Герои Республики Абхазия

Герои Республики Абхазия21.12.2017

Герои Республики Абхазия

ПОДВИГ ВО ИМЯ ЖИЗНИ

29 ноября на историческом факультете Абхазского государственного университета прошел вечер памяти, посвященный 70-летию видного ученого-историка, Героя Абхазии Владимира Владимировича Анцупова

Эта встреча – свидетельство общей исторической памяти о прошедшей войне. Это, с одной стороны – дань уважения, признания и памяти тем, кто погиб и кто выжил в трагичный период нашей истории, с другой – проба новых методологических подходов в историческом познании и отражение мировоззрения, духовного мира, общественного сознания современного абхазского общества.

День начала войны – это день, когда наша жизнь переломилась пополам. Был замечательный летний день, и вдруг объявили о войне. Сразу все изменилось, всем стало понятно, что эта война будет непростой.

Война застала меня в Джгиарде, где я гостила у своей тети в доме Кецба Нури Михайловича. С первых же дней к ним в дом стали прибывать родственники и знакомые из Киндги, Тамыша и Кутола. Хозяин дома Нури Михайлович много лет был фельдшером Джгиардской больницы и лечил детей и взрослых из всех окрестных сел. Домочадцы привыкли, что он рано уходил в больницу и поздно возвращался. Однажды, встревоженный, он попросил собрать все имеющиеся в доме бинты, марлю, йод, анальгетики и противовоспалительные средства. Лекарства в больнице закончились, а у него был сложный пациент, который не слушал врача и поступал так, как считал нужным и возможным в данных обстоятельствах. Нури Михайлович, по-мужски скупой на пустые разговоры, все-таки сказал нам, что он очень сильно переживает за Владимира Анцупова, раненного в ногу, и боится, как бы рана не вызвала гангрену. Владимир Анцупов приходил с позиций на перевязку поздно ночью, ему промывали рану, перевязывали, несколько часов он находился в больнице, и до рассвета, чтобы никем не быть замеченным, уходил вновь. Так продолжалось много дней. Рана на ноге не успевала заживать и от большой нагрузки увеличивалась в размерах так, что при перевязке приходилось вкладывать в нее тампон с противовоспалительными лекарствами. Каждый из нас знает, как мучительна маленькая заноза, и поэтому диву даешься, как он терпел такую невыносимую боль. Какой силой воли и духа обладал этот человек – уму непостижимо!

Он был командиром, у него в подчинении находились люди. За всех этих бойцов он отвечал перед своей совестью. Молодые неопытные ребята шли в бой, под пули на верную смерть. Нужно было держать себя в руках и поддерживать всех бойцов. Такое по плечу только сильной и мужественной личности, каким был Владимир Анцупов. Многие бойцы о нем говорили, что он великий воин и у него величественная фамилия, которая сродни имени Анцуа, – на абхазском языке означает имя Бога.

Вся биография человека, история человеческой жизни соткана из едва заметных паутинок, разделенных пространством и временем, и их переплетение вообще не поддается рациональному объяснению. Поэтому я, отступая от последовательности в повествовании, остановлюсь на том, что гибель Анцупова была для нас, ткварчельцев, большим несчастьем и страшной потерей одного из боевых командиров Восточного фронта, с одной стороны, и моей личной внутренней драмой – с другой. Воспитанные в суровой строгости этикета подчинения младших старшим, между мужчиной и женщиной, даже в войну сложно было перейти эту границу, и я долго не решалась проявить инициативу и пригласить его в наш дом. В один из дней, когда мы с ним случайно встретились в городе, я попросила его от имени всех моих домочадцев зайти к нам в любое время и с его друзьями. Сказала, что у нас есть достаточно еды, горячей воды, и все это будет предоставлено в их распоряжение. Он сказал, что с радостью принимает приглашение и непременно зайдет в ближайшие дни. Затем я начала объяснять, где мой дом, на что он мне ответил, что в этом нет нужды, потому что он знает, где я живу. Горечь, которую я испытала в это мгновение, до сих пор остается в моем сердце. Он много раз проходил мимо нашего дома, но я не осмелилась его пригласить, а он не решился сам зайти, потому что знал, что в доме много людей. И в самом деле, в нашем доме жили 12 человек, постоянно приходили совсем незнакомые люди, которые могли среди ночи постучаться к нам и представиться от имени наших друзей или родственников, и наш дом был для них всегда открыт.

И я до сих пор глубоко сожалею, что не довелось мне оказать ему и его товарищам гостеприимство, что те «ближайшие дни» так и не наступили и канули в небытие. 14 декабря 1992 года прервалась его жизнь.

Вертолеты, которые в тот день прилетали в город, были «внеплановыми, их заказали», и как я понимаю, их полеты оплатили меркульцы. Как оказалось, за Владимиром Анцуповым следили и, скорее всего, по моему субъективному мнению, грузинская военная разведка сработала, сообщив о пассажирах вертолета, среди которых был и он.

Может быть, впервые в жизни я публично выскажу крамольную мысль, назвав его гибель и гибель более восьми десятков человек, среди которых были женщины и грудные дети, преднамеренным военно-политическим убийством.

Владимир Анцупов был не раз ранен, но не покидал своих подопечных и продолжал оставаться в строю. В самых сложных и трудных условиях умел правильно оценить обстановку, принять верное решение и добиться успеха.

В Ткварчели он создал спецгруппу из молодых бойцов, и под его непосредственным руководством они проходили военно-физическую подготовку. Было интересно наблюдать, как неокрепшие мальчишки из соседнего двора через короткое время после обучения в его спецгруппе становились подтянутыми, дисциплинированными бойцами. Полевые тренировки у них проходили на городском стадионе, и мне с балкона были видны их ежедневные многочасовые занятия боевой и физической подготовкой.

Однажды к нему попросился в отряд юноша, который страдал сложной формой косоглазия. Владимир Анцупов знал, что для парня и его родителей это очень важное решение, поэтому он принял его в свой отряд на общих основаниях и по общим правилам, тем самым прибавив счастья и этому парню, и его родителям. У него и для этого юноши нашлись время, отеческая участливость и чуткое внимание к его стремлению служить Родине.

Анцупова Владимира Владимировича я с гордостью и благодарностью называю своим преподавателем. Он преподавал нам дисциплину «История СССР», без которой невозможно широкое знание всеобщей истории. Студенты старше нас на курс говорили, что он очень строгий и весьма суровый. И мы с настороженностью ждали знакомства с ним. Надо сказать, что он действительно был строгим, но это не мешало нам с нетерпением ожидать его лекции, потому что они были всегда содержательны, интересны, и нам довелось в течение двух семестров слушать их. Безусловно, читал он лекции с большим знанием предмета, порой казалось, что при необходимости он может рассказать о любом историческом событии по дням и часам. Ему было свойствено давать сжатые, ясные и четкие определения того или иного исторического факта. Это был человек, в котором желание отдать свои знания доминировало над всеми остальными чертами характера.

Спасибо Владимиру Владимировичу Анцупову за его преподавательский труд и ратный подвиг. Это был человек долга, беспредельно преданный своему делу, верный сын абхазского народа, пламенный патриот своей Апсны. Его отличали глубокая всесторонняя профессиональная подготовка, высокая личная культура и образованность, талант военного организатора, чувство ответственности, доблесть, честь и мужество.

Все мы, пережившие военное время, хотим одного — мира. И ещё хотим, чтобы ценились те великие люди, которые дали народу возможность одержать победу.

Л. ХАРЧЛАА, кандидат исторических наук

Номер:  135
Выпуск:  3596
Рубрика:  общество
Автор:  Л. ХАРЧЛАА, кандидат исторических наук

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *