю историю, и более того фотография — это чудодейственный инструмент, она может поднять какие-то важные вопросы. Моя цель показать душу этой страны и то, что ей пришлось пережить. Поэтому мой проект и называется «Здесь стреляли», — объясняет Арина.

Сегодня она продолжает жить в горах села Псырцха, но уже с мужем и ребенком. Художница отправилась в Абхазию в поисках себя, а нашла здесь свой дом, семью и место для творчества.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *