РАЗВАЛ В ДЕКАБРЕ 1991 ГОДА

РАЗВАЛ В ДЕКАБРЕ 1991 ГОДА15.12.2017

РАЗВАЛ В ДЕКАБРЕ 1991 ГОДА

В последнее время в российских СМИ часто обсуждают причины распада СССР. Однако почти никто из аналитиков не вспоминает, что первотолчком этого трагического события стало желание руководства ведущей республики страны – РСФСР – переформатировать отношения внутри страны.

В числе причин распада великого Советского Союза главной одни называют действия западных спецслужб, другие – некомпетентность тогдашнего руководства СССР, третьи – возродившиеся национальные конфликты, четвертые – затяжной экономический кризис и падение мировых цен на нефть.

Все это так. Но это были лишь факторы, способствовавшие болезни государственного аппарата страны. Главное было в другом.

Проблемы СССР в середине – конце 1980-х годов нарастали, как снежный ком, – и конца и края им не было видно. Горбачевский Советский Союз с его запредельным дефицитом и очевидной бесперспективностью, с его кровавой сталинской кармой и бессовестным лицемерием вождей просто осточертел советским гражданам.

«Так дальше жить нельзя!» и «Перемен требуют наши сердца!» – таков был главный лейтмотив тех дней.

Возникал извечный русский вопрос: «Что делать?» И пока экономисты пыхтели над утопиями типа «500 дней», из-за рубежа прозвучал голос, который четко очертил программу ближайших действий. Этот голос принадлежал изгнаннику и Нобелевскому лауреату Александру Солженицыну. В сентябре 1990 года в одной из центральных газет СССР – «Комсомольской правде» – вышла его статья «Как нам обустроить Россию» (причем по недосмотру корректора или специально – из названия исчез знак вопроса).

Сейчас весьма любопытно почитать некоторые выдержки из нее.

«Часы коммунизма свое отбили. Но бетонная постройка его еще не рухнула. И как бы нам, вместо освобождения, не расплющиться под его развалинами. Мы – на последнем докате», – вещал Александр Исаевич.

Радикальная ситуация, по мнению автора, требовала радикальных мер.

«…Да уже во многих окраинных республиках центробежные силы так разогнаны, что не остановить их без насилия и крови – да и не надо удерживать такой ценой! Как у нас все теперь поколесилось – так все равно «Советский Социалистический» развалится, все равно! – и выбора настоящего у нас нет, и размышлять-то не над чем, а только – поворачиваться проворней, чтоб упредить беды, чтобы раскол прошел без лишних страданий людских, и только тот, который уже действительно неизбежен.

И так я вижу: надо безотложно, громко, четко объявить: три прибалтийских республики, три закавказских республики, четыре среднеазиатских, да и Молдавия, если ее к Румынии больше тянет, эти одиннадцать – да! – НЕПРЕМЕННО И БЕСПОВОРОТНО будут отделены…

Итак, объявить о несомненном праве на полное отделение тех двенадцати республик надо безотлагательно и твердо. А если какие-то из них заколеблются, отделяться ли им? С той же несомненностью вынуждены объявить о НАШЕМ отделении от них – мы, оставшиеся. Это – уже слишком назрело, это необратимо, будет взрываться то там, то сям; все уже видят, что вместе нам не жить. Так не тянуть взаимное обременение».

И что же предлагал великий ум России? Путаясь в количестве среднеазиатских республик, он выдвигал идею демонтировать не только весь советский блок, но и отпустить в свободное плаванье 12 из 15 советских республик! А не захотят отделяться – самим от них отделиться!

Суть «плана Солженицына» заключалась в следующем – «сбросить» весь неликвид, все 12 республик, со всеми их проблемами (национализмом, этническими конфликтами, неравномерностью экономического развития) и оставить в новой стране только три славянские республики (Белоруссию, Россию, Украину), да еще Северный Казахстан вернуть России и вот в таком обновленном Российском Союзе жить себе припеваючи, продавая бывшим союзникам по Варшавскому договору и экс-республикам энергетическое сырье: «А еще – льготное снабжение Восточной Европы нашим сырьем. Пожили «социалистическим лагерем» – и хватит. За страны Восточней Европы – радуемся, и пусть живут и цветут свободно, – а платят за все по мировым ценам».

У Солженицына на языке было то, что у российской элиты давно уже было на уме: реализовать стратегию «уйти, чтобы остаться», столь успешно применимую британцами в своих бывших колониях. Российское общество все поняло правильно! Уже через год этот план был успешно реализован – и даже в более радикальных масштабах, чем предусматривалось: в спасательный баркас под названием «Российская Федерация» не взяли даже этнически близких белорусов и украинцев, посчитав, что 60 млн дополнительных ртов – это уже слишком. В своей речи на V внеочередном съезде народных депутатов РСФСР 28 октября 1991 года президент РФ Борис Ельцин пафосно заявил буквально следующее: «Россия не ставит перед собой цели возвыситься в ходе реформ над соседями, осуществить их за счет тех или иных республик. Мы готовы тесно сотрудничать в деле преобразований с дружественными суверенными государствами. Реформы в России – это путь к демократии, а не к империи».

Но в этих словах было определенное лукавство – ведь империя-то осталась (только в «облегченном» варианте). Все финансовые, транспортные, энергетические нити остались в руках центра. Поэтому ничто не мешало РФ наживаться на «ножницах цен», продавая сателлитам свои ресурсы, прежде всего, энергетические. А у тех, за неимением в тот момент альтернативных источников, просто не было другого выбора, как подчиниться этому диктату и платить. Таким образом из бывших республик в лучших традициях колониализма выкачивался капитал.

В результате, как и предполагалось, Российская Федерация оказалась в выигрышном положении, уровень жизни ее граждан стал заметно выше уровня жизни в большинстве прочих постсоветских республик, и оттуда началась миграция мозгов и рабочей силы в центр – но уже не по принуждению, не по комсомольской путевке или по распределению, а по собственной воле. В новую Россию пошел непрерывный поток молодой крови – при этом все затраты на воспитание и обучение молодежи несли сателлиты, бывшие республики. Казалось, это была беспроигрышная схема на долгие времена. Но форсированное расширение ЕС и НАТО спутало эти радужные планы.

Итак, что мы видим? Мы видим, что в 1990 году в центральной советской (российской) прессе уже открыто обсуждался вопрос о демонтаже СССР. И редакция «Комсомолки» после напечатания этой антисоветчины не только не отправилась в полном составе в Воркуту, но еще и принимала отзывы читателей, причем больше положительных, чем отрицательных.

Распад (а вернее – именно демонтаж) СССР был, как ни странно для некоторых это прозвучит, управляемым процессом, и предоставление советским республикам государственного суверенитета ни при каких иных обстоятельствах, кроме как с (молчаливого) согласия политической верхушки РСФСР – России, произойти не могло. Более того, при этом были соблюдены все «китайские церемонии»: если в 1922 году формальное предложение о создании СССР исходило от украинской делегации, то в 1991 году первый президент РФ предоставил право сообщить в Беловежской пуще о демонтаже СССР главе УССР Леониду Кравчуку.

А вот предпринятая в начале XXI века попытка создать что-то типа солженицынского Российского Союза натолкнулась на мягкое, но решительное противодействие ведущих стран Запада.

Номер:  134
Выпуск:  3595
Рубрика:  политика
Автор:  Из российской прессы

Источник : Газета «Республика Абхазия

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *