Виктор Джениа-Абаза: история большой дружбы и меценатства

Из Ачандары

История жизни известного общественного деятеля, мецената, заслуженного инженера-конструктора, заслуженного работника транспорта Абхазии Виктора Джениа началась в селе Ачандара. Он был одним из шестерых детей в семье Камидата Джениа и Хыджгуы Гулариа. Они поженились в довольно раннем возрасте, при чем Камидат свою невесту украл, как это часто происходило в те времена. Когда грянула Великая Отечественная война, Камидат ушел на фронт, а жена осталась одна с детьми. Маленькому Виктору тогда было семь лет. Его друг, односельчанин Александр Чамагуа вспоминает: «Семья оказалась на плечах матери – четверо мальчиков и две девочки, и она выходила  их. Обстановка была такая, что независимо от количества детей, родители должны были выполнять план по сбору табака, она и это успевала, и даже больше – именно к ней часто приходили те, кто не мог прокормить себя, просили кукурузу, какую-то еду, и она никому не отказывала, всем помогала». Что и говорить, в этой  семье дети с самых ранних лет узнали, что такое труд, потому что должны были помогать матери, стоять рядом, чтобы она ни делала.

Один из ближайших друзей Виктора Джениа Александр Хаджаратович Чамагуа, кандидат технических наук, отдавший тридцать лет жизни работе в Сухумском физико-техническом институте, рассказывает, что познакомился с Виктором в девятом классе ачандарской школы. Виктор был старше Александра, успел поучиться и в других школах, обладал явными лидерскими качествами и умел с легкостью заводить дружбу с другими ребятами. Неудивительно, что он понравился Александру, и они практически сразу стали близко общаться и дружить. Эту дружбу Виктор Джениа и Александр Чамагуа пронесли сквозь всю жизнь, хотя часто судьба складывалась так, что, казалось, их пути расходятся.

© Фото: Личный архив
Виктор Джениа

В школе друзья возглавили комсомольское движение. Однажды они взялись и доказали строгому преподавателю математики, который никому никогда в школе, где учились 400 детей, не поставил ни одной пятерки, что они заслуживают высшей оценки. Александр Чамагуа рассказывает, что одним из самых больших увлечений Виктора была вольная борьба, он участвовал в соревнованиях и даже занимал первые места в своей категории.

«После окончания девятого класса Виктору, который был старше всех нас на два года, исполнилось 18 лет, его призвали в армию. Мы учились с ним один год всего, но подружились так, будто были знакомы очень-очень давно».

Служил Виктор Джениа четыре года на флоте в одном из прибалтийских городов. Все это время он обменивался письмами с другом Александром Чамагуа.

«Я докладывал ему, что у нас по учебе, а он писал, что не бросает занятия и обязательно планирует, окончив школу, получить высшее образование. Виктор особенно много внимания уделял изучению русского языка и литературы», — вспоминает Александр.

«Физика и лирика» в МВТУ имени Баумана

В 1959 году Виктор Джениа вернулся из армии, окончил среднюю школу и отправился в Москву с амбициозной для простого ачандарского юноши целью поступить не куда-нибудь, а во ВГИК. К тому времени Александр Чамагуа уже был в Москве и учился на втором курсе Горного института. Что и говорить, он сопровождал Виктора, когда тот шел сдавать документы на поступление.

© Фото: Личный архив
Виктор Джениа

«Их даже не стали рассматривать, — вспоминает Чамагуа, — ну, знаете, юноша из глуши хочет поступить во ВГИК на операторский факультет, они же должны знать, есть способности или нет, вот и попросили фотографии или какие-то работы, чего у нас, конечно, не было. Документы вернули. Помню, как мы возвращались оттуда. По дороге Виктор был молчаливый, унылый такой, расстроился, где-то в разговоре промелькнуло, а  может, на физкультурный, физически-то был подготовлен, тем более после армии. Но я знал, что отец его против, как-то говорил об этом, вот я ему и сказал, что в «Бауманку» в то время там принимали по собеседованию».

Так в 1959 году Виктор Джениа неожиданно для себя самого поступил на первый курс МВТУ имени Баумана. Этому во многом поспособствовало само время – тогда это учебное заведение ковало кадры для изучения космоса. Идея покорить безвоздушное пространство лихорадила все советское общество в конце пятидесятых годов. В университет принимали с распростертыми объятиями. Это стало счастливой возможностью и для Виктора.

Первый год учебы в Бауманке дался нелегко. В шесть утра Виктор ездил из своего общежития на завод в Мытищи, отработав смену, приезжал в университет, слушал лекции и вдобавок еще получал сложнейшие домашние задания. Кто знает, продержался бы он при таких условиях целый год, если бы не Александр, который будучи уже второкурсником, хоть и в другом вузе, но помогал ему с учебой.

© Фото: Личный архив
Виктор Джениа

«Я часто просто пересказывал ему предметы, то, что уже проходил сам, — вспоминает Александр и, улыбнувшись, добавляет, — Кстати, благодаря этому я недавно выпустил и свою собственную книгу по геометрии на абхазском языке. Эта книга фактически написана на основе и по образу того пособия, которое я пересказывал Виктору. Просто я знал Виктора так, как не знали лекторы и преподаватели. Мой пересказ он легко воспринимал».

Чуть позже в «Бауманку» перевелся и сам Александр, и друзья опять стали неразлучны, вместе жили в общежитии. Помимо высококлассной подготовки по техническим дисциплинам, вуз, в котором они учились, дважды в месяц проводил мероприятие, которое называлось «Устный журнал». Это были встречи студентов с выдающимися деятелями науки, культуры и искусства.

«Устный журнал начинался в шесть часов вечера, а заканчивался в час ночи, а может, и позже, — вспоминает Александр, — кого только не приглашали к нам, а мы им задавали вопросы, слушали интереснейшие рассказы. Однажды был Евгений Леонов, он как раз в то время участвовал в съемках кинофильма «Полосатый рейс», а еще я запомнил встречу с композитором Хачатуряном, который говорил о том, как придумал знаменитый теперь на весь мир «Танец с саблями».

После окончания вуза Виктор Джениа работал в закрытом московском НИИ автоматических устройств систем посадки и спасения космических кораблей.  Вернувшись на родину, он работал ведущим конструктором в «Сухумприборе». 17 лет он проработал главным инженером Сухумского таксомоторного предприятия. Он был обладателем 11 авторских свидетельств на изобретения, которые были реализованы и внедрены в эксплуатацию сухумским таксопарком.

© Фото: Личный архив
Виктор Джениа

Где бы он ни работал, чем бы он ни занимался, кто бы у него ни был в подчинении, он всегда оставался человеком сдержанным, очень скромным, предельно деликатным.

«Не помню, чтобы он повышал голос, это не было в его природе, — говорит Александр Чамагуа, — какие бы ни происходили ситуации, а на производстве бывает всякое — и аварии, и поломки, он всегда умел спокойно и достойно отреагировать».

Это подтверждают все, кто лично был знаком с Виктором Джениа. Одна из них — супруга другого его ближайшего друга, известного режиссера Михаила Мархолиа – Дина Чукбар.

«Виктор Джениа получил все свои «заслуженности» воистину за большие труды и по справедливости, — считает Дина Чукбар, — но самое интересное, что об этом никто не знал. Будучи человеком предельно скромным, он никогда об этом не говорил, не выставлял напоказ свои собственные заслуги и достоинства».

Друзья-театралы

Вспоминая крепкую дружбу и верные отношения между Михаилом Мархолия и Виктором Джениа, Дина Ивановна Чукбар уверена, что все это случилось не просто так.

«Миша говорил, — рассказывает Чукбар, — что замечал тягу Виктора к театру. Он интересовался постановками, актерами, режиссерами».

Режиссер абхазского театра Михаил Мархолия сыграл в жизни своего друга Виктора Джениа судьбоносную роль, именно он познакомил его с будущей супругой – актрисой Софой Агумаа.

Вот как рассказывает Дина Ивановна Чукбар о судьбоносном вечере, когда Михаил Мархолия привел друга в зал, а на сцене играла Агумаа: «Миша сказал: я покажу ее на сцене во всей красе. А ставил он тогда пьесу киргизского автора «Дуэль». Софа Агумаа, молодая, стройная, красивая, была неотразима. Она играла 22-летнюю девушку. Критики писали о пьесе самые хвалебные отзывы, но был в зале еще один ценитель, тонко чувствующий, проницательный, и, как выяснилось позже, глубоко творческий человек. Это был Виктор. Спустя много лет, когда мы уже были седые, он признался мне, что спектакль «Дуэль» потряс его тогда. Это шел 1968 год. Он и оказался решающим, и счастливым для замечательной семейной пары Софы Агумаа и Виктора Джениа».

© Фото: Личный архив
Виктор Джениа

Виктор любил театр, кино, музыку, много читал и сам написал две книги  «Так все и было» и «Сюжет для романа».

Дружба Виктора Джениа и Михаила Мархолиа со временем становилась только крепче, а видеть, как они общаются, это все равно что смотреть театр миниатюр двух актеров, признается Дина Чукбар.

«Столько юмора и смеха, речь постоянно пересыпается всевозможными смешными репризами, остротами, шутками-прибаутками. Не знаю, была бы полной их жизнь, если бы не имела места в их судьбах такая большая дружба», — сказала она.

Фирма Виктора Абаза и меценатство

В 1990 Виктор Джениа открыл частную фирму, занимающуюся международными морскими пассажирскими перевозками. Осенью 1992 в связи с начавшейся войной фирма перебазировалась в  Сочи, где, помимо коммерческой деятельности, она фактически осуществляла функции посольства Абхазии на юге России. Именно тогда, кстати, Виктор Джениа взял приставкой к своей фамилии слово «Абаза», чтобы всем было очевидно, откуда и кто он.  Именно в фирму Виктора Абаза в Сочи за помощью, советом и финансовой поддержкой обращались соотечественники из Абхазии, как частные, так и официальные лица, а также все те, кто причислял себя к друзьям Абхазии – граждане России, соотечественники из Турции, Сирии и другие. По его инициативе в Сочи был открыт культурный центр «Апсны».

Меценатская деятельность Виктора Абаза во всем своем масштабе развернулась после войны, когда он вернулся в Сухум.

Он стал оказывать материальную поддержку инвалидам войны, молодым спортсменам, деятелям культуры, продолжительное время выплачивал заработную плату учителям родной ачандарской школы. Именно на деньги Виктора Абазы финансировались съемки телевизионных фильмов, шились костюмы для танцоров Государственного ансамбля песни и танца Абхазии,  а в 1997 году он стал издавать газету «Вечерний Сухум».

Но самое большое внимание Виктор Джениа-Абаза, конечно, уделял людям искусства. В 1998 году в восстановленном после пожара доме, на пересечении проспекта Аиааира и улицы Генерала Дбар, открыл Культурный центр «Абаза», где разместились театр миниатюр «Аамта» и выставочный зал. Это красивое бело-желтое здание для изголодавшихся после войны по театру зрителей стало местом, куда  время от времени они могли приходить и видеть игру блестящих абхазских актеров – Народной артистки Абхазии Софы Агумаа и ее коллег. Тут же было взращено новое поколение абхазских актеров – ныне труппы Государственного молодежного театра.

Софа Агумава

Делая так много для людей в очень сложное для Абхазии время, Виктор Камидатович все равно считал, что этого недостаточно. Однажды он поделился грустными мыслями со своими друзьями Мишей Мархолиа и Диной Чукбар. В один из вечеров  2002 года он пришел к друзьям в гости угрюмый и неразговорчивый, он с грустью сказал, что «как-то жизнь идет не так, как этого хотелось». На что ему стали удивленно возражать, напоминая, что у него прекрасная семья, а сам он уважаемый меценат, ученый, бизнесмен в конце концов, и тогда он сказал:

«Да, я стараюсь помогать, но это же капля в море, народ после войны бедствует, уж слишком большое расслоение общества на имущих и неимущих, что это так будет, я себе не представлял. Невозможно быть счастливым, когда плохо другим».

Это была последняя встреча друзей, через несколько дней 1 февраля 2002 года Виктора Джения не стало.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *